Страница не найдена

«Само устройство ТЦ очень опасно, а продаётся оно как место расслабления и отдыха», — Григорий Ревзин

Архитектурный критик, партнёр КБ Стрелка Григорий Ревзин предложил ограничить строительство торговых центров после трагедии в Кемерове. В пожаре в ТЦ «Зимняя вишня» погибли 64 человека, из них 41 — дети.

«Все поражаются тому, как можно было оставить такое количество детей без взрослых, почему учительница посадила класс в кино и пошла за покупками, почему родители оставили детей и так далее. Но это прямо предусмотрено форматом торгового центра. Там весь смысл в том, чтобы создать поток семейного посещения, потом разделить детей и родителей и отправить родителей пару часов ходить по торговой зоне, чтобы они не могли чего-нибудь не купить.

Мы потрясены количеством жертв, но мало знаем, сколько спасли. А ведь дело в том, что торговые центры кормятся с потока и прикладывают все силы для его интенсификации. Там в идеале народу как в метро в час пик или в аэропорту, но только люди при таком скоплении не организованы в технологические цепочки, им не надо никуда идти. Надо, чтобы они просто пребывали и ничего не делали. При этом с точки зрения торговли важно, чтобы выходы были не на виду, чтобы, пока ты не прошёл весь этаж, выйти было нельзя — там всё рассчитано на замедление движения и увеличение пребывания.

Сталкиваются три разных протокола: противопожарный требует максимальной скорости эвакуации и максимального количества выходов, протокол антитеррористической безопасности — затруднения входа и проверки каждого входящего, а протокол охраны от воров требует затруднения выхода, замедления на выходе и возможности проверки. Отсюда лишние с точки зрения безопасности людей и товаров входы-выходы просто не могут не закрывать. Их закрывают везде.

Для привлечения потока требуется постоянное обновление интерьера — нужно создать визуальное событие. Это бесконечный поток временных экспозиций, временных материалов, аттракционов, новой мебели, новых отделок. Они временные, поэтому дешёвые, поэтому пожароопасные. И их нужно всё время менять на новые для привлечения внимания. Плюс это тонны пожароопасной упаковки, мусора, в основном пластика. Это склады с порохом, в которых людей как сельдей в бочке. Для того, чтобы люди могли безопасно находиться в таких местах, они должны быть подготовлены, обучены, внутренне сконцентрированы — как на опасном производстве. Но тут-то всё дело в том, что вам продают релакс, развлечение, расслабленность, комфорт. Заставить людей расслабляться в режиме опасного производства невозможно.

Представьте себе те же торговые и развлекательные площади в первых этажах вдоль улиц. Пожар не создал бы никакой опасности для людей — они бы просто выбили окна витрины и вышли на улицу.
Так вот, в Германии строительство в формате торговых центров запрещено ближе, чем в 10–15 километрах от города. Не знаю норм по Италии, но там то же самое — все эти торговые моллы находятся вне городов, в чистом поле. Они, вероятно, и по нормам безопаснее, но дело не в этом. Это меры против чрезмерной концентрации людей. Бизнес зарабатывает с потока, но общество его специально ограничивает именно для безопасности.

Да, понятно, что эта «Зимняя вишня» не могла бы сгореть так страшно, если бы не самые разнообразные нарушения техник безопасности — кто-то всё-таки её проектировал с соблюдением каких-то правил. Службы эксплуатации, охрана, согласующие инстанции очевидно в массе мест лажанулись. Но само это устройство — торговый центр — невероятно опасно. И тут не так важно, нашлись ли герои, которые спасали. И не так важно, что все ответственные люди — от охранников до билетёров — сначала расслабились, потом решили не допускать паники, потом испугались и убежали. В охранники в ТЦ вообще редко идут самые решительные и умные люди, это другая специализация. Важно, что само устройство очень опасно, а продаётся оно как место расслабления и отдыха.

У нас, в отличие от Голландии, например, категорически запрещено делать детские сады в верхних этажах зданий — именно потому, что при пожаре детей спасти невозможно и сами они выбраться не могут. А знаете, сколько у нас крупных торговых центров того же формата, как в Кемерове — с детской секцией наверху, с кинотеатрами, катками, анимациями. Их шестьсот. Я понимаю, что закрыть их невозможно. Я вышел из Градсовета Москвы, но большего сделать было нельзя — все архитекторы понимали, что это зло, но за этим злом стояли очень большие финансовые интересы, а в Москве так прямо олигархические. А людям эти центры нравились — до трагедии в Кемерове.

Но давайте теперь запретим новое их строительство в городах — только в поле далеко от города. И давайте запретим располагать там детские центры. Это устройства для привлечения дополнительного потока покупателей из родителей, использование детей для коммерческой эффективности. И это душегубки", — написал Ревзин.

Поделиться в соцсетях

По теме