Страница не найдена

​Отрывок из статьи: «Надежды и страхи демократии в эпоху интернета»

, Люди

Почему государство с каждым днём всё больше внимания уделяет вопросам свободы и цензуры в интернете и как связана цифровая свобода и демократия — этим вопросам посвящено исследование Роберта Фариса и Брюса Этлинга, директоров Центра Беркмана по изучению интернета и общества при Гарвардском университете. 25 июня Фарис и Этлинг выступят на «Стрелке» с лекцией. Strelka Magazine публикует отрывок одной из статей, которые легли в основу многолетнего анализа учёных.

Фото: Thinkstock.com

В преддверии выборов на Украине в 2004 году президент Леонид Кучма, надеясь расширить влияние и укрепить позиции своей партии, назвал Виктора Януковича своим преемником. В первом туре выборов официальные результаты показали, что Янукович победил кандидата от оппозиции Виктора Ющенко, но в то же время появились доказательства того, что выборы были искажены многочисленными фактами запугивания избирателей и подтасовкой голосов. Потом случилось нечто необычное. Сотни тысяч людей, несмотря на сильный холод, собрались на площади Независимости в Киеве в знак протеста против результатов выборов и не уходили оттуда на протяжении 11 дней. Протест, позже названный «оранжевой революцией», был успешно организован посредством сети интернет и беспроводных устройств. Способами координации были текстовые сообщения (SMS) и дискуссии на онлайн-форумах, где активисты делились передовым опытом и раскрывали детали фальсификации выборов. Это движение открыло путь к новым выборам, в результате которых Ющенко пришёл к власти. Для многих это был момент, который определил интернет как гигантский политический инструмент и реальную силу для демократических перемен. ( Joshua Goldstein, The Role of Digital Networked Technologies in the Ukrainian Orange Revolution)

Три года спустя, в Бирме, протестующие, многие из которых были буддистскими монахами, вышли на улицы в ответ на резкий скачок цен на топливо. Довольно быстро это движение переросло в политическую борьбу против авторитарного правящего строя, добавив в список цветных революций шафрановую. В отличие от бирманских восстаний 1988 года, в 2007 году в интернете, по телевидению и в печатных изданиях по всему миру появились цифровые изображения и видео самих протестов, а также насильственного подавления их со стороны правительства. Это способствовало международному осуждению бирманского правительства за излишнюю жестокость. Политическая значимость Сети в Бирме была настолько сильной, что правительство прибегло к почти полному отключению интернета на двухнедельный срок. Однако в отличие от украинских протестов, восстания в Бирме не привели к существенным реформам, хотя обратили пристальное внимание власти на интернет и контроль над ним. ( Stephanie Wang, Pulling the Plug, A Technical Review of the Internet Shutdown in Burma)

Эти два примера демонстрируют возможную власть и возможные ограничения цифровых технологий в ходе политических изменений. В этой статье мы делаем предварительные шаги к построению базы, которая объясняет потенциальное воздействие цифровых сетей на демократические процессы и демонстрирует, почему они могут быть неэффективными или даже пагубными.

Когда большинство людей говорит о влиянии интернета на демократию в ходе политических революций, акций протеста и других столкновений, они ссылаются на такие цифровые инструменты, которые зачастую используются только для заголовков, а затем пропадают из поля зрения общественности. Мы уверены, что для понимания реального потенциала силы интернета необходимо проследить за тем, как интернет будет влиять на демократию в отдельных государствах на протяжении долгого периода времени. Для лучшего объяснения того, как это может произойти, мы опираемся на работу предыдущих авторов, описавших основные различия между горизонтальными процессами внутри правительства и вертикальными процессами между гражданином и правительством. Мы утверждаем, что интернет преобразует не только отношения между равными людьми (взаимодействие граждан друг с другом), но и вертикальные отношения между гражданином и государством.

Демократия и возможности цифровых сетей

Приведённые выше истории являются частью растущего количества примеров, которые описывают влияние информационных технологий на демократию. Один из самых ранних примеров приводит Говард Рейнгольд в книге «Умная толпа: новая социальная революция», где описывает протесты против коррупции президента в Филиппинах в 2001 году, организованные посредством SMS. ( Howard Rheingold, Smart Mobs: The Next Social Revolution)

Ещё один пример — Сербия, где радиостанция B-92, закрытая правительством в 1999 году, продолжала вещание на базе интернета, освещая актуальную ситуацию в стране, зачастую со слов очевидцев. ( Yochai Benkler, The Wealth of Networks: How Social Production Transforms Markets and Freedom)

В 2007 году телевизионные станции в Пакистане и Венесуэле перешли на потоковое вещание в сети интернет после попытки их полного закрытия со стороны соответствующих государств.

Все эти примеры показывают переход реальной власти от государства к гражданам. Также необходимо обратить внимание на тот факт, что стоимость публикаций больше не является препятствием для масштабного распространения информации благодаря интернету и сотовым телефонам. Любой человек может стать экспертом, журналистом и даже организатором политического протеста с помощью определённого набора инструментов: текстовых сообщений, электронной почты, блога, видео, сайта. В конце января 2008-го в Соединённых Штатах видео Yes We Can в поддержку кампании Барака Обамы, которое было снято в течение двух дней, через месяц после выхода в Сеть набрало 20 миллионов просмотров. Иначе говоря, видео стало «вирусным». Сделанное на профессиональном уровне, это видео было смонтировано быстро и имело относительно низкую стоимость. Ключевым моментом является то, что цена распространения такого контента, в сущности, равна нулю. Это позволяет размещать людям (как любителям, так и профессионалам) любой материал, от бессмысленной халтуры до серьёзного политического репортажа на YouTube и других подобных сайтах.

Джонатан Зиттрейн в книге «Будущее интернета и как его остановить» пишет о том, что количество контента, который загружается в интернет, растёт с каждым днём за счёт уменьшающейся стоимости и улучшающегося качества цифровых устройств, особенно фото- и видеозаписывающих. ( Jonathan Zittrain, The Future of the Internet and How to Stop It)

Потеря неприкосновенности личной жизни обычного гражданина существует наравне с беспрецедентной возможностью записывать и контролировать общественную и частную жизнь политического лидера. Подобная доступность информации всё больше и больше влияет на результаты выборов. Так, в 2006 году в ходе политической борьбы сенатор Джордж Аллен из Вирджинии допустил неполиткорректное высказывание во время записи его речи на диктофон, тем самым оставив большое пятно на своей репутации. Впоследствии Аллен проиграл эти выборы и не был переизбран в качестве сенатора. Многие эксперты полагают, что именно его высказывание, ставшее достоянием общественности, послужило решающим фактором.

В Иране активисты используют мобильные телефоны, чтобы снимать смертные казни и делиться этими фотографиями со всем миром. В Ираке казнь Саддама Хусейна была полностью заснята на видео, но, помимо официальной записи, распространение получила также неофициальная съёмка, сделанная мобильным телефоном. В каждом из этих случаев мы видим обычных людей, владеющих значительной властью. Эта власть заключается во владении информацией, которая раньше была только у государства и крупных медиакорпораций.

Ещё одна особенность интернета, помогающая обычным гражданам становиться успешными журналистами и политическими экспертами, — это легкодоступный архив информации, к которому имеет доступ любой пользователь, подключённый к Сети. Есть один замечательный пример подобного «гражданского» СМИ — южнокорейская сетевая новостная газета OhmyNews, где любой зарегистрированный пользователь может добавить свой материал. Всего в OhmyNews зарегистрировано более 40 тысяч «гражданских» журналистов. Этот сетевой проект серьёзно повлиял на президентские выборы в Южной Корее в 2002 году, помогая оппозиционному кандидату прийти к власти. ( Mary Joyce, The Citizen Journalism website ‘OhmyNews’ and the 2002 South Korean Presidential Election)

При подключении к Сети появляется безграничный доступ к любой информации. Но на Кубе, где доступ в интернет находится под контролем государства, значительное количество жителей вынуждены обходить политическую цензуру и передавать друг другу онлайн-контент. Значительное количество кубинцев обходят цензуру и передают друг другу информацию при помощи карт памяти и флешек, что увеличивает значимость каждого подключения к Сети.

В Кении, где доступ к интернету имеет очень небольшой процент населения, блогеры с сайта KenyanPundit.com и другие интернет-активисты смогли собрать сведения о насилии и межэтнических столкновениях во время политического кризиса, начавшегося после президентских выборов в 2007 году. Эти сведения были выложены в открытый доступ через платформу «Ушахиди» и были видны на картах Google.

Таким образом, даже в странах с ограниченным доступом в интернет блоги и онлайн-СМИ служат важным источником информации для радиостанций и других средств массовой информации, которые затем охватывают более широкую аудиторию.

Ряд организаций создают реальные инструменты слежения за работой бюрократического аппарата, хотя они ещё не до конца разработаны. Например, американская организация Sunlight Foundation, выступающая за использование передовых технологий для борьбы с коррупцией и повышения прозрачности деятельности органов власти, создала ряд онлайн-инструментов, позволяющих обычным пользователям отслеживать деятельность Конгресса. В частности, это включает в себя такие проекты, как Earmark Watch и Where are They Now?, которые отслеживают штатных сотрудников Конгресса и их передвижения по рабочим проектам.

Тунисский интернет-активист Сами Бен Гарбия создал ряд видеоподборок с использованием Google Maps и фотографий, сделанных с мобильных устройств, чтобы отследить передвижения президента Туниса, который отправился на своём самолёте на популярный курорт вместо официального государственного визита. В Бахрейне один анонимный политический комментатор привлёк внимание к проблеме неравенства, используя изображения земельных владений королевской семьи, полученные через общедоступный сервис Google Earth. Несмотря на то что степень влияния подобной прозрачности на демократические процессы сложно оценить, много людей позитивно оценивают открывающиеся перспективы. В то же время до сих пор не разработаны ограничения и рамки развития, в которых подобная прозрачность приведёт к реальной подотчётности государственных органов и существенно улучшит качество демократических процессов в конкретной стране.

Об авторах:

Роберт Фарис является научным директором Центра Беркмана по изучению интернета и общества при Гарвардском университете. В 1993 году он получил степень магистра в области права и международных отношений, а затем учёную степень (Ph.D.) в 2003 году в Школе права и дипломатии имени Флетчера.

Брюс Этлинг является директором проекта «Интернет и демократия» в Центре Беркмана по изучению интернета и общества при Гарвардском университете. Он получил степень магистра в области права и международных отношений в 2003 году в Школе права и дипломатии имени Флетчера.

Полный текст исследования на английском языке можно посмотреть здесь.

Фотография обложки: Thinkstock.com

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.