Страница не найдена

В честь кабака и Гарибальди: 9 историй о том, как московским улицам придумывали названия

, Среда

Юрий Константинович Ефремов — советский и российский ученый-географ. На протяжении нескольких десятилетий он принимал участие в работе комиссии Моссовета по наименованиям улиц. В 1997 году — за два года до своей смерти — он написал автобиографическую книгу «Московских улиц имена», в которой подробно рассказал о своей работе. С разрешения внучки Юрия Константиновича Strelka Mag публикует несколько цитат из этой книги.

Источник: genplanmos.ru

 

Из Телевизионной в Шверника

«Бывали попытки опережения событий и заблаговременно наречения улиц с учетом запланированного строительства. Когда поначалу собирались построить главную телебашню в Черемушках, там поспешили назвать и улицу именем Телевидения. Когда же размещение телецентра переиграли, предпочли проект инженера Никитина и башню решили ставить в Останкине, телевизионное имя улицы стало звучать неуместно, и ее с 1971 года переназвали в честь недавно умершего Н.М. Шверника, который возглавлял и ВЦСПС, и Президиум Верховного Совета... Теперь разочаровались и в Швернике. Вернуть “Телевидения”? Нелепо. Значит, не обойтись без имени-”новодела”».

Улица Шверника до сих пор сохранила своё название — примечание Strelka Mag.

 

Фидель Кастро и «зюзя»

«Забавно-поучительная история произошла с именем Зюзинской улицы. Она хранила имя крупного подмосковного села Зюзино, центра обширной волости. Вполне естественно, что за бывшей главной улицей села, оказавшегося в составе Москвы, было сохранено имя Зюзинская. Однако неожиданно это натолкнулось на недовольство новоселов, поселившихся тут в домах-новостройках, — по их мнению, слово «зюзя» звучало для улицы отнюдь не комплиментом, обозначая пьяниц и еще какие-то отбросы общества. Нашлись такие настойчивые и активные “организаторы масс”, что не поленились собрать у жителей тысячи подписей под требованием переименовать Зюзинскую. Трогательно, что этот протест сопровождался и “конструктивным” предложением присвоить улице имя... Фиделя Кастро, что отражало тогдашнюю эйфорию, возбуждавшуюся вокруг имени деятеля. Однако застрельщики такого акта проявили незнание законов, уже воспрещавших к тому времени прижизненные наименования. Опираясь на эту юридическую норму, Моссовет предложение об имени Кастро отверг, но к просьбе расстаться с Зюзинской отнесся положительно — на ее месте появилась даже по-старомосковски звучащая Каховка, а Зюзинские проезды превращены в улицы Перекопскую и Херсонскую...

Но время шло. Вопреки инициативе подписанцев, добившихся переименования Зюзинской, активность проявили деятели Общества охраны памятников истории и культуры. Они стали доказывать, что память о селе Зюзине должна быть дорога́ для москвичей, что село это прославлено архитектурным шедевром — церковью Бориса и Глеба, приписываемой зодчему Бухвостову, — и, представьте себе, добились успеха. Имя “Зюзинская” в 1982 году по их ходатайству было восстановлено, но не на прежнем месте, а по соседству, неподалеку от названной церкви (она стоит на Перекопской), и никто не протестует против неблагозвучного имени!»

 

Путешествия улицы Забелина по центру Москвы

Вид на улицу Забелина от улицы Солянка. 1969 год. Фото: Михаил Дашевский / hitrovka / pastvu.com

«Бывало, что и до революции считали допустимым вторгаться с персональными переименованиями в древнейшие и заповеднейшие части города. В 1910 году имя скончавшегося двумя годами раньше крупнейшего знатока истории и археологии Москвы почетного академика И.Е. Забелина, одного из основателей и первого руководителя Исторического музея, было присвоено Кремлевскому проезду, отделявшему этот музей от Кремля. В 1931 году такое имя в соседстве с Кремлем кому-то показалось неуместным (подумаешь, создавал музей и изучал какое-то московское старье!), и проезду вернули прежнее имя — Кремлевский. К 60-м годам образумились и восстановили имя Забелина, но уже не здесь, а отдали ему один из Ивановских переулков у Ивановского же монастыря. Тут рядом расположилась Государственная историческая библиотека, хранящая в своих драгоценных фондах личное собрание книг Забелина».

 

Коммунистический «Спартак»

«Спартаковскую улицу назвали так в 1918-м, а площадь и переулок — в 1919 году. Можно услышать разные предположения по поводу этих наименований. Болельщики связывают их со спортивным обществом “Спартак”, историки — с античным историческим Спартаком — вождем восстания рабов в Италии, книгочеи и ценители балета — с романом Джованьоли и балетом Хачатуряна. Но в революционной Москве было не до футбола и не до балета.

Имя “Спартак” — носила тогда немецкая революционная организация, возникшая в 1916 году и ставшая позже ядром компартии Германии. И такие названия угодили в Москву в знак интернациональной солидарности не с рабами Рима, а с коммунистами Германии»!

 

Квартира «на Гарибальдях» и выборы в Италии

За окном магазина – улица Гарибальди. Источник: TravelerCar / pastvu.com

Мы в комиссии отнюдь не питали пристрастия к присвоению улицам иноязычных имен. Как правило, они возникали по указаниям сверху, нередко просто телефонным. <...>

Однажды (это было в 1961 году) по такому же звонку была «подобрана» безыменная улица для присвоения ей имени... Гарибальди! Столетие итальянской революции 1859–1860 годов было уже позади. Никакие даты в жизни самого Гарибальди к юбилеям не располагали. Казалось бы, мало ли еще подобных деятелей — Кромвелей, Жоресов... Почему именно Гарибальди? Несколько лет спустя наши деятели, ездившие в Италию, приоткрыли мне странную тайну этого наречения. Оказалось, расчет был чисто пропагандистский — в Италии проводились какие-то выборы, и нужно было помочь итальянской компартии получить побольше голосов. Вот и решили, что известие о присвоении имени Гарибальди одной из улиц Москвы усилит симпатии итальянских избирателей к коммунистам. Принесло ли это ожидавшиеся результаты, не расследовал. В достоинствах Гарибальди не сомневаюсь, и имя благозвучное. Но насколько оно чуждо русской речи! Слышал сам, как радовалась одна лифтерша, что получила квартиру “на Гарибальдях”».

 

Улица в честь кабака

«Волховский переулок у Бауманской улицы был наречен в 1942 году по просьбе воинов Волховского фронта, следовательно, лишь попутно фиксирует имя самой реки [Волхов]. Назван “по реке” или “по фронту” — все-таки разница, хоть и сама река прославлена в русской истории еще и многим другим.

Смешнее с Ладожской улицей в том же районе. Уж она-то ли не в честь озера, да к тому же по соседству с Волховским?! Но что делать, если у истока имени была жившая тут еще в XVIII веке хозяйка Новоладожская, державшая в своем доме кабак “Ладуга”? Не менять же из-за нее название! Ну и пусть люди думают, что это в честь одного из Великих озер нашего Северо-Запада, а кто подотошнее — узнает правду из справочников...»

 

Почему в Ясеневе нет Ясеневской

«С одним из “флористических” имен вышел конфуз. Рядом с Загорьевским дендрарием в Бирюлеве в 1964 году была полноправно названа Ясеневой улица, примыкавшая к посадкам ясеня. При новой застройке Загорья она была упразднена, но ее имя, к сожалению, облюбовали соседи из Красногвардейского района и предложили назвать Ясеневой же одну из улиц в Орехове-Борисове, где никакими ясенями и не пахло. Не помню, почему наша комиссия согласилась с этим предложением, явно позабыв, что на юге Москвы существует старинное село Ясенево, уже становившееся тогда объектом новой застройки. Ясно, что это имя следовало приберечь для одной из главных улиц в обновленном Ясеневе — именно тут должна бы появиться Ясеневая или Ясеневская. Когда же это обнаружилось, было уже поздно. В Ясеневе пришлось возвышать в ранге Новоясеневский проспект. Заблудившееся в Орехове-Борисове имя путает москвичей, даже таксистов. Уже сколько раз, получив заказ на Ясеневую, они привозили недоумевающих пассажиров за несколько километров от Орехова-Борисова в Ясенево!»

 

Как возвращали Остоженку

Метростроевская улица. 1956-1957 годы. Источник: Pirogov / pastvu.com

«Поучителен пример с первой попыткой восстановить старинное имя Остоженки на месте Метростроевской улицы. В 1960 году вместе с другими пригородами в состав Москвы вошел и городок метростроевцев, располагавшийся между Ярославским шоссе и платформой Лось в бывшем подмосковном Лосиноостровском, позже Бабушкине. В этом городке уже существовали две Метростроевские улицы, одноименные с бывшей Остоженкой. Был предлог воспользоваться редкой возможностью вернуть Остоженку, поскольку у Метростроевской нашлись тезки. Да и речь шла не просто о старомосковском имени, а об историко-революционном — Остоженка была местом боев в октябре 1917-го за Главный штаб и Провиантские склады. Сам факт “уступки” ее под имя Метростроевской в 1935 году был проявлением исторического невежества. Но и при такой убедительности доводов секретариат горисполкома не решился ходатайствовать перед горкомом о возврате Остоженки (“нас не поймут”, “товарищ [первый секретарь Московского горкома КПСС Николай] Егорычев не согласится”). Что же, тогдашние аппаратчики были по-своему правы. Даже когда в 1986 году (через 26 лет после первой попытки!) Остоженку удалось восстановить, пришли десятки негодующих писем, говоривших, что этот “возврат никчемного старушечьего имени — плевок в лицо метростроевцам”. Значит, плохо мы пропагандировали значение имени Остоженка».

 

Живой переулок

«Неожиданный сюжет вплелся в историю с переименованием в 1922 году Троицкого переулка у Остоженки, получившего свое имя по церкви Живоначальной Троицы, “что в Стрелецкой слободе в Ивановом приказе Зубова”. Стремясь увековечить героев октябрьских боев в районе Остоженки, комиссия решила переименовать переулок в Померанцев, не зная, что сочтенный погибшим прапорщик Померанцев, отряд которого охранял Моссовет, захватывал Брянский вокзал и Провиантские склады на углу Остоженки и Крымской площади, в действительности был лишь тяжело ранен и выжил. В дальнейшем он вырос в крупного ученого – я помню Александра Александровича Померанцева как старшего коллегу по университету, профессора физики, человека достаточно скромного и очень смущавшегося тем, что его заживо увековечили (друзья подшучивали над ним, называя его “живым переулком”). Профессор Померанцев скончался в 1979 году, и теперь его имя вошло в число законно-мемориальных; кстати, в районе Остоженки оно оказалось единственным — остальные герои тех же боев — Петр Добрынин, Люсик Лисинова, юный Павел Андреев — увековечены в именах улиц совсем в других — замоскворецких частях Москвы».

Цитаты приведены по тексту, опубликованному на мемориальном сайте Юрия Ефремова. В бумажном виде книга была выпущена издательством «Вече» в 2006 году.

Поделиться в соцсетях

По теме