Страница не найдена

Удалось ли активистам остановить «погром» в Боровске?

17 октября стало известно, что в Боровске начали сносить исторический центр города. На его защиту моментально встали градозащитники из Калужской области и Москвы, активисты и медиа, в том числе канал RTVI. На следующий день снос прекратили. Ещё спустя день прокуратура не выявила никаких нарушений в сносе домов, которые местные называют «гнилушками». Корреспондент Strelka Mag съездил в Боровск, чтобы разобраться, может ли город претендовать на историческое поселение и как в противном случае застроят его центр.

Законсервированный активистами дом на улице Калинина / Фотографии: Саша Софеев

17 октября активист «Архнадзора» Андрей Новичков сделал пост в Facebook о том, что в Боровске уже снесли два дома XIX–XX веков. Оказалось, что решение о сносе 17 домов, 8 из которых обладают статусом выявленного объекта культурного наследия, в местной администрации приняли ещё в декабре 2017 года. Действовать начали только в октябре 2018-го. 18 октября на место разрушения очередного здания приехали активисты московского «Архнадзора» и местные градозащитники. Вместе с сотрудниками полиции им удалось остановить технику и начать переговоры с главой местной администрации — Михаилом Климовым.

Мэр собрал открытую встречу и спустя два часа решил приостановить снос оставшихся зданий. Глава Боровска в тот же день объявил общегородской субботник на ближайшие выходные. В интернете акцию назвали «Операция „Консервация“». О том, почему объекты собирались сносить, Климов рассказал телеканалу RTVI: «Здания не имеют никакого охранного статуса, то есть они — не объекты культурного наследия. В соответствии с этим мы и действуем».

Работа «боровского Бэнкси» Владимира Овчинникова

В Боровске уже пытались сносить здания под предлогом их «ветхости». В 2013 году прокуратура пресекла разрушение дома на улице Володарского, 1/18, который является элементом боровского «Ансамбля площади Ленина» — выявленного объекта культурного наследия. Летом 2018 года в Боровске местный предприниматель всё-таки снёс один из домов «Ансамбля», но по факту правонарушения было возбуждено дело.

 

КАК ЖИВёТ БОРОВСК

В Боровске, городе XIV века в Калужской области, живут около 11 тысяч человек. Уже шесть лет население сокращается — за это время из Боровска уехали больше тысячи людей. Местные говорят, что 75 % горожан — люди пенсионного и предпенсионного возраста. Город известен фресками Владимира Овчинникова, которого называют «боровским Бэнкси», дореволюционными храмами и старинными домами вроде усадьбы Шокиных.

Последнюю называют визитной карточной города, но для её реставрации нужно 200 миллионов рублей. По словам директора Ассоциации малых туристских городов Юрия Щеголькова, Боровск ничем не хуже процветающего Углича. Telegram-канал «Архитектурные излишества» и вовсе писал о том, что осенью Боровск превосходит Суздаль по количеству забронированных номеров. Впрочем, в радиусе 5 километров сервис Booking.com нашёл менее десяти гостиниц.

Добраться до Боровска из Москвы можно за пару часов на электричке до станции в Балабаново, затем полчаса на автобусе. Когда водитель объявляет «Боровск», автобус останавливается на центральной площади города. Помимо памятника, обелиска и торчащих церковных куполов, центр окружают малоэтажные здания: кафе, магазины, салоны связи и аптеки. Некоторые из них имеют идентичные вывески «под старину». На странице Facebook мэр писал, что это результат диалога администрации с предпринимателями.

1 / 11

2 / 11

3 / 11

4 / 11

5 / 11

6 / 11

7 / 11

8 / 11

9 / 11

10 / 11

11 / 11

 

«Обычные дома» ИЛИ ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ

Координацией и сбором волонтёров для работы в Боровске занимался Павел Гнилорыбов — историк и автор Telegram-канала «Архитектурные излишества». Его пост распространили Станислав Яковлев, Тина Канделаки, Екатерина Винокурова и Егор Холмогоров. Накануне субботника администраторы канала создали чат, который пополнялся желающими вплоть до утра 20 октября — назначенного для субботника дня. Это первый организаторский опыт волонтёрских встреч для «Излишеств»: «Из 26 тысяч подписчиков приехали около 40 человек — мне это греет душу. Мы тряслись всю ночь, потому что не знали, приедет ли хоть кто-то», — рассказал Гнилорыбов.

Встречу с волонтёрами организаторы назначили у дома на Володарского, 11. Это всего несколько минут ходьбы от центра города. Одна группа работала прямо там, а другая на улице Калужской — там находятся ещё два дома для консервации.

Деревянный дом на Володарского окружает кирпичная пятиэтажка и магазин строительных материалов. Если пройти чуть дальше, можно увидеть частные дома в хорошем состоянии: с сохранившимися резными наличниками и свежеокрашенным фасадом. Вместе с волонтёрами приехали несколько федеральных телеканалов и журналистов из Москвы и Калужской области. На противоположной стороне дороги скучала пара полицейских, у которых время от времени прохожие спрашивали, что происходит. Другая группа местных наблюдала со стороны и в основном критиковала затею.

«Дом не имеет никакой исторической и архитектурной ценности. Даже не надо быть архитектором, чтобы посмотреть и понять — это обычный типовой дом, каких в России тысячи. Он же уже не подлежит восстановлению: туда не провести водопровод и канализацию», — комментирует один из зрителей.

Улица Володарского, 11

Поговорить соглашается другой человек в толпе — Юрий Чувильцов. Мужчина трудится экспертом отдела организационно-контрольной и кадровой работы боровской администрации. Он и его друзья считают кампанию по сохранению домов политическим пиаром. По словам Юрия, против сноса ветхого жилья «ни один житель не подал голоса», однако, когда сносят здания со статусом, «местные восстают».

Другую точку зрения озвучил Андрей Новичков из «Архнадзора»: «Не все жители понимают, что необходимо сохранение подобного рода зданий. Люди хотят переехать и жить в новых, современных домах. Но мы затронули эту тему, потому что в следующем году Боровск претендует на статус исторического поселения. Сейчас Минкульт говорит, что у города есть все шансы».

Павел Гнилорыбов назвал сумму в размере 600–700 тысяч рублей — именно столько нужно, чтобы отреставрировать хотя бы один дом. Кроме того, по словам Павла, в администрации не понимают разницу между копией и оригиналом, поэтому и предлагают сносить здания и ставить дешёвый новодел:

«Как можно не понимать разницы между оригиналом иконы Троицы и такой же иконой из церковного ларька за 20 рублей?»

 

КАК ПРОХОДИЛА ОПЕРАЦИЯ

Дом на Калужской улице

Вместе с волонтёрами работал и мэр Боровска. Неподалёку дежурили работники администрации с жёлтыми бейджами на куртках. Представители власти раздавали волонтёрам перчатки и инструменты. «Это временное перемирие, потому что в следующем году они намерены опять приступить к сносу», — сомневается Андрей Новичков. Об этом говорит и Павел Гнилорыбов: «Сейчас у нас нет бумажных гарантий, что дома не снесут завтра».

Перед тем, как принималось решение о сносе, не проводилось никаких исследований, говорят градозащитники.

 

ЧТО МОЖЕТ ПОЯВИТЬСЯ НА МЕСТЕ «ГНИЛУШЕК»

В разговоре с RTVI мэр Боровска Михаил Климов утверждал, что на месте снесённых домов возведут новодел: «Чтобы облик города не изменился, на их месте возведут точные копии». Активисты «Архнадзора» не согласны с мнением мэра: «Исторический город должен состоять из подлинников. Это то, за счёт чего он сможет зарабатывать», — говорят градозащитники.

1 / 3

Разрушенный дом XIX–XX веков

2 / 3

3 / 3

На месте сноса домов до сих пор стоит экскаватор. Один из домов разрушен наполовину, а на территории, где раньше стояли здания, остались лишь щепки и строительный мусор.

По одной из версий, власти хотят построить на этой территории парковку, по другой — жилой дом.

Напротив разрушенного здания живёт Максим — уроженец Боровска, который сейчас учится в Москве. «Мою подругу переселили из одного такого дома на Некрасовскую, в многоэтажный дом». Максим вспоминает, что в одном разрушенном доме напротив жила молодая пара, а в другом — не жил никто: «Там недавно умерли старики, у которых не было родственников, и дом тоже никому не нужен».

О том, что людей переселяли на окраину, говорит и жительница одного из соседских домов. «Если мне предложат переселиться — я пойду в суд, но дом не отдам. У нас он купеческий, дореволюционный», — возмущается Елена и ведёт показывать знаменитые соседские ворота. Женщина говорит, что они якобы остались со времён жизни зажиточных купцов в Боровске, а дыры на дверях — следы от немецких снарядов.

Между Володарской и Калужской улицами уже построили новые дома. Елена говорит, что на их месте когда-то стояли два здания — частный дом и деревянная двухэтажка, в которой было шесть квартир: «Это здание признали аварийным, расселили и снесли, а частный дом сгорел неизвестно почему. (Смеется. — Прим. ред.). Здесь же были огороды, а люди сажали клубнику». Жильцов также расселили на окраину города.

 

ЕСТЬ ЛИ АЛЬТЕРНАТИВы У БОРОВСКА

Сроки, на которые провели консервацию зданий, не обозначили. У активистов есть гарантии от мэра, что до следующего строительного сезона дома не тронут. До этого времени градозащитники хотят добиться статуса исторического поселения для Боровска. Тогда город может рассчитывать на поток туристов.

«Сейчас горожане могут получить реальные деньги от Минстроя, — уверен директор Ассоциации малых туристских городов Юрий Щегольков. — Раз в году министерство разыгрывает грант в пять миллиардов рублей».

Эксперт считает, что у города два пути: либо найти грамотных инвесторов, которые смогут создать из них что-то полезное для жителей — библиотеку или музей, либо снести дома, отдав территорию частникам, которые заработают на строительстве жилья.

Павел Гнилорыбов говорит, что Боровску нужно себя продавать: «Мы хотим научить этому местных. Они будут сопротивляться, даже краеведы. Да, по-старому работать проще. Но раз Боровск уже раскрутили благодаря Овчинникову и его фрескам, то, может быть, теперь люди из администрации посмотрят, и в их голове что-то изменится».

Андрей Новичков говорит, что в ближайшее время группа инициативных граждан может создать общественное объединение, чтобы контролировать ситуацию. Кроме того, о конфликте знают на самом высоком уровне — члены Государственной думы ведут переговоры с губернатором Калужской области. Пока что градозащитникам не удалось найти общий язык с управлением по охране объектов культурного наследия Калужской области, которое не вмешивается в конфликт.

Поделиться в соцсетях

По теме