, Люди

Стажёр месяца — об учёбе в Техническом университете Вены и работе в крупнейшем бюро города

Автор: Алина Шайхутдинова

Диана Терентьева изучает городское проектирование в Техническом университете Вены. Параллельно работает в бюро Superwien, которое участвует в проектах по развитию городов Узбекистана, и ведёт аккаунт в Instagram о городских парадоксах. По просьбе Strelka Mag Диана рассказала про уникальный город Хива, трудности работы в Узбекистане и особенности австрийской урбанистики.

Диана Терентьева

В сентябре будет ровно три года, как я живу в Вене. Здесь я изучаю городское проектирование в Техническом университете. Я заинтересовалась урбанистикой в 2015 году, когда пришла на Strelka Summer. Тогда у меня возник интерес к городу и понимание того, что можно с ним как-то взаимодействовать и пытаться усовершенствовать его.

В Москве я отучилась четыре семестра на лингвистике, параллельно сама изучала историю архитектуры, но архитектором быть не хотела. Когда поняла, что хочу заниматься городом, стала думать, куда поступить. В Москве на бакалавриате этому не учат, поэтому пришлось искать что-то за границей. Тем более я всегда любила немецкий язык, давно его учила. Когда нашла бакалаврскую специальность по урбанистике в Вене, то решила, что нужно использовать эту возможность.

 

Учёба в Вене

Библиотека и корпус Технического университета Вены. Источник: commons.wikimedia.org

Учебный процесс здесь достаточно гибкий. Каждый семестр я сама выбираю, какая у меня будет нагрузка, какие будут предметы и проекты. Я могу это планировать и подстраивать под себя заранее.

Любой студент может после первого семестра спокойно поменять специальность на какую-нибудь другую. Поэтому с самого начала обучения у нас есть проектный предмет. Нам выделяют участок в одном из районов Вены, который мы исследуем по всем уровням: от транспорта до общественных пространств, типологии домов, городской структуры и социальной инфраструктуры.

Потом мы работаем в команде и смотрим, какой есть потенциал в этой среде, какие есть недостатки, что можно улучшить. Потом предлагаем проектные решения, работаем над идеей, делаем плакат и презентацию.

Обучение здесь не занимает 80 процентов твоего дня. Остаётся время на жизнь, хобби и подработку. Мне как иностранной студентке разрешено официально работать не больше двадцати часов в неделю, поэтому я работаю в бюро десять часов и ещё десять — в ресторане.

 

Бюро Superwien

1 / 6

Источник: superwien.com

2 / 6

Источник: superwien.com

3 / 6

Источник: superwien.com

4 / 6

Источник: superwien.com

5 / 6

Источник: superwien.com

6 / 6

Источник: superwien.com

Когда мне захотелось получить какой-то релевантный опыт, я задалась целью найти стажировку или работу в бюро. Нашла около двадцати мест, познакомилась со всеми шефами. Так вышла на одну мою хорошую знакомую, она тоже из Москвы и здесь получает PhD по урбанистике. Мой нынешний шеф искал кого-то со знанием русского языка и с факультета урбанистики. Она порекомендовала меня.

В бюро городского развития и архитектуры Superwien я работаю с апреля. В штате около двадцати человек, и я думаю, что это одно из самых больших бюро городского планирования в Вене. У нас довольно большая команда, у меня есть коллеги из Казахстана и Люксембурга, но в основном в бюро работают австрийцы. Мы занимаемся как урбанистикой, так и архитектурой, работаем интернационально, что для проектных команд в Вене удивительно. Обычно мало кто выходит за пределы Нижней Австрии. Superwien занималось проектами в Южной Америке, а теперь мы работаем в Азии.

 

Проекты бюро

Вид на Хиву. Источник: istockphoto.com

Я работала над проектами бюро в Узбекистане. Там мало кто говорит на английском, поэтому для Superwien было бы легче, чтобы кто-то переводил с русского на английский и немецкий. В интернете мало информации на английском про Узбекистан, данные обычно очень старые. На русском возможно найти более актуальную информацию.

Мы исследуем более двадцати узбекских городов с населением до 100 тысяч человек, находим в их структуре закономерности и думаем, есть ли общее стратегическое решение по их развитию.

Один из наших проектов — в городе Хива, центр которого занесён в фонд всемирного наследия ЮНЕСКО. Мы делаем проект совместно с Европейским банком реконструкции и развития. Правительство Узбекистана хочет привлечь больше иностранных туристов. Сейчас они приезжают в основном из СНГ, потому что нет никакой городской туристической инфраструктуры, даже табличек на английском языке.

В Хиве есть уникальная городская ткань, которая называется махалля — это самая маленькая единица города, локальное комьюнити размером с квартал, даже меньше. Оно также считается органом самоуправления местных жителей. Весь город разбит на такие маленькие единицы. Там очень большая плотность и низкая этажность домов, они открыты вовнутрь, у них есть внутренний дворик. Один дом — на одну семью, и они очень плотно друг к другу пристроены. Такая типология домов распространена в основном в мусульманских странах, но также есть и в Индии, Китае и Корее.

Мы предлагаем сохранить городскую ткань, потому что это типично и интересно — это их идентичность. Но проектные предложения узбекских коллег отличаются от нашего видения – по их мнению, для качетсвенной туристической инфраструктуры необходимо построить масштабные магистрали, отели, торговые центры. Они, возможно, не дооценивают уникальноть такой городской структуры, потому что в основном жильё в махаллях очень старое, там практически нет сантехники. И вместо того чтобы как-то это улучшить, они считают, что лучше снести и построить двадцатиэтажки.

Источник: Laszlo Mates / istockphoto.com

Мы предлагаем сохранить традиционное жильё и надстроить его: там можно играть с масштабами. Сделать косметический ремонт, поставить сантехнику. Это дорого, но это того стоит. Я надеюсь, что у нас получится убедить администрацию города.

Одним из этапов моей работы было найти подходящие примеры, где подобные проектные решения уже были реализованы, где дома не сносили, а государство, наоборот, поддерживало местных жителей, покрывало часть расходов на стоимость ремонта. Мы нашли много хороших примеров из Китая, Кореи — специально ориентировались на Азию.

Искали и плохие примеры. В Узбекистане есть город Шахрисабз, который тоже был в списке наследия ЮНЕСКО, но потом там перерыли весь центр, сделали ужасный ландшафтный дизайн, снесли традиционное жильё, переселили местных жителей на окраины. Этот город под угрозой лишения статуса ЮНЕСКО. Поэтому у нас есть все аргументы за то, чтобы сохранить уникальность города Хива, и я считаю, что у нас должно получиться.

Главная сложность ещё и в том, что данные засекречены. Генеральный план города Хивы никто из нас не видел: почему-то это держится в строжайшем секрете. Они не дают нам официальные данные по непонятным причинам. Даже официальных границ города мы не знаем. И мы бьёмся над тем, чтобы эти данные как-то получить. Уже в сентябре мы едем в Узбекистан с воркшопом для местных жителей, чтобы показать, что мы предлагаем, и услышать их мнение.

 

Работа с местными жителями

Источник: commons.wikimedia.org

В Вене все урбанистические бюро включают местное население в процесс планирования. Эта практика стала обязательной здесь ещё в 80-х.

Недавно я участвовала в одном из таких процессов, была модератором. Меня пригласил профессор по транспортному планированию из моего университета.

Сейчас в первом районе Вены хотят поменять концепцию транспортного движения. Пока нет конкретного проекта, поэтому решили собрать жителей района и спросить, какие проблемы их беспокоят. Сначала была презентация, потом задавали вопросы жителям: что из презентации показалось полезным для транспортного развития района, какие у них есть личные идеи, что они нашли негативным, позитивным и что бы хотели сами добавить. Их ответы сортировали на категории: что важно было для всех, для большинства и что являлось единичным мнением.

 

Планы на будущее

Команда бюро

Пока я планирую остаться в Superwien — мой шеф уже предложил мне работу на 20 часов в неделю. Для меня это отличная возможность получать профильный опыт, будучи только на третьем курсе бакалавриата. В дальнейшем планирую окончить также магистратуру по урбанистике, но не думаю, что это будет в Вене. Я бы даже подумала переехать обратно в Москву, поработать, пожить какое-то время, потому что скучаю по городу. Мне не хватает этих масштабов. Люблю Москву и одновременно ненавижу. Интересно, что в немецком есть специальное слово для такого чувства — «Hassliebe».

Вена очень удобная, но она слишком комфортная: всё под рукой, в шаговой доступности. Городское пространство здесь детально продуманно. Есть Дунай: можно летом загорать. Есть культурная, ночная, студенческая жизнь. Здесь настолько удобно и классно учиться и жить, что от этого становится немного скучно. Город состоит из архитектуры псевдобарокко, псевдоготики — всё было построено в конце XIX века, и поэтому в одном стиле. Я люблю современную архитектуру, очень люблю русский авангард, модернизм. И мне этого здесь не хватает.

Я думаю, что для меня сейчас релевантна тема городской психологии. Мне интересно, как городские структуры и архитектурный язык влияют на наши неосознанные решения, наше настроение и то, как мы передвигаемся по городу. Что вообще в архитектуре мы считаем красивым и почему? Мне было бы также интересно изучать, как у нас складывается образ города в голове и от чего он зависит.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме