Мечта о Байкальске: Счастливое будущее депрессивного моногорода

, Истории

По официальным данным, в России 313 моногородов, из которых лишь 89 могут гордиться стабильной социально-экономической ситуацией. Остальные моногорода находятся в кризисе, а порой и на грани выживания. Команда КБ «Стрелка» совместно с российскими экспертами по экологии и туризму, международными экспертами по музейным технологиям, культурному программированию и проектированию постиндустриальных парков разработала модель будущего для Байкальска, одного из самых проблемных моногородов России, и рассказала Strelka Magazine, как они предлагают спасти «город целлюлозников».

Михаил Алексеевский / фото: Глеб Леонов

Байкальск, расположенный на главном озере страны, относится к категории моногородов «красной зоны», то есть самых проблемных. В 2013 году его градообразующее предприятие — Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, десятилетиями загрязнявший Байкал отходами производства, решили закрыть. Это решение резко осложнило социально-экономическую ситуацию в городе, ведь здесь не было новых рабочих мест для уволенных сотрудников. Чтобы Байкальск не только выжил, но и динамично развивался, нужно было придумать новую стратегию развития, не связанную с химической промышленностью.

По заказу благотворительного фонда «Зелёное будущее» специалисты КБ «Стрелка» разрабатывали концепцию развития территории бывшего комбината. Вместо уничтожающего природу предприятия здесь должен был появиться тематический парк «Байкальский комбинат производства природы», главный туристический центр Байкала, привлекающий любителей природы со всего мира. Разработанный проект получил поддержку в Русском географическом обществе и Министерстве природных ресурсов и экологии РФ, однако он пока не реализован. Руководитель Центра городской антропологии КБ «Стрелка» Михаил Алексеевский, работавший над проектом, рассказал, зачем Байкальску превращаться в туристическую Мекку и почему работники бывшего комбината уже готовы работать в музеях и парках. 

— Почему вы решили в одном из самых проблемных городов сделать туристический центр, а не перезапустить, например, производство?

— Надо начать с того, что город находится на берегу Байкала в так называемой Центральной экологической зоне Байкальской природной территории. И федеральным законодательством здесь вообще почти любое производство запрещено, за исключением каких-то сборочных предприятий и пищевой промышленности. Так что делать ставку на индустриальное развитие города было бессмысленно. Зато наши исследования показали, что у этого города неожиданно оказался очень сильный туристический потенциал. На берегу Байкала находится не так много городов, и из них Байкальск — один из самых удобных по расположению. С одной стороны, он находится на Транссибирской железнодорожной магистрали, с другой — прямо через город проходит автомобильная трасса Москва — Владивосток. Ещё один очень важный момент: Байкальск — не только «целлюлозный город», это ещё и центр зимнего туризма. Здесь находится единственный в Иркутской области горнолыжный курорт — «Гора Соболиная», и, скажем, в новогодние праздники сюда приезжают тысячи любителей активного отдыха. Мы не собираемся звать людей туда, где нет инфраструктуры. Там уже много всего есть.

— А можно было просто оставить работать комбинат?

— Уже нельзя. Даже если закрыть глаза на вред для природы, надо признать, что в последние годы комбинат был обузой для города. Он был не только морально и технически устаревшим, но и страшно убыточным. Он каждый год приносил миллионные убытки. Проблемой было и то, что с момента строительства у города и комбината были общие системы коммуникаций. Скажем, ТЭЦ производила энергию и для города, и для комбината. Городу нужно примерно 20 % той энергии, которую производит ТЭЦ. Если не работает комбинат, то расходы на отопление города становятся в пять раз больше, чем реально городу необходимо.

— Тогда как туристический курорт восполнит этот убыток? Это же не завод, который даёт людям работу.

— Наш проект нельзя назвать просто туристическим, он скорее социокультурный. Мы предлагаем радикальное перепрофилирование города. Мы не хотим на месте одного гигантского предприятия создать другое и заставить всех жителей здесь работать. Так не получится. Мы хотим создать знаковый проект, который принесёт Байкальску славу и будет работать главным локомотивом местной экономики. Сейчас Байкальск выглядит так: город, лесок, а за ним комбинат. И они отделены друг от друга. Наше предложение градопланировочного характера заключается в том, чтобы постепенно связывать эти две зоны, создавая между ними новые точки экономического развития. Мы рассчитывали, что рядом с нашим тематическим парком могут появиться не только отели, санатории и другие туристические объекты, но и предприятия пищевой промышленности, которые, с одной стороны, не наносят ущерба природе, а с другой — способствуют диверсификации экономики.

1 / 4

2 / 4

3 / 4

4 / 4

— Вы собирались бывшим работникам завода предложить работать в музеях или вести экскурсии по парку?

— Да, нам часто задавали этот «провокационный вопрос». Дескать, с чего вы взяли, что гордые целлюлозники согласятся обслуживать туристов. На самом деле мы проводили специальное исследование на эту тему и пришли к выводу, что местные жители не только нормально относятся к развитию туризма — многие уже начали этим заниматься. Комбинат ведь один раз закрывали на полтора года, но затем вынуждены были открыть из-за возникшей социальной напряжённости. И эти полтора года оказались «шоковой терапией» для жителей города. Они вынуждены были что-то придумывать, чтобы выжить, и в итоге сами пришли к туризму. И чуть ли не каждый второй занимался тем, что либо сдавал свою квартиру горнолыжникам, а сам переезжал на дачу, либо маленькую гостиницу строил, либо экскурсии водил. По статистике, тут очень быстро появилась довольно серьёзная прослойка малых предпринимателей. И стало понятно, что если уже сейчас, «на коленке», мелкий бизнес оказался готов работать с туризмом, то появление крупного проекта точно поможет развиваться этой сфере.

— Но ведь теми же музеями в тематическом парке должны заниматься профессиональные музейные работники. Это должны быть люди, которые понимают политику, культуру, тренды. Музейное дело хорошо в Байкальске развито? Мне казалось, оно и в России-то не очень развито.

— Профессионалов высокого уровня вроде специалистов по музейному программированию в Байкальске нет. Но, к счастью, совсем недалеко находится Иркутск, который по всем параметрам сверхпрогрессивный город, и с музеями там всё хорошо. В этом смысле нам не нужно везти кого-то из-за границы. Многие жители Байкальска работают или учатся в Иркутске. Таким же образом можно сделать так, чтобы специалисты из Иркутска работали в Байкальске. Вообще Байкал притягивает творческих и деятельных людей. Например, работая над исследованием, мы познакомились с ребятами из творческой лаборатории «Театрика», которые на голом энтузиазме дважды в год проводят арт-фестивали ледовых фигур и лабиринтов на Байкале, сами находят финансирование, спонсоров и действуют.

Уверен, что многим известным специалистам по культурному программированию было бы интересно быть причастными к запуску такого масштабного проекта. Мне кажется, что в Москве рынок пресыщен этим видом услуг, так что молодому талантливому куратору сложно найти интересный проект. А поехать на Байкал делать современный тематический парк экологической направленности — это ведь здорово.

— Вы говорили, что проводили исследование и опрашивали людей. Сколько человек было опрошено? Хочется понять реальный объём работы.

— У нас это было не социологическое исследование, где существенное значение имеет репрезентативность выборки. Мы занимаемся прикладной городской антропологией, у которой главный метод исследования — глубинные интервью. И тут важно не количество, а качество. Антропологические исследования позволяют обозначить палитру мнений и выявить главные интересы и запросы основных категорий горожан. Мы опрашивали людей, активно участвующих в жизни города, то есть представителей власти, мелкого и среднего бизнеса, СМИ, деятелей культуры, но параллельно брали глубинные интервью и у простых жителей, стараясь, чтобы у нас были представлены разные категории горожан: молодёжь и пожилые люди, богатые и бедные, жители разных районов, работающие на комбинате и не имеющие к нему прямого отношения.

1 / 6

2 / 6

3 / 6

4 / 6

5 / 6

6 / 6

Одно из самых больших потрясений для нас — результаты интервью со старшеклассниками. Например, мы спрашивали их, кому в Байкальске стоило бы поставить памятник. И было удивительно, когда они ответили: «Комсомольцам шестидесятых годов». Так нам стало понятно, насколько для города важна мифология, связанная с комбинатом и его «героическим» советским прошлым. При этом, хотя молодёжь любит свой город и гордится им, все собираются отсюда уезжать. План один и тот же: поступить в какой-нибудь вуз и не возвращаться больше в Байкальск. Потому что в той ситуации, в которой город сейчас, там делать нечего. Но все ребята утверждали, что если бы они понимали, что здесь их ждёт какое-то определённое будущее, что им будет где работать, то они готовы были бы вернуться.

Одна из отличительных черт советского Байкальска — это был город молодых. В 1960-1970-е годы туда ехали молодые деятельные и энергичные люди. Там почти не было стариков. Сейчас происходит смена поколений. Байкальск начинает превращаться из города молодых, пышущего энергией, в город счастливой старости. Мы пошли брать интервью в местное агентство недвижимости, чтобы выяснить, что происходило с ценами на жильё, кто сюда приезжает. И нам рассказали, что очень устойчивый тренд — пенсионеры, приезжающие в Байкальск проводить старость. Они на севере отработали, накопили денег, продали свои квартиры — и в Байкальск, где после закрытия комбината резко упали цены на недвижимость, выращивать клубнику. Кстати, клубника — это отдельный сюжет. В Байкальске из-за особенностей микроклимата невероятные урожаи клубники, которая славится на весь регион. И многие пенсионеры зарабатывают за сезон приличные деньги, выращивая её на продажу.

— Чем занималась в Байкальске команда КБ «Стрелка», кроме антропологических исследований?

— Это был первый в истории нашей компании проект, когда мы делали так называемую форсайт-модель. Это не просто концепция развития территории или стратегия, а картина будущего. То есть мы сначала рисуем, каким это будущее могло бы быть, потом детально описываем шаги и действия, которые необходимо предпринять, чтобы это будущее стало реальностью.

1 / 4

2 / 4

3 / 4

4 / 4

Основной костяк команды состоял из восьми человек, включая, кстати, известного французского градопланировщика Эдуара Моро, который недавно в команде архитектурного бюро «Меганом» выиграл международный архитектурный конкурс на разработку концепции развития территорий вдоль Москвы-реки. Но в общей сложности мы вовлекли в процесс разработки огромное количество специалистов: активно работали с администрацией Байкальска, Иркутска, в частности с департаментом по туризму,консультировались с российскими экспертами по моногородам, экологическим проблемам, привлекали иностранных профессионалов в области музейного дела и культурного программирования. Работа велась в трёх направлениях: архитектурно-планировочном, финансово-экономическом и социокультурном. В основе социокультурной модели лежали результаты антропологических исследований, о которых я уже рассказал. Команда архитекторов занималась исследованием города и самого комбината, провела несколько дней на территории БЦБК. Они ходили по разным корпусам, фотографировали, работали с картами и чертежами. Им нужно было изучить современное состояние территории и продумать, как оно может быть наиболее эффективно адаптировано под будущий тематический парк. К примеру, там была удивительная конструкция лесной биржи — это расположенные очень высоко параллельные рельсы, используя которые, доставляют дерево в цех для последующей деревообработки. Архитекторы, вдохновившись её необычной формой, решили переделать лесную биржу в монорельсовую дорогу, по которой смогут ездить туристы, наслаждаясь уникальным видом на Байкал и горы.

— И в итоге ваш грандиозный тематический парк предполагает какие-то невероятные вложения?

— В том-то и дело, что нет. У нас не было задачи как-то радикально сократить расходы и сделать проект за три копейки. На такой огромной и сложной территории это было бы невозможно. Но мы решили, что будем стремиться уменьшить бюджет строительства за счёт более осмысленного использования имеющегося потенциала площадки. И это в значительной степени определило наш подход к работе с существующими зданиями. Мы не предлагаем полностью снести все цеха и выстроить на этом месте прекрасный город-сад. Это было бы дорого и неэффективно. Поэтому мы старались наполнить новым содержанием те здания, которые есть, максимально используя их потенциал.

Вообще, в этом регионе достаточно высокий риск сейсмической активности, поэтому если здесь что-то строят, то делают это из такого бетона, чтобы конструкция могла выдержать любое землетрясение. И главный цех комбината в этом смысле уникален. Это очень прочное здание невероятных размеров. Чтобы было понятно, это как десять московских Манежей. И мы предложили создать там музейный комплекс, который мог претендовать на статус самого большого естественно-научного музея в мире. При этом его ведь не нужно строить, он уже стоит. Это огромная коробка, которую нужно привести в должный вид и наполнить соответствующим содержанием. Это совсем не так дорого, как строительство олимпийских объектов в Сочи.

— Пока для туриста из Москвы предложение поехать в Байкальск не кажется заманчивым. Сегодня, чтобы туда добраться, нужно сначала доехать до Иркутска. Билеты стоят дороже 20 тысяч рублей в обе стороны. Потом ехать до Байкальска на машине или на поезде несколько часов. А зная нашего ленивого туриста, идеальным было бы прилететь сразу. Как я понимаю, аэропорт там не предвидится.

— Сейчас быстрее на Байкал всё равно не добраться. Большинство туристов из Иркутска сейчас едут до Листвянки, которая является самым популярным туристическим направлением на Байкале. Но она уже сейчас страшно перегружена туристами. И туда нельзя добраться по железной дороге, так что Байкальск в этом плане удобнее.

Теперь по поводу цен. Для туризма на Байкале ключевая проблема — сезонность. Именно поэтому здесь отдыхать страшно дорого, ведь люди, которые занимаются развитием туризма, вынуждены за два летних месяца зарабатывать себе деньги на весь год. Из-за особенностей климата даже в июне на Байкале очень холодно и неприятно, а в сентябре, когда мы туда ездили, уже шёл первый снег. То есть сезон очень короткий. И поэтому мы, разрабатывая свой проект, стремились придумать круглогодичную туристическую программу. Потому что если будет круглогодичная загрузка, то можно будет резко снизить цены на отдых. Что касается дорогих авиабилетов, то и тут есть варианты: например, туристические компании могут заключать соглашения с авиаперевозчиком и продавать пакет услуг со скидкой.

1 / 14

Парк самоочищения природы. В основе парка лежит научный принцип биологической рекультивации промышленных территорий: специально подобранные растения очищают почву, и на глазах посетителей природа постепенно самовосстанавливается после индустриальной травмы.

2 / 14

Центр экстремальных приключений. Индустриальные пространства переоборудованы для занятий экстремальными и активными видами спорта. Здесь размещены скалодром, канатный парк, площадка для игры в пейнтбол и другие аттракционы.

3 / 14

Визит-центр

4 / 14

Парк экологии действия. Накопленные в результате деятельности комбината отходы шлам-лингина нуждаются в рекультивации. В Парке экологии действия планируется открытие небольшого производства по переработке шлам-лигнина в кирпичи – каждый посетитель может сделать собственный кирпич и забрать его как сувенир.

5 / 14

Площадка для культурных мероприятий. Благоустроенные парковые пространства предназначены для проведения фестивалей, концертов, различных культурных и спортивных событий. Размеры территории позволяют проводить здесь мероприятия с численностью посетителей до 10 тыс. человек.

6 / 14

Территория парка. Здесь расположены различные общественные площадки для развлечений и отдыха на свежем воздухе. Между основными корпусами можно перемещаться с помощью специального рельсового транспорта, переделанного из промышленной лесной биржи.

7 / 14

Музей Байкала. Музей, посвященный природе Байкала, представляет собой многоуровневое вертикальное пространство, где каждый уровень посвящен различным экосистемам Байкала и его заповедникам. Поднимаясь вверх, посетитель пересекает различные зоны высотной поясности — от подводного мира до заснеженных вершин Байкальских гор.

8 / 14

Интерактивная экспозиция «Природные зоны России». В шести просторных павильонах с использованием новейших выставочных технологий рассказывается о многообразии российской природы, причем каждая природная зона раскрывается через заповедники и национальные парки, расположенные там.

9 / 14

Музей экологических катастроф предлагает ознакомиться с историей самых страшных ошибок в истории человечества и задуматься об их последствиях. Современные мультимедийные технологии обеспечивают зрелищность предлагаемого повествования, создавая эффект присутствия, и побуждают посетителям задуматься о том, наносят ли ущерб природе их поступки.

10 / 14

Музей БЦБК. Музей повествует о противоречивой истории легендарного предприятия, здесь собраны самые большие и интересные по конструкции станки комбината, с помощью современных проекций и интерактивных аттракционов наглядно демонстрируются процессы производства бумаги и целлюлозы.

11 / 14

Научно-исследовательский институт биологической рекультвации. В этом научном центре изучаются способности различных растений очищать почву от загрязнений, полученных в результате промышленной деятельности. Экспериментальным полигоном для института служат специальные парковые зоны на территории бывшей промышленной площадки БЦБК.

12 / 14

Арт-парк «Переосмысление мусора». Актуальная для Байкала проблема переработки мусора превращена здесь в экологический аттракцион. Художники со всего мира создают огромные скульптуры и инсталляции, сделанные из бытового мусора, собранного волонтерами на берегах Байкала.

13 / 14

Новая набережная. Соединяющая парк и город набережная адаптирована к существующей береговой линии и является одной из главных туристических достопримечательностей в летний период.

14 / 14

Новый причал принимает туристов, путешествующих водным видом транспорта, а также является отправной точкой водных экскурсий по Байкалу. С причала можно попасть на площадь, где расположен туристический визит-центр «Ворота Байкала», а рядом в летний период устраивается рынок местных продуктов (омуль, кедровые орехи, клубника и т.д.).

«Байкальск как ворота Байкала» — это слоган нашего проекта. С одной стороны, на территории тематического парка мы предлагаем богатую культурно-развлекательную программу, с другой — на территории парка расположена новая пристань и визит-центр, откуда можно было бы заказать экскурсию в любую точку Байкала. Мы предусмотрели и программу в низкий сезон, разработав специальное предложение для групп школьников на каникулы.

— На каких туристов вы рассчитывали?

— В основном мы ориентировались на российских туристов. И это люди, которые уже поездили по миру, вдоволь насладились экзотикой и сейчас хотят путешествовать по родной стране, посещая её самые красивые и удивительные места. По материалам опроса «Левада-центра», 25 % россиян считают, что Байкал — главный символ России. И после этого с очень большим отрывом — 7 % — идёт Московский Кремль. То есть многие люди хотели бы хотя бы раз в жизни увидеть Байкал, но сейчас туда ездить неудобно и дорого. Сейчас все эксперты говорят о том, что внутренний туризм будет очень активно развиваться. И я уверен, что качественный туристический проект на Байкале может стать локомотивом для всей отрасли.

Впрочем, есть экологи, которые считают, что туризм на Байкале развивать не нужно, потому что это будет разрушать его уникальную экосистему. Я согласен, что дикий туризм в данном случае действительно является злом. Все эти ребята с палатками или автомобильные туристы — реальная угроза для озера. Однако наше предложение — это шаг в направлении цивилизованного и экологически ответственного туризма. Главную антропогенную нагрузку от потоков туристов примет на себя тематический парк, расположенный на промышленной площадке, так что если её будут вытаптывать толпы туристов, то большой беды не будет. Ну а поездки по озеру и в красивейшие места в заповедниках и национальных парках на берегах Байкала будут проводиться по стандартам экологической безопасности под контролем специалистов. И здесь нас активно поддерживает Министерство природных ресурсов и экологии РФ, в ведении которого эти особо охраняемые природные территории находятся.

Также мы рассчитываем на иностранных туристов, особенно из Китая. В Китае туризм сейчас на подъёме, интерес к путешествиям в Россию очень велик, а Байкал и вовсе для китайцев имеет статус чуть ли не сакрального «Северного моря». Мы подсчитывали, что в радиусе четырёх часов полёта от Иркутска живёт более 1 миллиарда человек. Все они являются потенциальной аудиторией нашего проекта, ведь Байкал — это природная достопримечательность мирового масштаба.

Самые интересные материалы про город в еженедельной подборке Strelka Magazine: подписаться на рассылку

Фотографии: Иван Гущин / Институт «Стрелка»

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме