Сайт журнала не обновляется. Редакция Strelka Mag остановила свою работу 28 февраля 2022 года.

Словарный запас: ИДЕНТИЧНОСТЬ

, Истории

Идентичность есть у каждого, только не все об этом знают. О том, как её использовать, что об этом думали Данте и Аристотель и как поступить, если у идентичности кризис, Strelka Magazine расспросил философа, политолога и психолога.

 

ЧТО НАПИСАНО В СЛОВАРЕ

«Идентичность (лат. identificare „отождествлять“, позднелат. identifico „отождествляю“) — психологическое соотнесение индивида с социальной группой или этносоциальной общностью, с которой он разделяет определённые нормы, ценности, групповые установки, а также то, как воспринимают человека окружающие, с какой из групп его соотносят». (Словарь социолингвистических терминов. Москва, 2006. Российская академия наук)

 

ЧТО ГОВОРЯТ ЭКСПЕРТЫ

Александр Павлов, доцент Школы философии НИУ ВШЭ, член редколлегии журнала «Логос»

Идентичность — сознательное или бессознательное соотнесение себя с большими и малыми группами по тем или иным основаниям. Возможно, главное в идентичности — это чувствительность к этим конкретным основаниям. Например, если человеку важно осознавать себя «мужчиной», то он, полагаясь на собственные представления о «мужчинах», старается соотносить себя с другими мужчинами. В данном случае речь идёт о процессе идентификации. Сократу иногда приписывают слова, будто он благодарил судьбу за то, что родился человеком, а не животным, мужчиной, а не женщиной, греком, а не варваром. Неважно, говорил это Сократ или нет, важен сам смысл высказывания, приписываемый одному из мудрейших людей. Это не что иное, как осознание своей идентичности, которая в данном случае строится по разным основаниям — человек, мужчина, гражданин страны.

Идентичность может быть исследована на разных примерах. Самые главные: пол и гендер, раса, нация, класс, религия и, возможно, профессия. Это если говорить об основных «общностях», с которыми так или иначе идентифицируют себя люди. Однако можно говорить и о менее масштабных «группах», скажем, о «готах» или о самых преданных фанатах «Звёздных войн», сделавших из франшизы целую религию. Следовательно, выражается идентичность в каждом конкретном случае по-разному. Например, какой-нибудь гражданин США признает себя белым гетеросексуальным хорошо обеспеченным мужчиной протестантского вероисповедания. Каждый из этих пунктов имеет для этого конкретного человека разный приоритет: возможно, ему важнее быть гетеросексуальным, нежели белым, и осознавать себя скорее американцем, а уже после протестантом. Но может быть и наоборот. В зависимости от этих приоритетов и формируется сложносоставная идентичность человека.

В идеале ощущать свою принадлежность к чему-либо — это и не благо, и не вред для личности. Оценка зависит от отношения общества к конкретной общности. Например, искренне убеждённый в своих взглядах национал-социалист в гитлеровской Германии, не мыслящий себя без партии, государства и вождя, — это благо или вред для развития личности? Или скромный православный, часто посещающий храм, — это благо или вред для развития его личности? Или ощущать себя «чернокожим гангста-рэпером» — это благо или вред для развития личности? А как влияет на развитие личности ваша самоидентификация с «пацанами на раёне»? С точки зрения социологии к этому надо относиться скорее безоценочно.

Идентичность может меняться с изменением достатка, семейного положения, места жительства, знания языков, кризиса мировоззрения. Кроме того, с получением различного опыта меняются приоритеты в общностях, с которыми индивид хочет быть ассоциированным: сегодня вы — житель города Петушки, который ценит малую родину и мыслит себя «петушинцем», завтра вы — приехавший в Москву искать своего счастья «гость столицы», а уже через пару лет вы «гордый москвич», презирающий «понаехавших».

Идентичность может и исчезнуть. Скажем, вас изгоняют из города-государства, где вы жили, и то, как вы это будете переживать и чем станете заниматься, зависит от вас. Другое дело, что одно из наиболее сильных чувств — это чувство родины, отечества. История (мысли, литературы и чего бы то ни было ещё) знает много примеров, когда человек тяготился, не имея возможности всецело связывать себя с родиной. Мечтой Данте была объединённая умиротворённая Италия, которая бы к тому же указывала истинный путь в истории и другим народам («Италия, раба, скорбей очаг, // В великой буре судно без кормила, // Не госпожа народов, а кабак!»). Вас могут изгнать из отечества, но вы от этого не перестанете чувствовать единство с родиной, но можете и перестать, если идентичность с отечеством вам не так уж и важна.

Представить себе человека, который себя ни с чем и ни с кем не ассоциирует, довольно сложно. Аристотель говорит, что человек по природе стремится к общению (а не только к знанию), и если кто-то живёт вне общества, то он либо зверь, либо Бог. Думаю, если переиначить, то можно сказать, что человек, который себя ни с чем не идентифицирует, либо нечеловек, либо Бог. Даже в советском мультфильме про Маугли обезьяны кричали, что он «такой же, как мы, только без хвоста». Сам же Маугли идентифицировал себя с волками.

Александра Сербина, кандидат политических наук, преподаватель РГГУ

Идентичность — это очень гибкий механизм, с помощью которого регулируются взаимоотношения индивидов в любом коллективе. Разумеется, можно выделить бесчисленное количество типов идентичности и попытаться определить, какая из них объективная или субъективная, но это довольно бесперспективное занятие, поскольку, как и любой механизм, идентичность можно легко подстроить под себя.

Например, надо найти виновных в неурожае, или объяснить любовь какой-то группы к определённой еде, или охарактеризовать большую группу согласно религиозным убеждениям. Поэтому использование идентичности в целях удовлетворения чьих-либо произвольных идеологических, политических или религиозных интересов столь распространено.

Важно учитывать, что идентичность сильно различается по источнику её происхождения. Самоназвание или самоидентификация может быть как индивидуальной, так и коллективной, но источником для наделения тем или иным именем может выступать как сама группа, так и иные социальные акторы.

И это принципиальный момент — принятия имени и отождествления с ним. Внешнее конструирование идентичности очень хорошо иллюстрирует русская поговорка «назови хоть горшком — только в печку не ставь». Объект может как принять навязываемую характеристику, так и бороться с ней. Здесь можно вспомнить борьбу за эмансипацию женщин, права геев или против сегрегации чёрного населения.

Сама идентичность — это своеобразная попытка каталогизировать угрозы и одновременно закрепить определённый статус себя и своей группы. При появлении угрозы происходит выстраивание иерархии идентичностей. Например, студенческие протесты против повышения платы на обучение, в рамках которых разные группы преодолевают гендерные, политические, социальные и прочие различия для достижения общей цели и преодоления опасности потери статуса.

Сабина Грин, психофизиолог

Термин «идентичность» описывает определённого рода самоосознанность. Принятие того, кем был ранее и кто ты сейчас. Принятие своего социального «я» в контексте общества.

Можно ли говорить, что человек начинает ощущать идентичность с какого-то определённого возраста? Что он может сказать: «Вчера я был не самоидентичен, а вот сегодня — вполне»? Конечно, это маловероятно. Однако есть явления, связанные с идентичностью, которые в какой-то момент становятся видны для окружающих. Например, кризис идентичности. По эпигенетической концепции (согласно которой от рождения до смерти личность проходит 8 стадий развития и 8 кризисов, порождённых конфликтом развития «Я». — Прим. ред.) Эрика Эриксона, это неприятное явление впервые ярко проявляется в юношестве — в озабоченности тем, как выглядишь в глазах окружающих, и тем, как хочешь, чтобы тебя видели.

Когда тебе 19 лет, ты себя считаешь уже взрослым, хочешь сам зарабатывать на карманные расходы, принимать решения и сидеть в офисе. Идёшь устраиваться на работу и понимаешь, что тебе не нравится работать: сидеть в офисе фигово, начальник ни во что тебя не ставит. А дома хорошо, друзья тебя уважают, и мама кормит. Появляется желание всё бросить и вернуться назад. Если человек его преодолевает — это победа и новый этап. Если нет, наступает так называемая диффузия идентичности, когда человек уходит от принятия решения, проявляет инфантильность и стремится оставить всё как есть.

Если отойти от господина Эриксона, то подобные периоды наступают в жизни много раз и природу они имеют очень разную. Невозможно заранее определить, от чего в нас случится очередной личностный сдвиг: из-за потери работы, неразделённой любви, попадания в неприятную ситуацию, наступления пенсионного возраста или переезда. Для человека понятие «идентичность», конечно, искусственное, но в науке оно помогает описать явления, которые на каждом шагу сопровождают нашу психику при очередном соприкосновении с действительностью.

 

ПРИМЕРЫ УПОТРЕБЛЕНИЯ

ТАК ГОВОРИТЬ ПРАВИЛЬНО

«Правильно „ощущать идентичность с...“, а не „к...“. Правильно так: „Ощущать свою идентичность с патриотами“, а не „ощущать свою идентичность к либералам“». (Александр Павлов)

ТАК ГОВОРИТЬ НЕПРАВИЛЬНО

«Не стоит путать идентичность с бытовыми стереотипами. Например, „все немцы пьют пиво и едят сосиски“ — это стереотип, а не характеристика для выделения идентичности. Как раз сами стереотипы — это поиск в Другом потенциальных угроз».

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме