Страница не найдена

​Рецензия: Сета Лоу «Пласа»

Профессор психологии и антропологии Сета М. Лоу на протяжении 25 лет изучала две пласы в Сан-Хосе, пытаясь разобраться, как история, политика, экономика и культура влияют на общественные пространства. По итогам у неё получилось захватывающее междисциплинарное исследование, в котором чувствуется пульс реальной городской жизни. В Strelka Magazine обозреватель книжной рубрики Алексей Павперов рассказывает, как ей это удалось, а координатор издательства Strelka Press Иван Сорокин отвечает, почему эта книга должна стать обязательной в списке профессиональной литературы урбаниста.

«Пласа» Сеты Лоу — результат изучения общественных пространств в столице Коста-Рики Сан-Хосе. Лоу рассказывает о двух площадях, которые находятся практически в одном районе, в пешеходной доступности друг от друга. Парк Сентраль заслужил статус одной из наиболее важных и старых площадей города — он пережил несколько кардинальных перепланировок, но до сих пор остаётся не очень приветливым к туристам. Пласа-де-ла-Культура, наоборот, стала новообразованием, которое должно было символизировать обновление страны в конце XX века и наравне с состоятельными жителями города привлекать внимание путешественников.

Лоу пытается разобраться во взаимодействиях между культурой, политикой, историей, а также восприятием и конструированием общественных пространств. Получается, что её книга существует сразу на нескольких уровнях: как методологический справочник по урбанистическому анализу, самостоятельное детальное исследование двух интересных кейсов, а также очень личное, полнокровное и лиричное жизнеописание двух площадей и тех людей, которые их населяют.

Автор активно использует в своей работе междисциплинарный подход. Она изучает влияние истории страны на устройство её архитектуры — квадратные пласы изначально встречались в заброшенных поселениях майя, позже вслед за средневековыми bastides (крепостями. — Прим. ред.) похожую планировку переняли испанские конкистадоры. При этом новая культура оказалась неспособна окончательно поглотить старую — ратуши и католические соборы иногда строились прямо на древних плитах, присутствие исчезнувших или порабощённых жителей города чувствовалось как в архитектуре, так и в окружающей атмосфере. Коста-Рика успела побывать малонаселённой колонией, успешным экспортёром кофе, неблагополучной страной Латинской Америки в параличе экономического кризиса и туристическим центром, который отчаянно пытается встроиться в глобальную экономику. Изначально Парк Сентраль был примитивной немощёной пласой, на которой торговали и играли в футбол. В эпоху расцвета плантаторства там появились буржуазный павильон в японском стиле и роскошный фонтан. Позже фонтан убрали, а беседку снесли, чтобы на их месте поставить массивную бетонную эстраду с ночным клубом на нижнем уровне (в скором времени его переделали в детскую библиотеку). Последняя реконструкция почти не оставила в Парке Сентраль деревьев и укромных уголков — теперь она просматривается со всех сторон и охраняется полицией.

Парк Сентраль / фото: Michael / Flickr.com

Автор использует антропологический метод, чтобы разобраться, кто и с какими целями посещает пласы. Она фиксирует количество людей, их гендерный состав и составляет карты передвижения, собирает интервью у завсегдатаев и делает чёрно-белые фотографии своих героев. Впервые оказавшись в Парке Сентраль, Лоу чувствует себя неуютно, но постепенно проникается чувствами к прозорливым чистильщикам обуви, пенсионерам, которые ежедневно занимают одни и те же лавочки, целителям, миссионерам, молодым девушкам, которые ищут возможность доступного заработка и появляются на пласе отнюдь не от хорошей жизни, престарелым туристам, соседствующим с ними шумным компаниям подростков, женщинам, которые вместе со своими детьми проводят время у фонтана.

Среди наиболее важных для Лоу тем следует указать товаризацию и глобализацию культуры. Так, многие проявления яркой локальной жизни оказываются вытравлены из Парка Сентраль в ходе реконструкции, инициированной для того, чтобы очистить пласу от маргиналов, сделать её более безопасной, управляемой и привлечь туристов. Лоу показывает, как в публичных пространствах артикулируются нарративы власти, обусловленные идеологическими и экономическими целями. Она ссылается на Фуко, чтобы представить архитектуру как политтехнологию, используемую в целях создания «послушных тел», на Де Серто и Бурдье, чтобы использовать повседневную активность и хождение по городу как инструмент актуализации пространства, стратегии ответа на попытки принуждения. Пласа оказывается зоной культурной и политической борьбы, а также сосредоточением демократических проявлений. Попытки «производства пространств» осуществляются как снизу, так и сверху: государство и застройщики формируют их вид и характер, при возникновении общественного конфликта граждане могут открыто выразить свой протест или со временем «захватить» площадь, чтобы использовать в своих интересах (гражданский протест Лоу разделяет на три категории — явный, скрытый и ритуальный). В ходе этого процесса появляются как победители, так и побеждённые, которые окажутся изгнаны с пласы и по прошествии времени забыты.

По Лоу неосознаваемые привычки, определённый характер поведения в парке, внутреннее отношение к происходящим в нём событиям могут являться политическими актами. Все эти положения иногда несколько теряются на фоне того, что многие из посетителей плас появляются на них просто ради того, чтобы найти сексуального партнёра или чем-нибудь поживиться, а, к примеру, усиление охраны парков обусловлено не только политической прагматикой, но и желанием снизить криминогенную обстановку. Лоу часто имплицитно говорит о жизни пласы как о конфликте двух культур — устаревающей, маргинальной, народной культуры и новой, глобальной, буржуазной, туристическо-товарной, которая к тому же поддерживается властным дискурсом. Пласа для неё — это пустая раковина, форма которой чаще всего определяется государством исходя из его целей. Но содержание этой раковины во многом зависит от людей, местных жителей, которые используют её по своему усмотрению, таким образом формируя сложное взаимодействие. Стенки внутри этой формы могут заполняться по-разному, иногда самыми причудливыми способами. Порою внутренняя масса может оказывать разное по интенсивности давление на форму или, скорее, использовать пространство как плацдарм или подмостки для начала открытой политической активности. Эти простые тезисы так или иначе присутствуют в книге, но оказываются оттенены рассуждениями о «демократичности» публичных пространств и ущемлении демократии со стороны государства.

Впрочем, указанные в начале достоинства «Пласы» в качестве проработанного исследования, методологического справочника и порою весьма личного и сентиментального повествования полностью оправданы (последнее, возможно, преднамеренно усиливается помещением в предпоследнюю главу художественных текстов и интервью с воспоминаниями о пласе). Книга Сеты Лоу будет интересна начинающим и опытным исследователям как пример того, каким образом следует анализировать публичное пространство, сохраняя в тексте научную достоверность и неподдельное биение реальное жизни.

Иван Сорокин: «Книга Лоу имеет отчётливое достоинство, её работа — это образцовый case study, давно принятый во всех гуманитарных науках, но так и не распространившийся в нашей стране. Сета Лоу показывает, что именно изучение реальных ситуаций может привести к продуктивным выводам. Несмотря на то что она использует очень большой массив литературы, ссылаясь на Фуко, Бурдье, Кастельса и прочих мыслителей, автор не отрывается от ситуации, которую исследует. В качестве доказательств и подтверждения собственных идей она основывается только на наработанном за 25 лет эмпирическом материале. На русском языке таких книг практически нет. Нам кажется, русскоязычной аудитории просто необходимы образцы подобной работы, чтобы российские исследователи, каким-то образом переосмысливая её, воспроизводили этот метод».

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме