Страница не найдена

«Только через полгода местные жители перестали звонить в полицию». Владелец хумусной «Абу Гош» — о ремонте в памятнике архитектуры

Больше десяти лет в Сивцевом Вражке стояло разрушенное здание с неоклассическими фасадом и колоннами. В прошлом это был садовый домик усадьбы Лопатиных, а в 1911 году Есенин читал здесь стихи своей возлюбленной. Сегодня там в полную силу работает кафе с израильской кухней «Абу Гош», где собираются все жители района. Владелец кафе — о том, как отреставрировать памятник архитектурного наследия, создать в нём домашнее место и переубедить соседей, что это не варварство.

«Сегодня в Москве любой малый бизнес может заключить с правительством договор, арендовать объект культурного наследия и отреставрировать всеми забытое разрушенное здание. Так сделали и мы: гуляли по любимому району, случайно заметили красивое место и решили узнать его историю. В прошлом это здание было садовым домиком усадьбы Лопатиных, а в 1911 году Есенин читал здесь стихи своей возлюбленной. В 90-е саму усадьбу снесли: на её месте хотели построить бизнес-центр, но местные жители смогли отстоять пространство двора, а садовый домик хотя и был повреждён, но остался на своём месте и стоял полуразрушенным почти десять лет.

Садовый павильон усадьбы Лопатиных в 1962–1963 годах. Источник: архив И. П. Кислякова / pastvu.com

Состояние павильона в 2017 году. Источник: commons.wikimedia.org

История здания сильно повлияла на моё решение сделать кафе именно здесь. У нас уже была готова концепция, но мы долго искали подходящее помещение. Не хотели открываться в популярном месте, где уже есть большой поток людей. У нас была другая задача — создать свой поток, сделать место, куда люди будут приходить ради вкусного хумуса. Мы с женой очень любим Израиль и часто туда ездим. Вернувшись однажды в Россию, мы осознали, что в Москве не найти вкусного хумуса, и решили сделать место, где будет приятно нам и хорошо другим.

Дизайном занимались наши друзья из Studio Shoo. Мы привели в порядок разрушенный фасад, восстановили исторические окна, поменяли все ступеньки и утеплили крышу. Пространство внутри небольшое — всего 22 квадратных метра, поэтому интерьер решили сделать минималистским и компактным. Обычно израильские кафе наполнены мелочами, но мы решили отдать предпочтение функциональности: предусмотрели склад наверху с небольшой лестницей, полки в зале для хранения посуды, а также посадочные места в окнах здания.

1 / 3

2 / 3

3 / 3

Когда мы только открыли дверь и включили вывеску, у нас ещё не было персонала, и в кафе работал я сам. Я хотел найти людей, которые прочувствуют нашу энергетику и поймут идею места. Полтора месяца я самостоятельно встречал гостей, принимал и раздавал заказы.

Поскольку здание внесли в число памятников архитектурного наследия, каждое наше движение приходилось согласовывать, а это занимало много времени. Кроме этого, местные жители не сразу поверили в наши благие намерения — они долго считали, что мы захватили здание. В этом районе живут много активистов, они даже называют себя «Дети Арбата». Я познакомился примерно с тысячью из них и вёл с ними долгие переговоры. Только через полгода строительных работ, когда мы стали облагораживать территорию вокруг, жители перестали звонить в полицию и управу района и стали спокойно наблюдать за процессом. Никто не верил, что всё действительно получится, но сегодня многие из них приходят к нам на обед или ужин».

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме