Страница не найдена

Побороться за право на город. 5 примеров типичных городских конфликтов

, Среда

Можно ли построить мечеть рядом с местом трагедии 11 сентября? Будет ли эффективен план реновации, если его предложат сами жители? И стоит ли сохранить советское кафе как «объект эмоциональной памяти», если у него нет исторической ценности? Издательство «Инфотропик» и Высшая школа урбанистики выпустили книгу «Разрешение городских конфликтов». В ней собраны примеры типичных городских споров и описаны правовые и философские концепции, вокруг которых такие конфликты возникают. Автор книги Иван Медведев специализируется на судах по гражданским делам и спорах с властью и преподаёт в ВШЭ одноимённый авторский курс.

Фото: SOMA Architects

 

Park 51 и право на город

Концепция «права на город» хоть и не имеет юридического обоснования, в последние десятилетия стала очень популярной. В рамках городских конфликтов термин звучит скорее как лозунг или требование: «Город всегда был нашим, мы имеем на него право, мы хотим распоряжаться». Урбанисты ассоциируют эту концепцию с правом на участие горожан в принятии решений, связанных с городским пространством, а также «правом вмешиваться и требовать».

«Право на город — глубокая концепция, освежающая привычные дискуссии. Предположим, что в ближайшем будущем традиционный набор прав переосмыслят, добавив к ним право на город».

Автор приводит пример культурного центра с мечетью, который хотели построить в Нью-Йорке возле Ground Zero — места, где стояли башни-близнецы. В 2009 году компания Soho Properties выкупила повреждённый обломками самолёта дом на улице Парк-Плейс и решила построить на его месте исламский культурный центр Park 51. Активисты и родственники погибших сочли эту инициативу оскорбительной, так как террористы идентифицировали себя с мусульманами. Вопрос вызвал большой резонанс в медиа и вырос до национального уровня.

Хотя дому на Парк-Плейс, построенному в стиле итальянского Ренессанса, было уже почти полтора века, Комиссия по культурному наследию Нью-Йорка одобрила снос, не признав его объектом охраны. Один из противников строительства — бывший пожарный, участвовавший 11 сентября в разборе разрушений, — подал иск в Верховный суд Нью-Йорка, чтобы аннулировать решение Комиссии. Суд заявил, что решение Комиссии не затрагивает права пожарного, а постройка не подлежит судебной защите.

К 2011-му под общественным давлением основатель Soho Properties Шариф Эль-Гамаль отказался от изначального плана и решил возвести на том же месте жилой небоскрёб без мечети, но с трёхэтажным исламским музеем.

Хотя не нашлось такого закона, который мог бы остановить строительство культурного центра с мечетью, жители Нью-Йорка создали прецедент, благодаря которому можно говорить о реализации их права на город.

 

«Дорога-убийца» 3538 и ответственность участников конфликтов

Парадокс городского конфликта: хотя в нём участвуют три стороны, платит только одна. Власть и застройщик никогда не компенсируют жителям потраченные на судебные тяжбы или урон от управленческих ошибок время и деньги.

«В городских конфликтах ответственность проще всего отнести на счёт жителей. В этом плане урбанистам нужно предложить механизмы городской ответственности для всех, кто своими действиями вредит территории. Должно сформироваться понимание того, что, если спорный объект вызвал конфликт, который завершился отменой строительства, это — не конец истории».

Жители Раменок на протяжении нескольких лет проводили митинги и собирали подписи против строительства новой дороги. Несмотря на это, 3 февраля 2016 года на место будущей магистрали приехала техника «в сопровождении частных охранников и примерно 20 молодых людей спортивного телосложения». Местные активисты вышли, чтобы остановить прокладку магистрали, но получили отпор: «Строители и охранники оскорбляли жителей, толкали их в лужи, рвали верхнюю одежду, применяли физическую силу, наносили побои (пострадали более 40 человек)».

Полиция приехала на место противостояния и расценила его как «несанкционированное публичное собрание с целью препятствования въезда строительной техники». Полицейские задержали несколько человек и обеспечили работу строителей. Суд наказал жителей штрафом в размере 10 000 рублей.

В главе «Ответственность участников городских конфликтов» Иван Медведев говорит о недопустимости «замораживающего эффекта», когда наказание отбивает желание граждан вступать в конфликты с властью в будущем. «Жестокая санкция <...> так напугает потенциальных заявителей, что они заморозят желание реализовать предоставленное им по закону право».

 

Реновация Купер-сквер и адвокативное планирование

Обложка книги 'An alternate plan for Cooper Square'

В Америке 60-х годов стали появляться планировщики и архитекторы, которые представляли местных жителей в спорах о новых городских объектах. Эти эксперты не только отстаивали позицию граждан, но и предлагали альтернативные варианты застройки. Одним из первых адвокатов стал планировщик Уолтер Тэбит. Во время реновации Нью-Йорка в 1959 году он предложил альтернативный план модернизации района Купер-сквер.

Дело в том, что предложенные городским комитетом по реновации проекты новых домов оказались бы не по карману многим местным жителям. Вместе с предпринимателями и благотворительными организациями ньюйоркцы оплатили Тэбиту создание альтернативного плана.

«Горожане исходили из того, что их нельзя приносить в жертву: даже обитатели трущоб имеют права. Позиция — „кто не может платить за комфорт, пускай убирается“ — недопустима».

Альтернативный план включил социальное жильё и ремонт существующих зданий. Мэрия не приняла его, но и изначальный план не реализовала: не было денег на полную перестройку. Реновация растянулась почти на 50 лет, в итоге власти Нью-Йорка провели редевелопмент с сохранением жилья с недорогой арендой. Так государственный план стал социально ориентированным.

Хотя в чистом виде адвокативное планирование не прижилось нигде, его суть — «спайка хорошего плана и его отстаивание» — легла в основу последующих направлений в планировании, например в идею компактного планирования lean planning, когда планирование идёт мелкими итерациями в тесной взаимосвязи с местными сообществами.

 

Кафе «Блинчики» и защита культурного наследия

Фото: Wikipadia.org

О культурном наследии всегда спорят: что действительно ценно, а что можно снести в угоду росту и утилитарным взглядам? Власть отвечает на этот вопрос сама, часто игнорируя мнение жителей. Однако сейчас, помимо классических построек и общепризнанного культурного наследия, выделяют «объекты эмоциональной памяти» — связанные с чувствами и воспоминаниями обычных людей. Вокруг такого нового вида культурного наследия разгорелся конфликт во Владимире.

В августе 2014 года местные власти решили снести кафе «Блинчики» — классический советский общепит, построенный в центре города в 70-е. Многие жители Владимира считали его «символом советской архитектуры и эпохи и живой историей повседневности», но в планах у властей было возвести здесь церковь с монументом князю Владимиру.

Снос кафе начали без публичных слушаний. 1500 подписей жителей и возражения ряда скульпторов и архитекторов не смогли остановить его уничтожение.

«Защита наследия (чем бы оно ни было) строится на предварительном объяснении широким массам и администрации того, что, как и зачем следует беречь».

Иван Медведев считает, что городам нужна идеология «городского развития, где наследие занимает достойное и незыблемое место».

 

Реконструкция Ленинского и реальное участие жителей в обсуждении

В России участие горожан в вопросах застройки, по выражению автора книги, «балансирует между мнимым и формальным уровнями». Единственная форма вовлечения — публичные слушания, которые часто проходят с нарушениями (использование массовки, неопубликование места и времени слушаний и так далее). А с точки зрения закона слушания — это вообще лишь способ информирования населения о готовящемся градостроительном решении, который не имеет ничего общего с осуществлением власти населением.

В 2013 году Правительство Москвы провело публичные слушания, чтобы обсудить проект реконструкции Ленинского проспекта. План включал сооружение эстакад, туннелей, многоуровневых развязок и полное изменение исторического облика трассы. С момента представления плана магистрали в 2012 году москвичи выступали против реконструкции, опасаясь за экологию, сложившуюся среду и эффективность такого решения транспортной проблемы.

По итогам публичных слушаний проект был одобрен. Но это не удивительно, ведь «места в зале занимали сотрудники управ и ЖКХ, активисты кремлёвских молодёжных организаций; были сформированы карусели студентов, разъезжающих из района в район и ставящих подписи за проект реконструкции». Жители подали иск с требованием признать результаты слушаний недействительными, но суд не удовлетворил запрос. Позже мэр Москвы отложил реконструкцию.

«Любая форма гражданского участия должна укреплять доверие между властью и населением и быть нацелена на раскрытие сведений о том, как живут резиденты и как предлагаемый проект на них скажется. Мы считаем правильным, когда на слушаниях можно заблокировать дальнейшее прохождение проекта».

Урбанистам ещё предстоит создать схему, при которой будут учтены мнения всех заинтересованных лиц без «слушаний-спектаклей».

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме