Урбанистические строчки в поэзии Бориса Рыжего

8 сентября 1974 года родился Борис Рыжий — екатеринбургский поэт, певец промзон и окраин. За последние 20 лет он получил почти культовый статус. На его стихи записывали песни группы «Утро» и «Молчат дома». В 2001 году в 26 лет Рыжий умер. На протяжении всей жизни он оставался городским поэтом: главными героями его стихотворений были жители Свердловска, а местом действия — улицы рабочих районов. Strelka Mag выбрал лучшие урбанистические строчки Бориса Рыжего.

 

Детство в заводских кварталах

Борис с мамой и сёстрами. Фото: из архива Елены Золотаревой, сестры Бориса

Борис Рыжий родился в 1974 году в Челябинске. Мама, Маргарита Михайловна, была врачом-эпидемиологом, отец, Борис Петрович — геофизиком. До 1980 года семья жила в Челябинске на улице Свободы, дом 149. Затем Рыжие переехали в Екатеринбург — тогдашний Свердловск. Трёхкомнатную квартиру в центре Челябинска разменяли на четырёхкомнатную в окраинном заводском районе.

Маленький, сонный, по чёрному льду

в школу вот-вот упаду, но иду.

Мрачно идёт вдоль квартала народ.

Мрачно гудит за кварталом завод.

Песня лихая звучит надо мной.

На́чался, граждане, день трудовой.

«…личико, личико, личико, ли…

будет, мой ангел, чернее земли.

Рученьки, рученьки, рученьки, ру…

будут дрожать на холодном ветру.

Маленький, маленький, маленький, ма… —

в ватный рукав выдыхает зима:

Аленький галстук на тоненькой ше…

греет ли, мальчик, тепло ли душе?»

Всё, что я понял, я понял тогда —

нет никого, ничего, никогда.

Где бы я ни был — на чёрном ветру

в чёрном снегу — упаду и умру.

Будет завод надо мною гудеть.

Будет звезда надо мною гореть.

Ржавая, в чёрных прожилках, звезда.

И — никого. Ничего. Никогда.

1995, декабрь

 

Школьные драки на Вторчермете

Рыжий — по центру. Крайний слева — Сергей Мальцев, предоставивший фото

Школа № 106 на Вторчермете соответствовала району. Ученики дрались на каждом перекуре и проигрывали в карты десятки рублей. В этой школе Борис начал писать стихи.

Тридцать лет спустя, в 2020 году, екатеринбургский бизнесмен отремонтировал здание, частично украсив интерьеры золотом и мрамором. Фасад школы должны были перестроить в стиле петербургского Зимнего дворца. Получалось убедительно. В итоге от проекта отказались.

Я помню всё, хоть многое забыл, —

разболтанную школьную ватагу.

Мы к Первомаю замутили брагу,

я из канистры первым пригубил. Я помню час, когда ногами нас

за хамство избивали демонстранты,

и музыку, и розовые банты.

О, раньше было лучше, чем сейчас. По-доброму, с улыбкой, как во сне:

и чудом не потухла папироска,

мы все лежим на площади Свердловска,

где памятник поставят только мне.

1999

 

Улица Титова

У дома Бориса Рыжего в дни памяти поэта: О. Сосновская, А. Леонтьев, А. Пурин, В. Сосновский, Р. Родыгин, Екатеринбург. Фото: А. Крамаренко

«Я десять лет живу в доме, где 90 процентов жильцов — бывшие заключённые. Я очень люблю этих людей. У нас в доме жили два брата, один из них зарезал человека, а другой вывез труп на грузовике. Об этом в доме знали все, знала вся местная шантрапа — милиция об этом узнала только через два года. Что-то в этом мире есть. Он очень повлиял на моё формирование», — говорил Рыжий в одном из интервью. В школьное время семья Рыжего жила на улице Титова, дом 44. Упоминания о ней можно встретить в нескольких стихотворениях.

Свернул трамвай на улицу Титова,

Разбрызгивая по небу сирень.

И облака — и я с тобою снова —

Летят над головою, добрый день!

День добрый, это наша остановка,

Знакомый по бессоннице пейзаж,

Кондуктор, на руке татуировка

Не «твой навеки», а «бессменно ваш».

С окурком «Примы» я на первом плане,

Хотя меня давно в помине нет.

Мне восемнадцать лет, в моём кармане

Отвёртка, зажигалка и кастет.

То за руку здороваясь, то просто

Кивая подвернувшейся шпане,

С короткой стрижкой, небольшого роста,

Как верно вспоминают обо мне,

Перехожу по лужам переулок…

Полностью прочитать стихотворение можно здесь.

 

Свердловские бандиты

Фото из личного архива семьи Бориса

«В Свердловске прошло моё детство, здесь мои друзья, по этим улицам по ночам прогуливаются тени родных мертвецов, погибших в самых сказочных обстоятельствах. В Свердловске до сих пор по 20-му маршруту ходит автобус, где на спинке последнего сиденья выцарапаны мои инициалы „Б. Р.“», — писал поэт в «Роттердамском дневнике». Жители Екатеринбурга 1990-х — главные герои стихотворений Рыжего. Во многих его текстах рассказывается о бандитах, «ментах», «урках» и других персонажах мира неблагополучных городских окраин.

Трамвай гремел. Закат пылал.

Вдруг заметался

Серёга, дальше побежал,

а мент остался.

Ребята пояснили мне:

Серёге будет

весьма вольготно на тюрьме,

не те, кто судят

страшны, а те, ко осуждён.

Почти что к лику

святых причислен будет он.

Мента — на пику!

Я ничего не понимал,

но брал на веру,

с земли окурки поднимал

и шёл по скверу.

И всё. Поэзии — привет.

Таким зигзагом,

кроме меня, писали Фет

да с Пастернаком.

1998

 

Бокс в восьмидесятых

Борис дома. Фото из личного архива семьи

В 13 лет Рыжий вместе со школьным другом Сергеем Лузиным серьёзно увлёкся боксом. Поэт ездил на городские юношеские соревнования, но затем бросил. «Он делал успехи, и нужно было ехать на сборы на три месяца — погружаться в большой спорт. Он сказал: „Я не поеду никуда, мне и дома хорошо“», — рассказывала его сестра.

13 лет. Стою на ринге.

Загар бронёю на узбеке.

Я проиграю в поединке,

но выиграю в дискотеке.

Пойду в общагу ПТУ,

гусар, повеса из повес.

Меня обуют на мосту

три ухаря из ППС.

И я услышу поутру,

очнувшись головой на свае:

трамваи едут по нутру,

под мостом дребезжат трамваи.

Трамваи дребезжат бесплатные.

Летят снежинки аккуратные…

1998

Полностью прочитать стихотворение можно здесь.

 

Поэтические вечера в районном ДК

«Для приращения рудных дел», фильм Свердловской киностудии 1992 г. В книге Алексея Кузина «Следы Бориса Рыжего. Заметки из дневника» есть такая запись: «26 февраля 1992. Сегодня в музее истории горного института прошёл поэтический вечер „Антология студенческой поэзии“, длился он 2,5 часа. Велись съёмки для фильма о 75-летии горного института. Стихи Бориса Рыжего заметили, хотя он и не очень чётко читал»

В 10-м классе Борис познакомился с Ириной Князевой. В то же время семья Рыжих переехала в другой район Свердловска, на Московскую Горку.

Сразу после школы Борис с Ириной поженились, а в 1993 году у них родился сын Артём. И Борис, и Ирина учились в Горном университете, туда же поступили в аспирантуру. После Рыжий устроился в Институт геофизики младшим научным сотрудником, но не любил свою работу. С 1991 по 1994 год семья жила вместе с родителями Бориса на улице Шейнкмана, дом 108. В то время Рыжий часто бывал на поэтических вечерах, нередко пьяным. Мероприятия в районном ДК описаны в стихотворении «Ночная прогулка»:

Дождь ли всех распугал, но заполнен на четверть

зал в районном ДК. Фанатичные глотки

попритихли. Всё больше о Боге и смерти

он читал. Отчитавшись:

«Налейте мне водки».

Снисходителен, важен:

«Гандлевский за прозу

извинялся. Да-да. Подходил. Не жалею

Б. А. Слуцкого».

Лето в провинции. Розы

пахнут после дождя. По огромной аллее

мы идём до гостиницы…

1997

Полностью прочитать стихотворение можно здесь.

 

Литературные круги Петербурга

Борис Рыжий в Петербурге. Фото из архива семьи

Рыжий не встроился ни в один екатеринбургский писательский круг, но любил петербургских литераторов. Поэт Михаил Окунь вспоминал один из визитов Рыжего: «Сначала утром на пороге возник Борин друг, поэт Олег Дозморов. Они вместе приехали с литературной тусовки из Нижнего, но Боря после поезда слегка затерялся. Позже позвонил, встретились днём у Финляндского, под „всадником на броневике“. У Бори за брючным ремнём по-рабфаковски заткнута книжка его стихов — только что вышедшая, последний экземпляр (остальные авторские за полдня успел спустить). Обнялись, книжку подарил. Пошли по городу, задевая девушек. Олег всё по Эрмитажам, а Боря упорно изучает наши окраинные достопримечательности — пивбары и прочие „точки“, парк с прудом». Во многих стихотворениях Рыжего действие происходит на улицах Петербурга.

Под чёрным небом Петербурга —

зелёным небом голубым —

глотали пиво три придурка,

глотали папиросный дым.

Так у Балтийского вокзала

мы пили пиво, поезда

гремели: мало, мало, мало.

Мы расставались навсегда.

1997

Полностью прочитать стихотворение можно здесь.

 

Посёлки Урала

Фотографии из личного архива семьи

В 1990-е Рыжий был участником полевых геологических отрядов, работал на драге — плавучем горно-обогатительном комплексе. Так появилось несколько стихотворений, посвящённых посёлкам Урала.

Тайга — по центру, Кама — с краю,

с другого края, пьяный в дым,

с разбитой харей, у сарая

стою с Григорием Данским.

Под цифрой 98

слова: деревня Сартасы.

Мы много пили в эту осень

агдама, света и росы.

Убита пятая бутылка.

Роится над башками гнусь.

Заброшенная лесопилка.

Почти что новый «Беларусь».

А-ну, давай-ка, ай-люли,

в кабину лезь и не юли,

рули вдоль склона неуклонно,

до неба синего рули.

1998

Полностью прочитать стихотворение можно здесь.

 

Конец

Фото из личного архива семьи

В 1994 году Борис с Ириной и Артёмом переехали на улицу Куйбышева, дом 10, но Рыжий всё равно каждый день заходил к родителям: у отца были проблемы с сердцем, и Борис старался видеться с ним как можно чаще. 8 мая 2001 года поэт повесился в квартире родителей. Он оставил предсмертную записку: «Я всех любил. Без дураков».

В Свердловске живущий,

но русскоязычный поэт,

четвёртый день пьющий,

сидит и глядит на рассвет.

Промышленной зоны

красивый и первый певец

сидит на газоне,

традиции новой отец.

Он курит неспешно,

он не говорит ничего

(прижались к коленям его

печально и нежно

козлёнок с барашком),

и слёз его очи полны.

Венок из ромашек,

спортивные, в общем, штаны,

кроссовки и майка —

короче, одет без затей,

чтоб было не жалко

отдать эти вещи в музей.

Следит за погрузкой

песка на раздолбанный ЗИЛ —

приёмный, но любящий сын

поэзии русской.

2000

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме