Вирджил Абло и архитектура: как Баухаус и Рем Колхас повлияли на дизайнера

28 ноября от тяжёлой формы рака скончался Вирджил Абло — дизайнер брендов Off-White и Louis Vuitton, неутомимый любитель коллабораций, человек бесчисленных талантов, диджей, близкий друг Канье Уэста и дипломированный архитектор. Мы решили посмотреть на то, как архитектурный бэкграунд повлиял на короткую, но яркую карьеру американской звезды модной индустрии.

Фото: Katrina Wittkamp / MCA Chicago

Когда я учился на архитектора, один из моих профессоров мне сказал, что у меня нет ни способностей, ни идей, ни навыков для того, чтобы работать в хоть сколько-нибудь серьёзном контексте. Так что для меня каждое «нет» — идеальная реакция, каждый отказ только подпитывает меня.

Когда пытаешься описать карьеру так рано покинувшего нас Вирджила Абло, немедленно разбегаются глаза: что выбрать, с чего начать, как постараться не забыть что-то важное? К сожалению, не всем нам дана способность этого дизайнера к мультитаскингу, умению удерживать в голове одновременно десятки идей на разных этапах разработки. В интервью Vogue в 2017 году с присущим ему воодушевлением Вирджил поделился: «Я работаю на ходу, прямо на улице с телефона. Мне кажется, Off-White (модный дом, созданный Абло в 2013 году. — Прим. Strelka Mag) — первый люксовый бренд, построенный просто с помощью социальных сетей». В том же году на одной из публичных лекций он сказал толпе студентов-архитекторов, что его основная программа для работы — нет, не SketchUp, а WhatsApp.

Несмотря на свою занятость, дизайнер умудрялся находить время не только для творческих наработок и ресёрча, но и для, казалось бы, необязательных вещей вроде небольшого камео в чужой презентации или общения с молодыми поклонниками стритвира в инстаграме. Такой подход к задачам мог сводить с ума помешанных на контроле заказчиков, но на востребованности Абло это не отражалось: закончив одну, он сразу же переходил к следующей коллаборации. «Меня постоянно спрашивают, чувствую ли я, что достиг чего-то, ощущаю ли удовлетворение. Мой ответ: никакого. Мне интересно одно — делать новые вещи, переходить к следующим идеям», — делился Абло.

Ковёр из коллаборации IKEA x Virgil Abloh

Теперь, ретроспективно, может показаться, что Вирджил специально старался успеть сделать как можно больше, но, конечно же, это не так: о своём диагнозе — сердечной ангиосаркоме — дизайнер узнал только в 2019 году, и пожелал оставить это втайне от большинства. К тому моменту за его плечами уже были обложки альбомов, мерч и туры Канье Уэста, собственный крайне успешный бренд Off-White, номинация на престижную премию LVMH Prize, коллаборации с гигантами Nike и IKEA и, конечно же, большой куш — дебют в качестве дизайнера мужской линии в одном из самых важных люксовых брендов в мире, Louis Vuitton.

Для человека с бэкграундом Абло — не учился на дизайнера одежды, пришёл в люкс из уличной моды, чернокожий во всё ещё очень «белой» индустрии — это был небывалый триумф. И это помимо опытов Вирджила в современном искусстве, индустриальном и графическом дизайне и, конечно же, диджеинге.

Мы решили посмотреть на то, как складывалось взаимодействие Абло с архитектурой — миром, о котором этот выпускник «строительного» знал не понаслышке.

 

Влияние Баухауса и Миса ван Дер Роэ

S. R. Crown Hall, спроектированный Мисом ван дер Роэ, — здание архитектурного колледжа Иллинойсского технологического института в Чикаго. Фото: WikiCommons

Абло получил степень магистра архитектуры в Иллинойсском технологическом институте — частном вузе, основанном в Чикаго в 1940 году. В 1949-м в его состав также вошёл Институт дизайна — так называемый новый Баухаус, основанный в США художником и теоретиком Ласло Мохой-Надем. Авангардные традиции в архитектуре и дизайне первой половины XX века явно произвели на молодого Абло впечатление: он не раз ссылался на принципы Баухауса, рассказывая о своём творческом методе.

