Страница не найдена

Удалось ли Москве найти общий язык с иностранными архитекторами — что думают Колхас, Григорян, Ренфро и Чобан?

17 июля в рамках Московского урбанистического форума в парке «Зарядье» прошла дискуссия между знаменитыми российскими и зарубежными архитекторами. Участники обсудили, насколько успешной стала работа иностранных архитекторов в Москве и как изменился город с помощью международных практик. Strelka Mag публикует самые яркие цитаты дискуссии.

 

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО НАСЛЕДИЯ И НОВАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ

Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы:

«Изменения, произошедшие в Москве за последние десять лет, сильно изменили восприятие города не только зарубежными гостями, но и его жителями, москвичами. Перед архитекторами стояла задача преодолеть постсоветский застой в архитектуре, внедрить новые технологии и разрушить ментальный барьер в представлении людей относительно их города. Взаимодействуя с архитекторами из других стран, сегодня мы переосмысляем советское наследие по-новому и создаём особую идентичность города.

На протяжении всей истории Москвы в ней работали иностранные архитекторы, и это всегда подвергалось критике. Ценность такого сотрудничества мы признаём только тогда, когда появляется видимый эффект. Сейчас мы увидели, что, например, „Зарядье“ стало самым популярным местом среди болельщиков. Это доказывает успешность нашей совместной работы с международными экспертами».

 

МОСКВА — ГОРОД-КОЛЛАЖ

Рем Колхас, голландский архитектор, теоретик архитектуры, основатель бюро OMA:

«Что поразило меня, когда я в первый раз оказался в Москве, — это сосуществование целого ряда вещей, которые совершенно не связаны друг с другом. Крошечные конструктивистские здания, огромные сталинские высотки, неоклассические бульвары и готические церкви — для меня было удивительным, как все эти абсолютно разные объекты существуют вместе и создают новое целое. В этом и заключается, с одной стороны, грубая, но, с другой — невероятно энергичная и богатая особенность Москвы.

Я совершенно не ожидал, что «Стрелка» окажет такое огромное влияние на город, а также то, что Москва превратится в своего рода лупу для архитектурного мышления.

Когда мы только начинали работать со „Стрелкой“, у них был запрос на то, чтобы улучшить российское образование. Но в процессе я столкнулся с хорошо образованными и очень талантливыми российскими студентами. Поэтому нельзя сказать, что мы создали что-то новое, — мы стали просто катализатором, помогли обрести уверенность в себе, совершенно не ожидая, что эта уверенность перерастёт в такие достижения. Именно поэтому я очень приятно удивлён и впечатлён.

В Москве сегодня произошла модернизация, публичные пространства в ней теперь признаны ключевым компонентом города. В результате этого она теперь интернациональна и способна принимать большие события и много туристов. Сейчас очень важно, чтобы Москва не потеряла своей уникальности, нельзя допустить, чтобы одна модель общественного пространства стала единой и универсальной для всего города.

Москва — город-коллаж, он сочетает в себе очень разные мировоззрения и архитектурные стили.

Нужно сохранить это богатство, оно способно принести большую пользу городу, особенно в контексте конкуренции с другими городами — необязательно в статистике, но точно во взаимодействии со своим прошлым».

 

КУЛЬТ ЦЕНТРА И ВАЖНОСТЬ РАЗВИТИЯ ПЕРИФЕРИИ

Юрий Григорян, основатель бюро «Меганом»:

«Мы пытаемся продвигать повестку периферии в Москве, потому что видим, что все усилия прикладываются только для развития центральных районов. Это способствует возникновению культа центра и никаким образом не помогает 90 % территории города. Всё благоустройство, проводимое сегодня в Москве, тоже поддерживает и развивает культ центра. Именно поэтому очень важны такие проекты, как „Москва-река“ и „Дворулица“: с помощью них мы стремимся повернуть город в сторону периферии.

Сегодня Москва — уникальный монумент, только на 75 % проходимый в дневное время суток.

Это специфический советский город, который мог бы быть доступен жителям на все сто процентов. Но сейчас половина его территории отдаётся под проект реновации. Если мы продолжим менять одни пятиэтажки на другие и не станем приносить в город новое, то законсервируем всё самое плохое в границах Московской кольцевой дороги и оставим без изменений неразвитую периферию. Проект „Дворулица“ — это попытка найти способы трансформации периферии и при этом сохранить её идентичность.

Это дело нас, локальных архитекторов, — создать понятную стратегию развития мегаполиса и сформировать набор ценностей, которыми мы все сможем руководствоваться. Чем чаще я уезжаю из Москвы, тем больше вижу в ней задач, которые архитектурное сообщество должно и способно решить».

 

ПРОСТРАНСТВА РАВЕНСТВА И СПРАВЕДЛИВОСТИ

Чарльз Ренфро, партнёр бюро Diller Scofidio + Renfro, разработавшего дизайн для парка «Зарядье»:

«Первое, что я бы хотел сказать: бриф „Стрелки“ был лучшим конкурсным брифом, который я когда-либо читал. На самом деле изначально мы не очень хотели участвовать в конкурсе, учитывая политический климат в России. Но в то же время нам хотелось бросить вызов сложившемуся статус-кво, проверить, сможет ли американский консорциум выиграть конкурс. И мы были действительно поражены тем, что всё же выиграли.

Работая над проектом, мы старались вчитаться в место, в котором он был задуман. Мы не москвичи и не знаем Москву так же глубоко, как местные жители.

Своим проектом мы стремились создать архитектуру, которая бы отражала силу и уникальность этого города. Она противостоит двум источникам власти (церкви и государству) и превращает горожан в полноправных участников архитектурного процесса. Хотелось бы думать, что мы создали своего рода горизонтальный памятник, отражающий яркие пейзажи куполов и сводов центральной Москвы».

Неважно, откуда ты родом, — у всех нас есть глобальная цель: мы должны стремиться объединить мир, который становится всё более разделённым. Нам нужно создавать пространства равенства и справедливости, которые включали бы каждого, были бы открытыми и демократичными.

 

СОХРАНЯТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ МАСШТАБ И СОЗДАТЬ ТОЧКИ ПРИТЯЖЕНИЯ

Сергей Чобан, российский и немецкий архитектор, член Союза немецких архитекторов:

«Уже 30 лет я работаю в Германии, а в 2003 году основал свой офис в Москве. Получается, что я работаю на два города, что очень важно, поскольку я могу наблюдать за тем, что происходит в международном пространстве.

Московский подход к реновации похож на берлинский, но здесь намного большее значение имеют международные конкурсы. Серьёзный архитектурный конкурс, который получил широкое обсуждение, был объявлен на пять участков города. В Берлине только Потсдамская площадь была решена путём международного конкурса.

Говоря о реновации: если мы просто будем заменять одни дома другими, то никакого результата не достигнем. Важно улучшить качество застройки, а также сохранить человеческий масштаб зданий — это очень важные задачи. Ещё одна задача — создать новые точки притяжения в городе. Сегодня все наши театры и музеи находятся в центре, периферия же остаётся совсем без них. Нужно развивать центры притяжения на окраинах, выводить места силы на периферию. Все эти задачи можно решить, объединив международные силы».

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Бесплатная образовательная программа развития архитекторов, проектировщиков, градостроителей и госслужащих
при поддержке:
Минстрой России

По теме