Страница не найдена

Такахару Тезука о детских садах, пользе опасности и ностальгическом будущем

В Петербург на конференцию EdDesign Conference приезжал 54-летний архитектор из Японии Такахару Тезука. Самый известный проект бюро Tezuka Architects, которое он основал вместе с женой Юи в 1994 году, — детский сад «Фудзи» в Татикаве, западном пригороде Токио. Он построен в форме круглой крыши, которая служит игровой площадкой. Количество стен и ограждений на ней сведено к минимуму, планировка классных комнат свободная, акустических барьеров нет, а любимое занятие детей — лазить по деревьям и падать в специально натянутые сетки. Перед выступлением Тезука рассказал Strelka Mag о том, какие идеи стоят за его архитектурой.

Такахару Тезука / фото: eddesignaward.com

 

Принципы работы, восток и запад

Я прагматичен, а не мечтателен, не просто следую инстинктам. Мой подход — смесь западной и азиатской культур.
Я много изучал западную культуру, она основана на рациональном, на логике. В то время как в азиатских странах — не только в Японии, но и в Китае или Индии — важно само бытие человека. Мне кажется, что в европейском сознании философия учит логике, учит созданию чего-либо посредством усилия, рывка. Все время нужно торопиться. Но в азиатском сознании, особенно в буддизме, заложена невозможность пытаться подчинить себе божественное.

Мы находим тихое место посреди бури, и так мир становится чуть лучше.

Основа дзена — пустота. Нечто похожее есть и в «Фудзи» — там ничего нет посередине, нельзя пересечь центр, туда нельзя ничего поместить. И эта пустота очень важна. Это и есть Азия, а логика — это Запад.
 

Джунгли, индивидуальность и детские сады

Наш фундаментальный принцип при постройке детских садов можно назвать принципом джунглей. Самое важное — не помещать детей в камеры стазиса, сделать так, чтобы у ребенка был выбор. Важно понимать ребенка.
Каждый индивидуален, у каждого должен быть выбор. Некоторым детям нужна тишина, поэтому в детских садах есть тихие места, где можно спрятаться. Они должны быть органичными.

В джунглях каждый может найти место для себя — остаться в тени, залезть на дерево или выйти в открытое пространство.

 

Инклюзия и естественная среда обитания

Однажды мать привела свою дочь в детский сад и сообщила, что у той проблемы с психическим здоровьем. Ей сказали: «Наш сад предназначен для всех, и для вашей дочери тоже». Она очень удивилась, ведь таких детей сложно отдать в образовательное учреждение. Она ответила: «Мы не хотим быть обузой, я могу забрать ее в любой момент». Ее дочь могла раскричаться по любому поводу, но в нашем детском саду она вела себя как любой другой ребенок.

1 / 6

Детский сад «Фудзи»

2 / 6

3 / 6

4 / 6

5 / 6

6 / 6

Это легко объяснить. Люди созданы для того, чтобы находиться в естественной среде обитания. Но стоит им оказаться в архитектурной среде, как начинаются трудности. И многие симптомы, связанные с психическими расстройствами, вызваны современной архитектурой.
 

Опасности, травмы и мнение большинства

Детям нужны небольшие дозы опасности. Им нужно иногда получать травмы — так они готовятся к настоящему миру. Они должны с ранних лет понимать, что это такое. Лишая детей любого намека на опасность, мы портим их. Это нужный опыт.
Жалуются ли родители на то, что с их ребенком в нашем садике может что-то произойти? Детский сад «Фудзи» — частное заведение. Родители платят порядка 400–500 долларов и отдают туда детей по своему желанию. Но, когда мы работаем над государственными детскими садами, порой мы вынуждены учитывать мнение меньшинства, которое любит жаловаться. Я выяснил, что наши решения нравятся 95% людей. Но я не игнорирую меньшинство.

Мы стараемся следовать здравому смыслу. Пока мы делаем то, что правильно, родители нас поддерживают.

Я профессор. Возле университета, где я работаю, росли большие деревья. И я знал, что эти деревья не нравились соседям — на улице было слишком много листьев. Соседи пожаловались городским властям, которые, в свою очередь, передали жалобу в университет. Деревья срубили. Но стоило их срубить, начали жаловаться все остальные. Так что учитывать все жалобы — всегда ответ на вопросы. Необходимо слушать и делать выводы, чтобы поступать правильно. Мы работаем на благо детского сада.
 

Анахронизмы, будущее и ностальгия

Для меня нет разницы между средневековой архитектурой и модерном, 80-ми, 2015 или 2018 годами. Это анахроничное мышление. В архитектуре нет времени. Когда мы строим, мы строим на века. Сейчас мы работаем над церковью, и я хочу, чтобы она существовала в Кайросе — во времени, как мы его ощущаем, но не в Кроносе. Мы воспринимаем вещи по-разному: иногда, смотря на архитектуру, мы видим одно, а в другой раз — другое. И время здесь не играет никакой роли.

Мы занимаемся дизайном будущего, которое не отличается от прошлого кардинально.

Мы создаем то, что будет близко всем. Так и должно быть. Вот почему у нас так много проектов: людям нравится наш дизайн. Он довольно простой. Мы прислушиваемся к себе. Можно построить нечто авангардное, но это не будет работать. С нашим дизайном не возникает проблемы восприятия, люди его понимают.

1 / 7

Детский сад «Фудзи»

2 / 7

3 / 7

4 / 7

5 / 7

6 / 7

7 / 7

Будущее, о котором говорю я, мы называем «ностальгическое будущее». Это не значит, что мы идем в обратном направлении. Мы все равно смотрим вперед. В нем есть новейшие технологии: и с точки зрения строения, и с точки зрения акустики. Но в то же время важно создание естественной среды.
Фотографии: Tezuka Architects

Новый сайт запущен недавно: если вам кажется, что он работает странно или неправильно, об этом.

О материале

Опубликовано 01.06.2018
Тема: Люди

По теме