Как три студента МАРХИ своими руками превратили устаревшую аудиторию в удобное учебное пространство

В прошлом году Денис Калашов, Лена Василенко и Арсений Бычков, вдохновившись поездкой по университетам Европы, решили обустроить в родном институте новые аудитории, где сочетаются сразу несколько типов учебных пространств. Они своими силами перекрасили стены, подготовили большой стол для работы в группах и парты для индивидуальных целей и постарались сделать каждый угол в классе функциональным. Спустя год выпускники объявили о запуске «Конструктора Учебного Пространства» — коллективного проекта, идея которого заключается в формировании спроса на обновление архитектурных университетов по всей стране. Strelka Mag поговорил с основателями «Конструктора» о проделанной в МАрхИ работе, влиянии среды на деятельность человека и будущем учебных пространств.

Денис Калашов, Лена Василенко и Арсений Бычков

 

АУДИТОРИЯ МЕЧТЫ

Арсений: Все началось полтора года назад, когда мы оказались в берлинском Technische Universität. Во время поездки по Европе мы ходили по вузам, в том числе по архитектурным факультетам, и смотрели, как у них устроены общие аудитории. Это огромные пространства с доступными рабочими поверхностями, необходимым числом розеток, высокими потолками. И после всех этих гуляний мы сидели, рисовали планы и обсуждали: было бы неплохо и у нас что-нибудь такое сделать.

Лена: В том же TU Berlin есть кухня, где студенты могут себе что-то приготовить, рядом — второй свет (помещение без потолочных перекрытий между этажами, — прим. ред.), где проходят внутренние презентации. Можно не только сидеть в своих студиях, в которые можно попасть в любое время, но и выходить в открытые пространства, делать какие-то публичные события. Это совсем другая атмосфера, где ты чувствуешь себя полноценным студентом, который имеет рабочее место — реально второй дом. Мы обзавидовались и начали думать, можно ли сделать подобное в МАрхИ.

Аудитория №303 в МАрхИ — до и после обновления

Желание отстаивать приятное рабочее пространство — это основа самоуважения. Должно быть приятно находиться в помещениях, где ты получаешь знания, иначе ты отвлекаешься на все эти недостатки. Наверное, это негативное влияние среды недооценивается, и нам хочется сказать, что студенты достойны большего и вправе заявить о желании покрасить стены в белый или зеленый.

Пассивность начинается с ощущения дистанции между администрацией и студентами: у нас все думают, что их не услышат и проигнорируют. Эта же установка возникала у друзей, которым мы рассказывали о проекте. Первая мысль — нам будут вставлять палки в колеса. Поэтому ничего и не меняется. Мы хотели сказать, что диалог возможен.

В итоге самым острым вопросом с администрацией стал бюджет. За курс до этого мы сделали проект-выставку про деревянные кварталы нового типа, на которую скинулись с одногруппниками, и мы подумали, что получится сделать так снова. Но на четвертом курсе все понимали, что остался год учебы, поэтому тратить свои личные деньги на аудиторию нерационально. Никто с энтузиазмом к этой идее не отнесся, кроме нас. Я пришла в студсовет и попросила как-то помочь, компенсировать затраты за выставку, потому что институт начал хвастаться ей, водить туда гостей, а мы сами с этого ничего не получили. Нам сказали, что ситуация разрешима, так как это научная работа, и мы обрадовались, что сможем вложить полученные деньги в новую аудиторию.

Арсений: У нас был четкий план по осведомлению людей о нашем проекте, чтобы это не стало неожиданностью для всех. Заручившись поддержкой студсовета и проректора, получилось договориться с преподавателями.

 

НЕДОСТАТКИ СТАРЫХ АУДИТОРИЙ

Студентам удалось совместить в небольшом помещении как индивидуальное пространство, так и большой стол для общей работы

Арсений: Мы делали презентацию, в которой было три основных проблемных пункта:

  1. Пустые углы, которые никак не использовались. Парты в старой конфигурации стоят буквой «П».

  2. Пассивные пустые стены, которые тоже никак не использовались. Мы, конечно, проецировали на них презентации, но это не сказать чтобы очень хорошо работало.

  3. Однообразие рабочего пространства. Все парты одинаковые, нет какого-то зонирования.

Лена: Исходя из основных типов работы, мы определили три вида рабочих пространств — индивидуальное, зона для маленькой группы и макетирования, а также большой стол, за которым большая команда может обсуждать презентации — и постарались на 40 квадратных метрах разместить все три типологии, чтобы создать разнообразие.

Мы попробовали создать сценарий поведения пользователя аудитории: он заходит и видит большой стеллаж, в котором поместится его картонка, он теперь не ставит ее куда придется. У человека должен складываться порядок действий, порядок в помещении.

Арсений: С одной стороны, мы создаем некое интуитивное пространство, где человек сам понимает, что он может делать, как ему здесь работать. С другой — немножко подталкиваем людей работать в командах. В МАрхИ эта история только набирает обороты, а в зарубежных вузах почти все уже на первых курсах работают в командах. Мы не говорим, что это лучше или хуже, просто пытаемся предоставить и такую опцию.

A post shared by К У П (@kup.marchi) on

За счет стеллажей, в которые можно сложить кальки и другие рабочие материалы, в новое аудитории получилось выделить входную группу

Было еще одно капитальное изменение в нашей аудитории — это преподавательский стол, который есть во всех проектных аудиториях. Он дико нефункциональный: за ним сидит преподаватель, а студенты приносят ему показать свои работы. Получается, что стол должен со всех сторон быть свободным, а значит, занимать очень много места. Мы долго спорили и решили, что можно в качестве эксперимента от этого стола отказаться. И мне кажется, что эксперимент удался: преподаватели совершенно спокойно нашли свое место в новой системе, и это позволило не только правильно организовать пространство в течение дня, но и распределить режимы работы по времени. Новые парты днем работают для преподавателей, а вечером — для других студентов.

 

ИСТОКИ НЕУДОБСТВА

Денис: Раньше у каждого было индивидуальное место — стол с неудобным бортиком, который теперь упирается в грудь, когда ты сидишь за ноутбуком. А тогда, до появления компьютеров, это все было удобно: материалы, бумаги не скатывались со стола.

Арсений: Все зависит от технологии рабочего процесса. У нас в МАрхИ, как и во всех архитектурных институтах, раньше работали с подрамниками. Наверняка раньше воспринималось как данность, что студент приходит в аудиторию, учится, а потом уходит домой со своим подрамником, а не оставляет его в аудитории.

Лена: Если посмотреть на устройство архитектурных бюро до появления компьютеров, — это столы, огромный этаж, где у каждого рабочее место было завалено какими-то кальками. Сейчас все европейские бюро трансформируются в пространства, где ты можешь и за компьютером сидеть, и переговоры вести, и отдохнуть на диване. Тот же процесс происходит в учебных пространствах: внешний вид аудиторий в прошлом веке и сейчас — это абсолютно разные вещи. Тот же TU Delft, с его яркостью и разнообразием, стал таким только в 2008 году.

Просто в какой-то момент изменилась индустрия, и в институтах начали обращать внимание на то, что среда должна готовить людей к новому образу работы. Мне кажется, в России и в Восточной Европе очень недооценивается влияние среды на формирование сознания человека. Люди привыкают к унылым древним компьютерам и не понимают, чего еще им ждать от жизни.

 

КОНКУРС НА МОДЕРНИЗАЦИЮ АУДИТОРИЙ

Арсений: Сейчас нам пришли заявки из семи или восьми городов. Помимо ожидаемых — Москвы, Петербурга, Казани люди подают заявки из таких городов, откуда мы вообще не ждали их получить. Сам конкурс станет началом большой затеи с «Конструктором Учебного Пространства». Мы хотим распространить нашу идею: студенты могут и должны проявлять инициативу, переделывать аудитории. Потому что они архитекторы, от них же и зависит, как будет выглядеть окружающий мир.

У нас нет цели создать какую-то типовую аудиторию: далеко не факт, что это сработает, да и мы не утверждаем, что наше решение универсально и применимо везде. Мы хотим попытаться поднять, распространить и актуализировать эту тему, дать рекомендации и постараться сделать так, чтобы у студентов оставалось на этот предмет как можно меньше вопросов. Недавно в комментариях пользователи заподозрили нас в том, что мы делаем типовые пространства, аудитории, которые никому не нужны. Так вот, «Конструктор» — не значит, что все будет составлено из наших деталек. Это общая идея: мы действительно можем какие-то детальки разработать, но любой может их дополнить и создать свой тип аудитории.

Авторы проекта были готовы к тому, что администрация отвергнет радикальную идею с оранжевой стеной, но на удивление студентов этого не произошло.

Лена: За пять дней с ребятами, которых мы привезем из других городов, мы хотим узнать, что происходит в регионах, увидеть перспективы развития, их оценку возможностей в своих институтах. Вместе с ними мы будем работать над проектами трех аудиторий на других кафедрах МАрхИ: поставим определенные задачи и вместе с ними определим новые приоритеты в организации этих пространств. В ходе воркшопа разработаем презентацию с аналитикой и возможными решениями. Мы не будем навязывать свои идеи, у нас вообще нет никакой догмы. Важно увидеть перспективы и, возможно, даже пересмотреть свои собственные взгляды, сформировать какой-то новый набор инструментов.

Надеемся, что участники воркшопа из МАрхИ, которые останутся в Москве, станут частью нашего движения. Возможно, именно над их аудиториями мы будем работать в рамках воркшопа. Тогда они возьмут в свои руки кураторство реализации проектов, которая запланирована на конец августа и начало сентября. Должны быть люди, которые непосредственно относятся к этим аудиториями и заразятся вот этой вот смелостью и решительностью.

 

ВЛИЯНИЕ СРЕДЫ НА ЧЕЛОВЕКА

Лена: Очень много сил и эмоций уходит на то, чтобы раздвигать хлам и мечтать о другом рабочем пространстве. Идеологически все это начинается в школе, где унылые парты наталкивают на мысли о смене учебного заведения. Если все парты стоят рядком, то дети так и будут сидеть без взаимодействия друг с другом. В гибком пространстве возникают другие способы общения с преподавателем, другие способы обучения. Когда заходишь в TU Delft, тебе хочется начать обсуждать вместе со всеми презентации: атмосфера стимулирует тебя вести по-другому, мозг реагирует на позитивную среду, и ты понимаешь, что готов творить. Мне кажется, в нашей аудитории это тоже работает: все заходят и первым делом обращают внимание на оранжевую стену.

Денис: Мы уже заметили, что в нашей аудитории народ сидит практически до десяти вечера, когда институт закрывается. Раньше ребята работали не в институте, а ныкались по кафешкам: теперь появилось удобное пространство, и народ его сразу же оккупировал.

«Конструктор Учебного Пространства» — до 26 июля любой желающий может прислать проект изменений в аудитории своего вуза, которые позволят студентам-архитекторам комфортно учиться и работать. Победители получат приглашение на недельный воркшоп, а также грант на перелет и проживание в Москве.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме