Страница не найдена

Стажёр месяца: «Бюро работает 24 часа в сутки»

Руслан Маннапов учится на пятом курсе архитектурного университета, но уже успел пройти стажировку в индийском офисе «Архитектуры без границ», парижском бюро Кенго Кумы и студии Стивена Холла в Пекине. О последней Руслан рассказал Strelka Mag.

 

Предыстория

Я родился на юго-востоке Республики Татарстан и учился в Казанском государственном архитектурно-строительном университете. На четвёртом курсе стал работать в студии TIArch, а в 2017 году занял первое место в конкурсе на разработку здания школы в зоне стихийных бедствий. Призом стала стажировка в международной организации «Архитектура без границ» (ASF India. — Strelka Mag). Оттуда на волонтёрской основе меня отправили на юг Индии, где я месяц работал над проектами для людей с ограниченными возможностями. После этого отправился стажёром на полгода в парижский офис бюро Кенго Кумы, где работал над музеем Андерсена в Дании, отелем в Париже и музеем судоходства в Сен-Мало.

О том, что меня пригласили на стажировку в пекинский офис Стивена Холла, я узнал из Парижа, прямо во время стажировки у Кенго Кумы. Мне ответили почти через год после того, как я отправил заявку. Финальное интервью я проходил в парижском «Макдоналдсе» во время обеденного перерыва. И это было самое длинное интервью, которое мне приходилось проходить: на него ушло больше часа. Мне задали несколько вопросов о том, где я учился и для чего мне стажировка. Затем мы говорили о моих проектах и выяснилось, что портфолио устарело, поэтому мне предложили обновить его. На следующее утро я отправил письмо в пекинский офис, а через пару дней узнал, что меня взяли.

 

Условия стажировки

Steven Holl Architects — мастерская американского архитектора Стивена Холла, которого в 2001 году журнал Time назвал лучшим архитектором Америки. Бюро появилось ещё в 1976 году и известно горизонтальным небоскрёбом Vonke в Шэньчжэне, центром Франца Кафки в Праге, кампусом Университета Айовы и нашумевшим концептом Национального музея современного искусства в Москве.

Продолжительность: 6 месяцев

Срок подачи заявки: в любое время в течение года

Стипендия: 750 долларов

 

Как устроена работа бюро

Головной офис бюро находится в Нью-Йорке, а в Пекине — его филиал. Стивен Холл открыл пекинское отделение во время китайского экономического бума, когда многие архитекторы создавали небольшие филиалы в Китае. Он меньше нью-йоркского — там работают от 10 до 12 человек в зависимости от того, сколько интернов набрали, а в Нью-Йорке — 45 архитекторов. Из-за разницы в часовых поясах в бюро трудятся в две смены: когда засыпает один офис — просыпается другой. Тайминг рассчитан так, что работа над текущими проектами вообще не останавливается. Можно сказать, что бюро работает 24 часа в сутки.

В пекинском офисе столы стоят в два ряда, в каждом по четыре места — тебя окружают коллеги, с которыми вы совместно делаете проект. В переговорной находится большой выдвижной стеллаж с неоцифрованными чертежами и эскизами Стивена Холла. Там можно посмотреть на работы архитектора ещё в ручной графике.

В Китае принято заказывать блюда и есть их всем вместе, поэтому мы часто обедали всем офисом: заказывали целый набор и делились друг с другом за общим столом. В напряжённые дни приходилось есть не отрываясь от компьютера. Рядом с офисом находится небольшой парк с прудом и деревьями, поэтому в хорошую погоду мы обедали на улице. Там было приятно находиться: много тени и прохлады, что спасало в жаркие пекинские дни.

У меня были сложности с языком в Пекине, несмотря на то, что Китай всё больше становится международным. В офисе было только два иностранца: я и директор из Соединенных Штатов. Все хорошо говорили на английском, но между собой зачастую беседовали на родном — в эти минуты я немного отключался от коллектива. Во время общения с заказчиками и местными поставщиками я пользовался Google-переводчиком, но он зачастую переводил некорректно. При этом процессу работы это никак не мешало: на помощь всегда приходили мои коллеги.

 

Над чем удалось поработать

Моей первой серьёзной задачей был конкурсный проект культурного центра. В нём должны были расположиться выставочные пространства, галереи и концерт-холл. Мне нужно было придумать фасады и формы для двух зданий. За весь дизайн отвечал Стивен Холл, а он известен эскизами, которые от руки рисует перед началом работы над каждым проектом. Чтобы не ошибиться, я следовал архитектурным акварелям, которые Стивен нарисовал в Нью-Йорке и отправил к нам в Китай.

Самым важным для меня стал проект некрополя религиозного центра в столице Тайваня. К нему я возвращался несколько раз за полгода. Комплекс состоит из нескольких сооружений: от музея до мест хранения погребальных урн. Я работал над интерьером и ландшафтными деталями: размещением деревьев и подъездов.

В проекте семиэтажного офисного здания в Пекине я помогал с чертежами и рендерами. Его сложность была в том, что многие наши предложения не подходили под строгие строительные нормы и правила Пекина. Другой проект, в котором я тоже принял участие, реализовывался на юге Китая. Это офисное здание в тридцать этажей состояло из двух высоток, объединённых переходом. Стивен часто использует этот приём. Бывало, что между двумя зданиями он перекидывал мосты в 20–30 метров, а в одном из таких даже разместил бассейн. На этом проекте я много работал: делал разрезы и модели колонн. Мы сотрудничали с известным китайским конструктором и работали по его расчётам.

Раз в неделю после работы мы выходили на связь с Нью-Йорком. Китайский файервол не мешал нам обмениваться информацией: для общения мы использовали специальную программу. С главным офисом мы обсуждали документы по проекту, а Стивен нас консультировал.

Кроме этого, через меня иногда проходили последние чертежи, которые шли к конструкторам. В эти моменты на мне лежала большая ответственность: если бы я допустил ошибку в деталях чертежей, то и на объекте их сделали бы неправильно.

 

о жизни в пекине

Для меня стал открытием китайский культ еды. Все мероприятия в нашем офисе были связаны с походами в ресторан, чтобы попробовать то или иное блюдо. Моим коллегам было интересно смотреть на мою реакцию на их кухню. В Китае принято обедать с каждым новым сотрудником, чтобы узнать его лучше. А в конце его первой недели все вместе идут ужинать — узнают, как прошли первые дни, шутят и едят.

Каждые полгода сотрудники бюро вместе выбираются за город на пикник. Как раз после моего отъезда они ездили к Великой Китайской стене и гуляли на природе. С теми, с кем я особенно подружился, по выходным мы гуляли по городу: коллеги показали мне новые постройки известных международных архитектурных бюро и рассказали про их проекты. При этом мы гуляли и по старым районам — в городе много исторических знаковых зданий, которые не найти на ArchDaily.

Я работал пять дней в неделю и иногда по субботам. Но в свободные дни выбирался туда, куда мог добраться на пятичасовом поезде. От Пекина отходят электрички — на них я съездил в Шанхай, Тяньцзинь и много путешествовал вокруг Пекина. Когда понимал, что работать в субботу не нужно, то после рабочего дня с рюкзаком шёл на поезд, ехал в другой город, ночевал там и возвращался обратно к понедельнику. Однажды я даже попал на национальный праздник и Dragon Boat Festival. По такому поводу в Китае было три дня выходных, и в эти дни я смог съездить к Великой Китайской стене. При этом все билеты мне покупали коллеги, а я отдавал им деньги наличными: в Китае у меня не работал телефон.

 

о том, чему научился

Перед поездкой по стажировкам я поставил себе задачу: получить опыт в мастерских с чётко выраженным архитектурным языком и собственным стилем. Я хотел стажироваться в таких местах, на работы которых можно взглянуть и сказать: «Это построил Стивен Холл — сто процентов». Самым интересным было то, что такие люди работают не в одиночку, а совместно с огромным коллективом людей.

Я хотел узнать, каким образом архитекторы меняют свой подход работы и начинают говорить на языке того или иного архитектурного бюро. В работе я понял, что сотрудники Стивена Холла не меняют свои взгляды и установки, а принимают его видение, дополняя его своими идеями. Этих двенадцать человек, работающих в Пекине, выбирали очень тщательно: они должны были понимать идеи Стивена. А у него очень яркий художественный подход. Он изучал работы русского авангарда, его любимый художник — Казимир Малевич. Стивен — сам художник и архитектор одновременно, поэтому чувствительно подходит к проектам. С помощью своих акварельных рисунков и графики он создал собственный архитектурный язык, на котором и работают все люди в его бюро. Благодаря ему же проекты Стивена становятся узнаваемыми во всём мире.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме