Страница не найдена

Тимур Бекмамбетов — о создании фильмов, где главным героем оказывается экран компьютера

, Люди

27 июля на Strelka Film Festival by Okko пройдёт российская премьера фильма «Профайл». Это третий продюсерский проект Тимура Бекмамбетова, снятый в изобретённом им формате screenlife — то есть действие разворачивается на экране компьютера. Предыдущий фильм «Поиск» —триллер об отце, ищущем пропавшую дочь, получил три премии на главном американском фестивале независимого кино Sundance и моментально нашёл прокатчика — Sony Pictures, которые купили права на показ фильма за пять миллионов долларов. Накануне показа режиссер рассказал Strelka Mag, как он собирается повлиять на сетевую этику и почему скринлайф-фильмы будут разнообразнее блокбастеров.

Тимур Бекмамбетов / фото: wikipedia.org

— Съёмочная площадка скринлайф-фильма отличается от обычной? Актёр действительно смотрит в монитор? Компьютер героя существует в реальности, или это просто графика?

— Скринлайф-кинематограф существует всего несколько лет, мы начали этим заниматься в 2013 году, но он проделал огромный путь за это время. Поначалу процесс был несовершенен. Актёры действительно общались по Skype, но на мониторе больше ничего не было.

Через какое-то время мы поняли, что главное — не то, что мы видим на лице героя, а то, что мы видим на экране его компьютера: что он делает, как он это делает, с какой скоростью печатает и что стирает. Всё это говорит о человеке больше, чем голос и мимика.

Поведение актёра, его взаимодействие с экраном — уникально, и оно должно сохраняться.

Мы выстроили производство так, чтобы записывать максимум этой эмоциональной информации, этих скринлайф-активностей прямо во время съёмок. Для этого мы разработали Screenlife Recorder — программу, записывающую всё, что происходит на экране, в достаточно хорошем качестве, чтобы это можно было использовать в кино.

— Значит, все компьютерные операции, что мы видим в фильмах, происходят взаправду?

— Да. Более того: в фильме «Профайл» героиня из Лондона общается по видеосвязи с героем с Ближнего Востока — и актриса действительно говорила из Лондона с актёром на Ближнем Востоке! Они находились в разных часовых поясах, видно, что свет был разный. У неё было прохладное лондонское утро, у него — жаркий кипрский полдень.

Для меня были важны все задержки Skype — это ведь тоже событие, которое влияет на отношения героев.

Соответственно, актёрам есть что играть. Когда видео замирает, возникает ощущение саспенса и желание узнать, что будет дальше. И актриса это отыгрывает, естественно. Когда у героя, с которым она говорила, искажается лицо из-за плохой связи — в Skype происходит дисторшн, лицо разваливается на пиксели, — он очень страшно выглядит, в этот момент она испытывает дискомфорт. Все эти реакции важны, и все они порождены реальными обстоятельствами интернета.

Кадр из фильма «Профайл»

— Компьютер, по сути, становится вашим соавтором?

— Компьютер, интернет становятся средой, где разворачивается действие. Сама философия скринлайфа заключается в том, что наша жизнь на экранах — это отдельная реальность, отделённая от физического мира. В ней мы себя ведём по-другому, там действуют другие законы общения. В жизни муж и жена живут в одной квартире и ничего друг от друга не скрывают, а в интернете у них разные аккаунты. В жизни отец может сказать дочери: «Ну-ка, покажи мне свои тетради, фотографии», — и это нормально. А в интернете отец не может сказать: «Ну-ка, открой мне все свои файлы». Это не принято.

Скринлайф — это язык, при помощи которого мы хотим исследовать и описать другую реальность.

Наша миссия — рассказывая эмоциональные, драматичные истории, попытаться сформулировать некий договор о жизни в этом мире экранов.

В нашем физическом мире у нас есть понимание, как он устроен, какие-то законы, что такое смерть, что такое предательство, подсматривание, личное пространство. А по виртуальной жизни этого договора ещё нет, он только формируется, потому что этому миру только около двадцати лет. Рассказ историй через фильмы — чуть ли не единственно возможный путь создать, разработать и подписать этот договор всем обществом.

Так происходило и с физическим миром. Наши предки сочиняли сказки, мифы, писали романы, снимали фильмы — и с помощью этих историй объединяли общество вокруг каких-то ценностей, правил, устоев. Сейчас нам предстоит сделать то же самое в пространстве интернета.

— А вы можете привести пример какого-то правила, которого вам не хватает в интернете?

— Мне уже три года приходят автоматические поздравления с днём рождения от человека, которого с нами уже нет. В физическом мире смерть очень жёстко отрегулирована: есть похороны, проводы и поминки. А в интернете ты не знаешь, человек жив или его уже не стало, так как там он продолжает жить. Он даже может влиять на статистику, потому что подписан на какое-то приложение. Также до конца не понятно, кому принадлежит созданный им контент — сейчас этим озабочен бизнес, связанный с социальными сетями.

— К этому бизнесу, кстати, у людей накопилось много вопросов — особенно к Facebook, который, как оказалось, недостаточно хорошо защищает данные пользователей. Какое у вас ощущение от этой истории?

— Чтобы полноценно высказаться по теме, мне нужно снять о ней фильм. Всё, что я могу сейчас, — безответственно обмениваться с вами мнениями. Мне кажется, как только ты вошёл в сеть, ты потерял иммунитет, стал частью этого виртуального мира, где нет регулирования, нет понятия личности. Нам пока неизвестно, что такое личность в интернете. Твой аккаунт, аватар? Как они связаны с твоим физическим телом? Вопросов больше, чем ответов.

И ещё один аспект: нельзя просто спустить приказ сверху, что социальным сетям нельзя делиться данными. Решить, что это не принято, должно общество. Это должно стать частью морали, донести её можно, например, через фильм и эмоциональную реакцию зрителей на него.

— Разве это не манипуляция — утверждать этические правила с помощью эмоциональных историй?

— Я убеждён, что рассказ историй — самый доступный способ познания мира. Мир нельзя описать формулами, то есть можно, но их понимает всего 1 % населения. Вы не знаете, как устроен квантовый мир. В вашем сознании он станет реальностью, только когда снимут фильм типа «Интерстеллара» про путешествия во времени. Это не манипуляция, а метод познания.

— Скринлайф — тот редкий случай, когда копия, запущенная дома на ноутбуке, как минимум не проигрывает сеансу в кино. У вас был экономический мотив, когда вы стали разрабатывать этот язык? Дескать, если люди не хотят идти в кинотеатры, буду прицеливаться на домашний просмотр?

— Нет, такого не было. Вообще говоря, я уверен, что жажда заработать денег никогда не приводит к большим успешным кейсам. Любопытство, миссионерство — это то, что создаёт большие бизнесы. Достаточно вспомнить фильм «Социальная сеть», где понятно, что не ради денег он всё это делал. Уж не знаю, как сам Цукерберг, но герой фильма точно. А деньги — они просто измеритель или топливо для всего этого процесса. Поэтому у меня не было такого мотива.

Основной мотив — любопытство, желание открывать какие-то новые, удивительные вещи.

Анализируя задним числом, я могу сказать, что, конечно же, это революционная вещь — хотя бы по той простой причине, что это очень экономичное производство. Скринлайф-фильмы стоят намного дешевле, на два порядка, чем фильмы про реальный мир. Это приводит к тому, что у кинематографистов появляется возможность снимать нишевое кино для небольших групп людей.

Обычный студийный фильм, который стоит сотни миллионов долларов, нужно сделать таким, чтобы его посмотрели все, иначе он не окупится. Это накладывает особые требования и на содержание, и на способ производства. Для этого нужна большая группа людей, которая принимает решения, а значит бескомпромиссных, смелых идей точно не будет.

Поскольку скринлайф-фильм стоит гораздо дешевле, у автора появляется большая свобода. Можно делать фильм на очень узкую аудиторию, не боясь провала в прокате.

Например, есть люди, которые интересуются рыбалкой и подводным ловом, — предположим, их 0,5 %. Снять игровой традиционный фильм для них невозможно, а скринлайф — запросто. Если наберётся 10 тысяч зрителей, этого хватит. Только вам нужно знать, что это за люди, которые любят подводный лов, как их найти в интернете, как им этот фильм подать и насколько они в нём заинтересованы. С таргетированной аудиторией легче работать, поэтому маркетинг гораздо проще и дешевле.

Надо добавить ещё одну очень важную вещь: потребность быть непохожим на других и выбирать что-то своё критична для сегодняшней аудитории. Множество людей не доходят до кино, потому что там показывают то, что смотрят все. Они думают, что будут как все, если пойдут в кино. Большая интернет-аудитория предпочитает, скажем, видео на YouTube, потому что это способ не раствориться в толпе, подчеркнуть свою уникальность. Это особенно важно для молодых и подростков. А благодаря нашей технологии у них будет огромный выбор фильмов на разные темы.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

По теме