В развитии альма-матер Вирджила также большую роль сыграл Людвиг Мис ван дер Роэ — он был деканом нескольких факультетов, а также в значительной степени сформировал архитектурный облик кампуса института: строительство зданий его авторства продолжалось на территории с середины 1940-х годов вплоть до конца 1970-х. Чтобы обнаружить влияние знаменитого немца на Абло, не нужно далеко идти: модельер сам регулярно упоминал Миса ван дер Роэ, рассказывая о своих источниках вдохновения.

Дом Фарнсуорт и первая коллекция Off-White. Фото: WikiCommons

Фото: Off-White

«Парящим» домом Фарнсуорт Вирджил вдохновлялся при создании дебютной коллекции для Off-White. На этой же вилле снят ролик об одной из последних коллабораций дизайнера — редизайне знаменитой музыкальной системы Braun. Мотивы интерьеров и мебель (конкретно кресла) из знаменитого Barcelona Pavilion — павильона Веймарской республики на Всемирной выставке в Барселоне, созданного вместе с Лилли Райх в 1929-м, — использовались в сценографии осенне-зимнего показа Louis Vuitton 2021 года.

На этом же показе фигурировали необычные пуховики, сделанные из сшитых вместе мягких архитектурных «макетов» с достопримечательностями Парижа (от Лувра до Центра Помпиду) и со знаменитыми небоскрёбами, включая башню Центра Джона Хэнкока в родном Чикаго, спроектированную бюро Skidmore, Owings & Merrill. Это был неслучайный выбор: Абло однажды обмолвился, что, если бы выбрал традиционный для архитектора путь, пошёл бы работать именно туда.

Были у дизайнера и более противоречивые решения: в 2018 году вышел лукбук осенне-зимней коллекции Off-White, снятый в знаменитом «Стеклянном доме» Филипа Джонсона. Если эстетически здание безусловно подходит бренду, с этической точки зрения этот выбор может вызвать вопросы, особенно учитывая огромные усилия Абло-активиста в поле инклюзии и борьбы с расизмом в индустрии. Дело в том, что Филип Джонсон, помимо заслуг в архитектуре, также известен сотрудничеством с нацистами во время Второй мировой войны. Этой теме посвящено исследование журналиста Марка Вортмана 1941: Fighting the Shadow War, вышедшее в 2016 году. В свете этого Гарвардская высшая школа дизайна даже переименовала первое здание Джонсона, его дипломный проект Philipp Johnson Thesis House («Дипломный дом Филипа Джонсона»), теперь он называется просто по адресу — 9 Ash Street.

 

Роль Рема Колхаса и OMA

1 / 7

AMO и выставка Абло в Музее современного искусства Чикаго. Фото: © Nathan Keay, Courtesy of MCA Chicago

2 / 7

3 / 7

4 / 7

5 / 7

6 / 7

7 / 7

Во время учёбы в Иллинойсском технологическом институте Абло также впервые узнал о Реме Колхасе, благо строительство Студенческого центра на кампусе по проекту OMA было в самом разгаре. Тогда молодой дизайнер не подозревал, что в будущем ему ещё посчастливится поработать с голландским архитектором, но его привлёк опыт OMA и его исследовательского крыла AMO в мире моды: с 2004 года бюро занимается сет-дизайном показов для модного дома Prada, а в 2015-м завершило строительство комплекса зданий центра Fondazione Prada.

Абло и Колхас. Фото: © Piotr Niepsuj для Buro 24/7

Этот успешный пример союза архитектуры и фешена подсказал Абло потенциальные варианты для развития его карьеры. Позднее, когда Вирджил уже успел добиться немалого успеха в модной индустрии, ему удалось не только пообщаться с Ремом лично (например, в интервью для журнала System Magazine), но и поработать с бюро своего кумира. В 2019 году бюро OMA создало выставочный дизайн ретроспективы творчества Абло в Музее современного искусства в Чикаго, а также спроектировало интерьеры и мебель для двух бутиков Off-White — в Майами (фасад из поликарбоната, сильно напоминающий отделкой здание Музея «Гараж» в Москве, также за авторством ОМА) и в Париже (три этажа в историческом здании, интерпретирующие пространства галереи, рынка и «типичного парижского дворика»).

 

Влияние Бена Келли и дружба с ним

OFF-SET – инсталляция, созданная Беном Келли для Абло (он за диджейской стойкой) в рамках Art Basel. Фото: Ben Kelly Design

Отношения с британским интерьерным дизайнером Беном Келли, чьим полосатым мотивом Абло вдохновлялся, создавая айдентику для Off-White, поначалу не задались. Келли к тому моменту был уже культовой фигурой, оставившей след и в панк-культуре 1970-х (коллаборациями с Вивьен Вествуд и Малкольмом Маклареном), и в рейв-культуре второй половины 1980-х — начала 1990-х. В первую очередь благодаря дизайну легендарного клуба Hacienda, основанного в Манчестере участниками группы New Order и рекорд-лейблом Factory Records.

Келли не сразу свыкся с легитимностью «заимствований» Off-White как метода (поначалу не помогала даже любовь обоих дизайнеров к творчеству Марселя Дюшана), но Абло удалось его переубедить: он сравнил свой подход c вполне понятным Келли принципом семплирования в музыке.

«Руина» в Store X. 2017. Фото: OFF Concept Mag

В результате они создали несколько совместных коллабораций, включая инсталляцию «Руина» в 2017 году в галерейном пространстве Store X. Расположенная в знаменитом бруталистском доме № 180 на Стрэнде в Лондоне, инсталляция деконструировала близкую обоим дизайнерам среду (Абло был также диджеем) — атмосферу и интерьеры ночного клуба.

 

Лекция в Harvard School of design в 2017 году

Фото: Harvard Graduate School of Design

В 2017 году архитектурный критик Оана Станеску — вместе с Верджилом они работали над иммерсивным кинопавильоном в Каннах — пригласила дизайнера прочитать лекцию в Harvard Graduate School of Design. Бесплатная лекция прошла с аншлагом, и сегодня её запись насчитывает более миллиона двухсот тысяч просмотров на ютьюбе.

Абло был верен себе: презентацию в фирменном стиле Off-White он довёрстывал в последний момент в самолёте, включил в неё никому ранее не показанные материалы из коллабораций с Nike и IKEA, записи из заметок на телефоне, а также принёс кучу сэмплов кроссовок, которые раскладывал прямо на кафедре. Несмотря на то что уже тогда его презентация рассказывала небывалую историю успеха, выступление Абло было расслабленным, душевным и даже слегка хаотичным.

На первом слайде с названием презентации было написано: Insert complicated title here (‘Подставьте сюда сложное название’) — конечно же, в знаменитых кавычках. И это не кокетство: Абло всегда открыто говорил о своём статусе «вечного студента». «Ребята, первое, что я хочу сказать, — мы с вами очень похожи, я тоже до сих пор чувствую себя студентом, который учится. Я делюсь этим, потому что в моё время мне говорили, что вся моя карьера будет сложным восхождением в гору, я бы предпочёл, чтобы они сказали, что вообще-то можно срезать пути самыми разными способами. И моя презентация будет именно об этом, об обходных путях», — поделился он с аудиторией в Гарварде. Через год после дебютной коллекции для Louis Vuitton дизайнер в похожей манере оставил в своём инстаграме лаконичную надпись: «Вы тоже можете этого добиться». Главным «подарком» лекции стала сформулированная в семи пунктах философия Абло как дизайнера — честная, чёткая, прямолинейная:

Вирджил Абло во время показа Off-White в рамках Paris Fashion Week, весна-лето — 2019. Фото: depositphotos

  1. Реди-мейд — новая идея, основанная на узнаваемых составляющих. Человеческое взаимодействие через иронию.

  2. «Фигуры речи» или «цитаты».

  3. Подход «3%» — доля новации, нужная для того, чтобы превратить нормативный объект в особенный.

  4. Компромисс между двумя крайне похожими или крайне непохожими идеями.

  5. Признаки незавершённости, «рабочего процесса», — опять же, человеческое взаимодействие.

  6. Социальная значимость — существование объекта (дизайна) оправданно.

  7. Обращение одновременно и к туристу (профану), и к пуристу (эксперту).

1 декабря, согласно пожеланиям Абло, была представлена последняя коллекция (мужская сезона весна-лето — 2022 для Louis Vuitton) — в Майами, как и планировалось. Шоу под лаконичным названием Virgil Was Here можно посмотреть здесь.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме