Страница не найдена

Неформальные города как новая форма демократии

, Люди

Студия Urban-Think Tank занимается мультидисциплинарными исследованиями городов и разрабатывает проекты для их развития: альтернативное жильё и театр для кейптаунских трущоб, школа для детей с аутизмом и вертикальный тренажёрный зал в Каракасе. U-TT был открыт в Каракасе в 1998 году. С тех пор его создатели успели стать преподавателями Колумбийского университета, основать научную лабораторию Sustainable Living Urban Model и получить золотого льва на Венецианской архитектурной биеннале. Альфредо Бриллембург — один из сооснователей Urban-Think Tank — выступит на «Стрелке» во время конференции «Архитекторы будущего». Специально для Strelka Mag он рассказал, что такое неформальный город, как строить дешевое жилье и почему мы живём в новом Средневековье.

Фото: Люба Козорезова / Институт «Стрелка»

 

про u-tt

Urban-Think Tank — это архитекторы, инженеры, экологи, антропологи, медиадизайнеры, исследователи, которым не плевать на город. Мы работаем в глобальном контексте — берём мировые инновационные практики и адаптируем их для стран третьего мира. Я и Гуперт Клампнер основали U-TT в Венесуэле в 1998-м, когда к власти пришёл Уго Чавес; студия должна была стать силой, борющейся с неравенством. Первый проект был реализован в Каракасе, затем мы работали в Сан-Паулу, Нью-Йорке, Боготе, Барселоне, Кейптауне, Сараево. Сейчас мы базируемся в Цюрихе, исследуем Афины и Белград.

1 / 4

Makukhanye Shack Theater / source: u-tt.com

2 / 4

Makukhanye Shack Theater / source: u-tt.com

3 / 4

Makukhanye Shack Theater / source: u-tt.com

4 / 4

Makukhanye Shack Theater / source: u-tt.com

 

НИКАКИХ ЗАКАЗОВ

Мы не выбираем города — они выбирают нас. Люди пишут письма, рассказывают о своих нуждах. Мы приходим и созываем городское собрание прямо на площади. Горожане рисуют то, чего им не хватает: деревья, спортивные центры, детские площадки. Мы берём рисунки, на их основе создаём диаграммы, показываем результаты общественного опроса. Затем привлекаем проектного руководителя — обычно это уроженец той страны, где мы работаем; вместе с ним создаём эскизы будущей постройки и ищем деньги на реализацию — идём к мэру или в частный сектор. Всё начинается с инициативы, ничего не было сделано по заказу. Пожалуй, единственное условное исключение — FAVA School for Children with Autism. Мой друг как-то упомянул, что его сыну-аутисту негде учиться: в их районе просто не было школы для таких детей. И мы построили её. Мы всегда строим только то, что считаем важным.

1 / 5

FAVA School for Children with Autism, Каракас, Венесуэла / фото: u-tt.com

2 / 5

FAVA School for Children with Autism, Каракас, Венесуэла / фото: u-tt.com

3 / 5

FAVA School for Children with Autism, Каракас, Венесуэла / фото: u-tt.com

4 / 5

FAVA School for Children with Autism, Каракас, Венесуэла / фото: u-tt.com

5 / 5

FAVA School for Children with Autism, Каракас, Венесуэла / фото: u-tt.com

 

БОГАЧАМ ЗДЕСЬ НЕ МЕСТО

Все наши проекты рассчитаны на местные сообщества, мы не хотим привлекать в неблагополучные районы обеспеченных жителей. U-TT работает в основном с фавелами, а там джентрификация минимизирована. В 1970-х Всемирный банк провёл исследование: они приехали в фавелу Дона Марта в Рио-де-Жанейро, где «Форсаж-5» снимали, и измерили разные социальные показатели. В 2000-х та же группа экспертов вернулась в район — и увидела там те же семьи. Конечно, Дона Марта расположена на холме — кому понравится каждый день карабкаться? А местные привыкли. Для них мы и строим. Их жизнь делаем лучше.

В 2004 году на месте небольшого баскетбольного поля в Чакао (район Каракаса, Венесуэла) мы построили четырёхэтажный спортивный комплекс Vertical Gym. Там проходят не только тренировки, это настоящий комьюнити-центр по типу советских домов культуры. В Vertical Gym теперь кипит жизнь: проходят городские собрания, турниры по шахматам, свадьбы, уроки танцев. Если бывшая баскетбольная площадка служила третьим местом для пары десятков человек, то сейчас через комплекс проходит пятнадцать тысяч ежемесячно. Уровень преступности в районе снизился на 30 процентов, уровень распространения диабета среди детей — на 20 процентов, около 40 процентов детей снова стали ходить в школы.

1 / 4

Vertical Gym Chacao / фото: u-tt.com

2 / 4

Vertical Gym Chacao / фото: u-tt.com

3 / 4

Vertical Gym Chacao / фото: u-tt.com

4 / 4

Vertical Gym Chacao / фото: u-tt.com

 

АРХИТЕКТУРА И БЕДНОСТЬ

В ближайшие тридцать лет на земле родится ещё два миллиарда человек, и они будут бедными. Многие сомневаются, что архитектура может решить эту проблему. Я с ними не согласен. Конечно, проекты Urban-Think Tank не изменят ситуацию кардинально, но они могут стать примером, вдохновить архитекторов будущего поколения так же, как меня вдохновили постройки Мельникова и Гинзбурга. Красота архитектуры заключается в производстве идей, концепций. Всю жизнь рисовать фасады однотипных небоскрёбов или ванные комнаты дорогих особняков — скучно. Это рабская архитектура, ценность которой мала. Спроектировать транспортную сеть, которая свяжет семьдесят тысяч малообеспеченных жителей холмов с развитым городом, — вот это по-настоящему круто. Вот о чём мы должны думать. Все люди, богатые и бедные, должны обладать равным правом на город — и это должно стать приоритетом архитекторов. Если мы не будем разрабатывать новые методики градостроительства, которые отвечают реальным запросам горожан, случится революция. Об этом ещё Ле Корбюзье в прошлом веке писал.

1 / 4

Сан-Агустин, Каракас, Венесуэла / фото: u-tt.com

2 / 4

Канатная дорога Metro Cable в Каракасе, Венесуэла / фото: u-tt.com

3 / 4

Канатная дорога Metro Cable в Каракасе, Венесуэла / фото: u-tt.com

4 / 4

Канатная дорога Metro Cable в Каракасе, Венесуэла / фото: u-tt.com

 

ОТ НЕФОРМАЛЬНЫХ К ФОРМАЛЬНЫМ ГОРОДАМ

Города не могут всегда быть рациональными и благоустроенными. Это замкнутый круг системности и хаоса наподобие закона сжатия газов: в вакууме вы можете сжимать газ и вырабатывать энергию, но в конце концов он всё равно станет хаотичным. То же самое происходит с городом. Почитайте книгу Сандерса Arrival City и вы поймёте, что это не плохо. Люди приезжают за новой работой, ищут жильё. Самые бедные жилья не находят — и начинают строить его самостоятельно. Так формируется неформальный город. Спустя время бывшие бедняки покупают квартиры, открывают свои кафе — становятся формальной частью города. Чтобы эти циклы проходили менее болезненно, нам нужно выработать новое понимание благоустройства. Нужно формализовать неформальное, а формальному, напротив, придать неформальный характер.

Это уже происходит в городах, переживших массовую экспансию, — Лагосе, Йоханнесбурге. Шаг навстречу неформальности сделали и в Швейцарии: в стране есть закон, согласно которому каждый может строить что угодно, без согласования с высшими инстанциями. Много неформального жилья можно найти в Стамбуле: дома там разделены на маленькие блоки, и люди просто докупают себе комнаты, когда появляются средства и необходимость. Так называемые растущие дома — один из самых популярных инструментов деформализации городов. Такой есть и в Каракасе — проект называется Torre David. U-TT проводил исследование этого сквота и предложил программу, которая поможет улучшить жизнь его обитателей.

Неформальные города — новая форма демократии, шаг в будущее. Помните, как Джон Леннон пел про мир без религии, без границ, где все свободны и все живут вместе? В 60-е люди верили в свободное общество, но не могли его достичь. Мы можем. Это займёт ещё сто лет, но это тот мир, для которого я строю. XXI век — новое Средневековье, новая эпоха неформального жилья. Это и будет будущее.

Запись лекции Альфредо Бриллембурга доступна на YouTube.

Поделиться в соцсетях

По теме