Страница не найдена

Ещё 7 молодых архитекторов, которые меняют облик Москвы

Во втором выпуске материала — люди, благодаря которым на Варварке появились смотровые площадки, на Тверскую вернулись деревья, а у Нового Арбата появился новый образ.

Редакция продолжает рассказывать об архитекторах, которые участвовали в разработке проектов «Моей улицы». Первая публикация вызвала возмущение в районных группах в социальных сетях и в сообществах автомобилистов. Помимо претензий к количеству плитки и оскорблений, героев материала обвиняли в том, что у них нет права менять Москву и вообще они чересчур самоуверенны для своих лет.
Тут необходимо сказать, что их работа была устроена по принципу сопроектирования: российские и зарубежные бюро разрабатывали концепции, а архитекторы из КБ «Стрелка» сопровождали, адаптировали и реализовывали их на московских улицах. Это всегда коллективная работа, в которой участвует много людей и организаций, в том числе привлечённые к процессу местные жители, поставщики материалов и строители. У проектов московского благоустройства нет какого-то одного автора. И архитекторы взяли на себя определённую смелость, чтобы открыто представить улицы и площади, над которыми работали, потому что они ими гордятся.
 

Даниил Хлебников, 30 лет, и Дмитрий Столбовой, 26 лет

Даниил — архитектор Strelka Architects, учился в Иркутском национальном техническом университете. Дмитрий во время проекта работал в Strelka Architects, сейчас архитектор бюро Herzog & De Meuron; учился в МАрхИ и МАРШ

1 / 9

Даниил Хлебников

2 / 9

Дмитрий Столбовой

3 / 9

4 / 9

5 / 9

6 / 9

7 / 9

8 / 9

9 / 9

Над чем работали: Новый Арбат. Проект разработан совместно с немецкой студией Topotek-1 и московским бюро «Цимайло Ляшенко и партнёры».
«Новый Арбат построен по проекту Михаила Посохина, который предполагал масштабную реконструкцию всего района, но так и не был реализован до конца. Поэтому улица выглядит отрезанной от прилегающей застройки. Идея студии Topotek заключалась в том, чтобы, наконец, вписать Новый Арбат в ткань города. Проект был сложным, поскольку улица сочетает в себе исторические здания и архитектуру советского модернизма. Кроме этого, Арбат разделён на две смысловые части: одна сторона предназначена для прогулок, развлечений и общения, а другая — скорее жилая.

В 1990-е на Арбате вырубили деревья, появилась стихийная парковка, хаотично расставленные рекламные щиты и разнокалиберные кафе. Свою основную задачу Topotek видел в возрождении изначального духа посохинского проекта, приспособив его под современные потребности города.

Мы упорядочили все элементы, создали техническую зону, в которой разместили рекламные щиты, а также добились, чтобы большинство незаконных объектов убрали.
Концепция немецкого бюро почти не менялась во время работы — мы вместе адаптировали лишь некоторые моменты. Например, важно было учесть, что Новый Арбат — правительственная трасса, поэтому требовалось сохранить ширину выделенной полосы. Мы специально мерили дорогу, чтобы доказать избыточность её размеров. Однако нам не удалось добиться радикального сужения проезжей части. В итоге тротуар получился на три метра уже, чем было заложено в плане немецкого бюро. Другие их решения не учитывали контекста: например, по проекту на участке около церкви Симеона Столпника предполагалось посадить больше деревьев. Но эта церковь — визитная карточка Нового Арбата, поэтому зелень мы разместили по краям, чтобы не портить классический вид на памятник.
Главная проблема жилой стороны — отсутствие дворовых пространств у домов: люди практически живут на магистрали. В местах, где раньше были стихийные парковки, мы обустроили небольшие скверы. Так удалось добиться связности пространств, чтобы люди могли беспрепятственно по ним перемещаться. На Молчановке сделали парковку только для резидентов, а около значимых объектов расположили остановки такси. На нечётной стороне улицы, где стоят дома-книжки, мы создали гибридное пространство, которое трансформируется под нужды города. В будние там можно ставить машины, а в праздники парковка перекрывается для въезда и становится площадью. Парковку мы сделали вровень с тротуаром, а также поставили деревья через каждые пять машино-мест, чтобы пешеходам было приятнее. С помощью длинных лавок подчеркнули силуэты домов-книжек.

Все наши решения мы обсуждали с жителями: они присутствовали на встречах в управе. Это тоже оказалось непросто, поскольку у каждого своё мнение: кто-то соглашался с нашими идеями, кому-то вообще ничего не нравилось.

Мы объясняли, что создаём пространство специально для жителей Нового Арбата: расширяем тротуар, делаем пешеходную аллею, работаем в рамках изначальных идей Посохина. Когда стройка началась, в соцсетях пошёл негатив. Теперь мы видим, как улица наполнилась жизнью: открылись новые кафе, установлены фестивальные павильоны, качели. Теперь по хештегу #новыйарбат можно увидеть людей, которым нравится проводить тут время. Это, наверное, и можно считать смыслом благоустройства».
 

Александр Качалов, 38 лет, и Сергей Фомин, 38 лет

Архитекторы бюро «План Б», учились в Ярославском государственном техническом университете

1 / 4

2 / 4

3 / 4

4 / 4

Над чем работали: Участок Тверской от Настасьинского переулка до Триумфальной площади.
«Основной идеей нашего проекта было создание мини-площадей на пересечении Тверской с прилегающими улицами и переулками. Предполагалось, что здесь будут организованы летние кафе, фестивальные зоны и площадки для музыкантов. По разным причинам воплотить удалось не всё. Одна из них — естественные ограничения: на других участках Тверской проезжая часть изначально шире, чем на нашем. Чтобы не создавать бутылочного горлышка, нам нужно было сохранить ширину тротуаров. В некоторых местах они даже были сужены, чтобы можно было ввести полосу торможения.

Нам кажется, у нас получилось сделать эту часть Тверской приятнее для пешеходов. Мы вернули деревья, хоть и не так много, как планировалось: большое количество подземных коммуникаций связывало руки.

На всём участке ещё будут поставлены урны и скамейки. Нам удалось частично завести озеленение на прилегающих улицах и добавить в них освещение. Поскольку пространство в переулках более узкое, там требуется особая подсветка — мы поставили невысокие торшерные светильники. Кроме того, на газонах под деревьями весной появятся клумбы с цветами.
Любому архитектору приятно, когда его проект реализуется и становится пространством повседневной жизни города. Эффект от заложенных нами идей возникает быстро: когда люди любят это пространство, оно сразу оживает».
 

ПЁТР МИРОНЕНКО, 24 ГОДА

Архитектор Strelka Architects, учился в МАрхИ

1 / 4

2 / 4

3 / 4

4 / 4

Над чем работал: Улица Сретенка.
«Сретенку можно назвать хорошим учебным проектом, поскольку на ней можно было обнаружить все основные городские проблемы. Многие из них проявляются в деталях. Здесь нет широких тротуаров, куда можно было бы поставить деревья, скамейки и цветники. И перед нами стояла задача сделать улицу более функциональной. Например, организовать тротуар так, чтобы не было ступенек при входе в кафе.
Главной нашей победой стал участок пересечения Сретенки с Сухаревской площадью. Раньше тротуар там был очень узким, а пешеходный переход приводил в никуда — вся площадь выходила по переходу на узенькую площадочку. Нам удалось перенести дождеприёмные решётки и расширить пешеходную зону.

Как и на многих исторических улицах в Москве, на Сретенке выкопали фрагмент дореволюционного мощения. Мы хотели привязать его к знаковому зданию, поэтому положили эту плитку рядом с храмом Успения Пресвятой Богородицы и сделали там палисадник. Раньше в этом месте была хаотичная парковка и временами даже склад мусора.

В целом всё получилось: пешеходная зона расчищена, дорожные знаки отнесены в сервисную зону. То, что удалось поставить фонари, — тоже достижение. На этом участке проходит очень много сетей, поэтому была проблема с тем, чтобы убрать растяжки под землю. Наш проект создал нейтральный фон, на котором красивые здания Сретенки воспринимаются по-новому».
 

Алёна Гук, 30 лет

Архитектор Buromoscow, училась в МАрхИ и Королевском технологическом институте в Стокгольме (KTH Royal Institute of Technology)

1 / 6

2 / 6

3 / 6

4 / 6

5 / 6

6 / 6

Над чем работала: Пречистенка.
«Пречистенка — историческая улица, которая сохранила свою атмосферу: на ней много усадебных зданий и музеев. Нашей задачей было одновременно сделать её современной для удобства горожан и оставить классической, чтобы не потерять её изначальный облик.
Основным требованием здесь, как и на всех улицах, было сузить проезжую часть. На этом участке было важно, чтобы пешеходы могли не только смотреть на дорогу, но и разглядывать здания вокруг, для чего и были расширены тротуары. Мы также учли, что на Пречистенке находятся музеи, и предусмотрели парковку для туристических автобусов.

С помощью плитки мы хотели акцентировать внимание на входы в музейные здания: на них указывают стрелки из более тёмного камня. Планировалось, что на этих стрелках будет дана историческая справка, но это реализовать не удалось.

Приятно осознавать, что я причастна к улучшению качества среды и созданию более комфортной атмосферы. Но, конечно, всегда найдутся люди, у которых другое восприятие комфорта. Поэтому, конечно, я переживаю, что не получается реализовать вариант, благодаря которому все были бы счастливы и довольны».
 

Андрис Рубенис, 36 лет

КБ «Стрелка», главный архитектор проекта «Моя улица», учился в Рижском техническом университете

1 / 6

2 / 6

3 / 6

4 / 6

5 / 6

6 / 6

Над чем работал: Руководил разработкой и адаптацией проектов всех территорий, включённых в проект «Моя улица», и выходов к парку «Зарядье». Проект пространства вокруг «Зарядья» разработан совместно с голландским бюро Okra, входы в парк спроектированы по концепции американской студии Diller Scofidio + Renfro, а улица Варварка — по идее немецкого бюро Latz + Partner.
«Нашей задачей было связать между собой все пути, ведущие в „Зарядье“, и продумать, как обустроить входы в парк. Например, на Москворецкой улице удалось реорганизовать пространство и перестроить дороги — теперь здесь находится площадь, которую видно с разных точек.
Когда начались работы на старых улицах Москвы, на многих из них выкопали досоветскую брусчатку. Мы её собрали и выложили ею часть дороги, ведущей на Большой Москворецкий мост. Нам показалось это интересным, ведь брусчатка на Красной площади была переложена в 1970-е, а это мощение — настоящее, дореволюционное. Поскольку именно в этой части город встречается с парком, мы хотели выложить всю дорогу такой брусчаткой, чтобы она сомкнулась на мосту. Но это технически не удалось.
Варварка примыкает к Рыбному и Хрустальному переулкам, которые теперь пешеходные. По Варварке мы решили также продолжить пешеходный маршрут от Москворецкой улицы. Мы хотели сделать её шире, чтобы здесь можно было сидеть и смотреть на парк сверху. К ней раньше выходил мост — подъезд к гостинице „Россия“. Его обрезали, и остались два балкона. Мы так обрадовались, когда их увидели, и организовали на них небольшие смотровые площадки. На парапетах изобразили то, как выглядела бы старая Москва ровно с этого места: отсюда можно было бы увидеть очертания всех церквей и зданий, изображённых на ограждениях и перилах.

Раньше на пересечении Варварки с Рыбным переулком стояла церковь Введения Богородицы. Белыми линиями плитки мы показали, как исторически выглядела эта улица и где располагались здания.

Кроме этого, поставили таблички с информацией об истории. Со стороны это всё выглядит как простой дизайн и привлекает внимание только тех, кому это действительно интересно.
Ещё мы воссоздали старинные светильники. Нашли их фотографии и реконструировали. Интересно, что используемая в них техника позволяет хорошо осветить обе стороны улицы».
Фотографии: Егор Слизяк / Институт «Стрелка»

Новый сайт запущен недавно: если вам кажется, что он работает странно или неправильно, об этом.

По теме