Страница не найдена

Как сохраняют архитектурное наследие в США

, Среда

История, проблемы и перспективы самого охраняемого города Америки — Саванны

Вид Саванны, 29 марта 1734 год

Райан Мэдсон — градостроитель и ландшафтный архитектор, преподаватель Колледжа искусств и дизайна Саванны (Savannah College of Art and Design) — исторического города в американском штате Джорджия. SCAD, как обычно сокращенно называют колледж, многие годы принимает активное участие в сохранении богатого культурного наследия Саванны и ревитализации городских районов. Почти все факультеты колледжа, основанного в 1978 году, находятся в бережно отреставрированных исторических зданиях. В своей статье, написанной специально для Strelka Magazine, Мэдсон описывает противостояние двух ключевых направлений, определяющих развитие города: сохранение исторического наследия, с одной стороны, и создание новых стратегий для настоящего и будущего — с другой. Он рассказывает о том, как непросто сохранить баланс между туристической выгодой и благополучием местного населения, при этом не потерять самобытность и обеспечить гармонию в социуме.

План Саванны, 1818 год

От редакции: этот текст является большим пояснением к манифесту, который можно найти здесь.

Исторический город Саванна, возможно, один из самых сохранных и известных в США. Он был основан в 1733 году на берегу реки, в честь которой и был назван, в 70 милях от Атлантического океана. Основатель города, генерал Джеймс Эдвард Оглторп, учредил Джорджию — тринадцатую и последнюю колонию Британской империи в Северной Америке — еще во времена правления короля Георга II. Сегодня Саванна — это прекрасный, оживленный город со своей неповторимой атмосферой. Местами померкший, а где-то и просто ветхий и отчаянно бедный, в своих старейших кварталах он значительно отреставрирован и восстановлен. Исторический центр города — основной магнит для туристов. Несмотря на свой высокий охранный статус, он густо населен и активно используется. Его нельзя назвать городом-музеем, однако местные жители опасаются, что Лэндмарк-дистрикт (Landmark District — «район — национальный памятник». — Прим. ред.) — а именно так официально именуется исторический центр Саванны — в скором времени превратится в тематический парк, населенный лишь туристами и богачами.

Проблема сохранения наследия, о которой мы будем говорить на примере Саванны, сводится к конфликту двух устремлений. С одной стороны, сохранения для будущих поколений артефактов прошлого — архитектуры, мест и памятников, а также нематериального наследия. С другой — желания отвечать актуальным вызовам будущего, создавая новые здания, места и активности, которые, вплетаясь в ткань исторического города и его архитектуры, смогут отразить современные запросы.

Движение за сохранение памятников наследия как в Америке, так и по всему миру являет собой парадоксальное сочетание прогрессивных и консервативных идей, слияние ретроспективного, а зачастую и реакционного мышления и активной деятельности по проектированию будущего нашей материальной среды и сохранению ее прошлого. В приведенном манифесте я ратую за более радикальный подход к сохранению наследия, выраженный в современных формах, но отдающий должное истории.

Булл Стрит / фото: Уильям Генри Джексон

Подход, именуемый Projective Preservation, помещает размышления о будущем в диалектическую позицию по отношению к идее сохранения исторической и существующей среды города. Историческая архитектура, достопримечательные места и города могут и должны быть сохранены, но они также должны адаптироваться под запросы новых поколений и быть открыты для реинтерпретаций.

В среде защитников наследия принято считать, что лучший метод сохранения монументов или старых зданий — обеспечить их активную эксплуатацию. Саванна — выдающийся пример такой практики. Во многом благодаря успехам местного движения за сохранение памятников, во главе которого стоит Фонд исторической Саванны, в городе сохранилась большая коллекция зданий, датирующихся XVIII — серединой XX века, многие из которых прошли через бережную реабилитацию и реставрацию. Сегодня они используются множеством разных способов: от офисов и кондоминиумов до бутик-отелей, университетских аудиторий, мастерских художников, музеев, магазинов и ресторанов, ночных клубов, театров и кинотеатров.

 

Эксперименты градостроителей в XVIII веке

Основатели колонии Джорджия руководствовались прогрессивными, реформистскими принципами. По меркам своего времени это можно было назвать экспериментальной утопией. В Джорджии устранялись классовые различия, отменялось рабство (впрочем, скорее из практических, нежели из идеологических соображений), гарантировалась свобода вероисповедания (или, как в случае с евреями и католиками, религиозная терпимость). Всячески продвигались прогрессивные подходы к ведению сельского хозяйства, и у всех граждан был равный доступ к земле для ее возделывания и выпаса животных. «Non sibi sed aliis» («Не для себя, но для других») — таков был благородный лозунг этой колонии.

Национальный банк Саванны, Булл Стрит

Несмотря на изначальный утопизм, Джорджии удалось стать процветающей колонией, а сама Саванна превратилась в один из важнейших портов Восточного побережья. По сей день планировка города вызывает восхищение у историков и градостроителей. Местность, на которой Оглторп спроектировал город ex novo («с чистого листа». — Прим. ред.), еще до прибытия на местность, изначально именовалась Ямакрау-Блафф и служила торговым портом в верховье реки для обмена товарами с коренным населением. Саванна — второй после Филадельфии старейший город с регулярной планировкой в Америке. У плана, разработанного Оглторпом, практически нет аналогов. Это уникальный город, хотя и, безусловно, созданный с оглядкой на исследования «идеальных» городов Ренессанса.

С точки зрения планировки Саванна представляла собой сетку из административных единиц, в центре каждой из которых располагалась городская площадь, окруженная двенадцатью кварталами застройки общественного и частного назначения. Такой план подразумевал полицентричность и неиерархичность. На сегодняшний день в городе сохранились 22 площади, покрытые пышной растительностью под сенью густых дубов. Эти площади вместе с историческими постройками и набережной являются настоящими символами Саванны как для туристов, так и для местных жителей и урбанистов.

Планировочные принципы, известные еще со времен Римской империи, добавлявшие городу функционального многообразия и защищенности от внешних угроз, были не менее актуальны для Оглторпа, чем идеалы Ренессанса. Колония Джорджия служила военным буфером, защищавшим территории Британской империи от испанских колонистов, расположившихся во Флориде. Однако в итоге рационализм и утопические идеалы эпохи Просвещения всё же смогли обрести свое воплощение в городах Нового Света. И здесь и там, на зеленых берегах рек и заливов практически из ничего вырастали поселения, многие из которых, как Саванна, стали образцами «идеальных» городов.

1 / 2

Западная часть Броутон Стрит

2 / 2

Восточная часть Броутон Стрит

Эдмунд Бэкон, архитектор-модернист и градостроитель, написал о Саванне следующее: «Невероятно, что колония, в первую очередь вынужденная бороться за свое существование, тем не менее смогла также произвести на свет такую благородную планировочную структуру, которая по сей день остается одной из самых совершенных диаграмм организации городских пространств и их роста».

План, разработанный Оглторпом при помощи команды геодезистов и строителей, естественно разрастался на протяжении более чем ста лет. Административные единицы прошли через несколько этапов расширения между 1730 и 1850 годами, в конечном итоге достигнув общей площади в более чем 150 гектаров, освоенных различными видами землепользования. Саванна — пример выдающейся эволюции градостроительного плана в течение двух столетий от города в небольшой британской колонии до первой столицы штата Джорджия новопровозглашенных Соединенных Штатов Америки, а затем и важного порта страны.

Административные единицы, оформившиеся еще при Оглторпе, а также те, что появились позднее, сохранились до наших дней практически без изменений (не считая двух площадей, которые ныне превратились в улицы, да пары улиц, застроенных архитекторами-оппортунистами). Устремления оптимистичного и прогрессивного периода — раннего Просвещения — увековечены в сохранной городской планировке XVIII столетия. Архитектурный облик города, в котором преобладают таунхаусы, особняки, коммерческие постройки, церкви и храмы, ставшие символами современной Саванны, сформировался уже позднее, что отлично демонстрирует способность планировки, разработанной Оглторпом, адаптироваться под изменения.

Колониальный парк-кладбище

Представленные архитектурные стили — федеральный, ридженси, греческого Возрождения, готика, королевы Анна, итальянский стиль — несомненно, производят впечатление, однако по своей значимости уступают уникальной планировке общественных пространств города.

Ничто не характеризует Саванну так, как ее городская структура, она идеально подходит для пеших прогулок и каждый раз раскрывает взору всё новые богатства: зеленые скверы и исторические постройки, обрамляющие камерные уличные пространства. Именно эта атмосфера так привлекает тысячи туристов. Весьма справедливо, что планировка города так высоко ценится и охраняется как местными жителями, так и специалистами по наследию.

 

Толерантность как часть истории

Еще один важный аспект прогрессивных идеалов Саванны, доставшийся в наследство от основателей, в наши дни получил выражение в плюрализме и открытости местного населения — чертах, нехарактерных для юга США, где обычно превалируют консервативные установки. Известно, что жители Саванны толерантны по отношению к ЛГБТ-сообществу, его члены не чувствуют необходимости подавлять свою идентичность из-за страха неприятия со стороны горожан. Гуманизм в духе эпохи Просвещения — важная часть нематериального культурного наследия Саванны. Тем не менее подобные аспекты социальной истории города и их современные манифестации зачастую игнорируются специалистами по наследию, которых куда больше интересуют архитектурные памятники и их детали — материальные фрагменты ушедших эпох.

Движение за гражданские права, достаточно рано достигшее своего пика в Саванне, также является важным элементом культурного наследия города и нашло свое отражение не столько в архитектурных артефактах, сколько в коллективной памяти города. Черному и белому населению Саванны удалось не допустить жестокой конфронтации, развернувшейся в те годы во многих других городах американского Юга. Мирному сопротивлению законам Джима Кроу (так неофициально называли законы о расовой сегрегации, действовавшие в некоторых американских штатах с конца XIX века до середины 1960-х годов. — Прим. ред.) и постепенному движению на пути к расовой интеграции, вполне вероятно, поспособствовал дух толерантности, присущий Саванне. Культурная история и опыт афроамериканского населения города издавна являются частью наследия Саванны, им нашлось место и в туристической повестке города, зачастую захлебывающегося в разнообразных аспектах своего прошлого.

Броутон Стрит, Саванна

Сегодня Саванна переживает туристический и экономический подъем, последовавший за недавней экономической рецессией и возобновивший постепенно усиливающийся тренд на реинвестирование в историческую часть города, запущенный еще в 1980-е. Тем не менее исторические районы Саванны отнюдь не всегда были в приоритете. К середине 70-х годов центр города пребывал в упадке. Многие из магазинов на главной торговой улице пустовали, а некогда шикарные особняки и таунхаусы стояли полуразрушенные и заброшенные.

Как и многие другие крупные города США, после войны Саванна переживала так называемый период «бегства белых» (англ. White flight — Прим. ред.), сопровождавшийся разрастанием пригородов. Большая часть белого населения среднего достатка покинула центральные районы города. Дома в исторической застройке были заселены в основном афроамериканскими семьями с крайне низким или низким достатком, чьих средств едва хватало на реставрацию или перестройку своей недвижимости. Непреднамеренная программа по «сохранению наследия за счет бедности» длилась в течение нескольких десятилетий.

Историческим зданиям и районам удалось спастись — до появления законов, обеспечивающих юридическую защиту памятников, — именно благодаря сочетанию бедности и пренебрежения: жители с низким достатком, как могли, поддерживали свое жилье, а девелоперы и агенты по недвижимости просто игнорировали районы, которые им казались обреченными, невольно спасая многие постройки от сноса. Печальная реальность многих городов американского Юга, похожих на Саванну с точки зрения демографии, — это тот факт, что ни расовая сегрегация, ни социально-экономическое неравенство так и не были преодолены, несмотря на старания Движения за гражданские права и экономический рост в некоторых частях региона в конце XX века.

 

Причины упадка исторического центра

К упадку исторического центра Саванны привело множество глубоко укоренившихся проблем. Они остаются сложными для понимания и осознания и по сей день, но можно выделить несколько социальных и экономических факторов. Уже упомянутое «бегство белых», изменение структуры портов, сокращение количества рабочих мест на производстве и в железнодорожной отрасли после Второй мировой войны, недальновидная политика в рамках программ по реконструкции городов в 1960-е (их с печальной усмешкой называли программами по Negro Removal — «устранению чернокожих» — по созвучию с Urban Renewal) и решение проложить через центр города прямую магистраль, связанную с основной автострадой межрегионального значения. Последующие изменения стали вторжением в ту часть старого города, в которой располагалось почти всё доступное жилье, небольшие бизнесы и индустрия, связанная с железными дорогами. Снос терминала для пассажирских поездов, на месте которого была возведена большая эстакада, и последовавший за этим упадок, в который пришла центральная улица афроамериканского коммьюнити (сегодня это бульвар Мартина Лютера Кинга-младшего), лишь усугубили расовую сегрегацию и усилили проблему «изолированной бедности», с которой город не может справиться и по сей день. Несмотря на свой успешный рост, Саванна остается городом с глубокими расовыми и социально-экономическими трещинами. Примерно 30 % горожан имеют доход ниже национального прожиточного минимума, и большинство из них — представители чернокожего населения. В прилегающих к историческому центру кварталах живут одни из беднейших семей Саванны, отрезанные от городских благ и практически не принимающие участия в жизни остального города.

Доки, Саванна, 1905 год

В долгосрочной перспективе строгое охранное законодательство и режимы зонирования в исторической застройке способствуют коммерческим инвестициям в недвижимость и помогают сохранять старые здания и создавать модернизированные кондоминиумы для тех, кто сможет их себе позволить. Однако есть у этих ограничений и негативное влияние: становится меньше доступного жилья, снижается культурное разнообразие, растет уровень социального неравенства. Так что можно сказать, что сохранение исторического наследия играет центральную роль в джентрификации Саванны.

Джентрификация — распространенный и сам по себе амбивалентный результат успешных практик по сохранению и консервации городского наследия. Она всегда подразумевает негативные последствия: коренные жители и бизнесы вынуждены покидать родные районы, возрастают социально-экономическая и расовая сегрегация, уровень цен и налоги. При этом параллельно разворачиваются позитивные процессы ревитализации, улучшения социальной и городской инфраструктуры, повышения уровня безопасности и роста или стабилизации цен на недвижимость. Джентрификация — постепенный процесс. Сила его эффектов варьируется, но победители и проигравшие есть всегда.

В 1966 году историческому центру Саванны был присвоен статус Района — национального исторического памятника (Landmark District). Это стало возможным после принятия национального положения «О сохранении исторического наследия». Известный в городе именно как Лэндмарк-дистрикт, он включает в себя ту часть города, что была выстроена в соответствии с планом Оглторпа, а также некоторые прилегающие территории, которые были застроены уже позднее. Это один из крупнейших исторических городских районов в США. Всего их в центре Саванны насчитывается восемь, и занимают они примерно 770 гектаров — 8 % от общей площади города. Здесь можно обнаружить множество домов Викторианской эпохи, а также пригороды, выстроенные вдоль первых трамвайных линий, великолепные бульвары, два больших городских парка, железнодорожный комплекс, возведенный еще до Гражданской войны, и несколько торговых улиц, появившихся между XVIII и XX столетием.

В США Национальные памятники включаются в специальный Национальный реестр исторических мест, формируемый министром внутренних дел. Федеральным правительством, однако, не установлено никаких юридических оснований для защиты объектов, наделенных этим статусом. Законы принимаются на локальном уровне муниципальным правительством. В Саванне такое постановление появилось в 1972 году — оно распространяется на все исторические постройки в рамках Лэндмарк-дистрикт. Длинный перечень строгих предписаний по вопросам градостроительства регулирует любые изменения, придаваемые историческим постройкам, и препятствует строительству новых зданий.

 

Спасатели наследия

Особенно активно участвует в сохранении и ревитализации Лэндмарк-дистрикт Колледж искусств и дизайна Саванны (Savannah College of Art and Design), основанный в 1978 году. SCAD успешно применяет инновационную образовательную модель, которая делает акцент на профессиональной подготовке в сфере дизайна и искусств. Колледж также известен благодаря своей деятельности по сохранению наследия и прекрасному городскому кампусу. Он занимает восемьдесят зданий в Саванне, и почти все они — исторические постройки. Малоиспользуемые и заброшенные здания, разбросанные по всему Лэндмарк-дистрикт, были приобретены колледжем и наполнены новой жизнью — как академической, так и общественной.

Среди этих построек бывшие школы, офисные здания, особняки, таунхаусы и производственные склады. Один из первых факультетов колледжа располагался в списанном оружейном заводе. В главном административном здании вуза раньше был госпиталь, отдел услуг для студентов занимает бывшую синагогу, а в руинах железнодорожного депо первой половины девятнадцатого века обосновался художественный музей. Тротуары и зеленые скверы исторического центра де-факто являются частью кампуса. Колледж — признанный лидер в сфере охраны памятников наследия и заслужил в Саванне репутацию стража порядка в вопросах сохранения архитектурного облика города.

Но университет, даже такой активный, как SCAD, не может в одиночку оживить город. Его процветанию способствуют местные жители и диверсифицированная экономика. Однако источник наибольшего экономического воздействия пришел в город извне это туризм. Около 13 миллионов человек в год посещают Саванну, многие из них специально, чтобы увидеть знаменитый Лэндмарк-дистрикт и окружающие его исторические места. По данным Национального фонда по сохранению исторического наследия, туризм, ориентированный на посещение культурных памятников, приносит в американскую экономику 192 миллиарда долларов в год. Люди едут в города вроде Саванны, чтобы увидеть аутентичные кварталы, сохранные постройки, места и памятники. Именно эта разновидность туристов тратит больше всего средств на проживание, еду, покупки и развлечения.

Вид на Либерти Стрит с крыши отеля De Soto

Лэндмарк-дистрикт — функционирующий городской центр, сочетающий коммерческие и общественные функции, но который в то же время с каждым днем всё больше походит на игровую площадку для туристов. Как и Новый Орлеан или Ки-Уэст, город известен своим толерантным отношением к алкоголю и публичным увеселениям. Тот факт, что алкоголь в Саванне можно открыто употреблять в общественных местах, всегда производит впечатление на туристов, особенно когда им предлагают взять пиво или коктейль в стакане навынос. Ощущение одного большого праздника — именно то, что массово привлекает приезжих, однако также часто приводит к конфликтам с местным населением и более консервативными туристами, которых интересует в первую очередь осмотр исторических памятников города. Народные гуляния достигают своего апогея в День Св. Патрика, когда в центре Саванны собирается около миллиона человек.

 

Наследие и культурная жизнь города

Несмотря на богатое архитектурное наследие и мощную туристическую индустрию, Саванна не может похвастаться богатой культурной жизнью. В городе есть крупные — например, Академия Тельфейр и уже упомянутый Музей искусств при SCAD — и небольшие музеи, галереи и другие культурные институции. Однако здесь не найдешь самобытных районов художников вроде тех, что можно обнаружить в других городах Восточного побережья и по всей Европе. Редкостью является практика приспособления бывших индустриальных построек или заброшенных городских участков под дешевые галерейные пространства, дизайн-ателье, офисы, бизнес-инкубаторы, которые так нужны в центре города, но обычно вымещаются силами джентрификации. Такие московские культурные анклавы, как «Артплей», «Красный Октябрь» или «Винзавод», — удачные примеры мест, в которых ведущую роль занимает местное арт-сообщество и процветают разнообразные культурные и коммерческие активности.

В Саванне крайне сложно, даже невозможно создать культурный кластер, приспосабливая старые здания с отдельными вкраплениями современной архитектуры. Охранное зонирование и строгие планировочные предписания не дают шанса яркой неформальной культуре развернуться здесь в таком же масштабе, как в том же «Артплее». Если рассматривать более мелкий масштаб, район Саванны Старланд, возможно, больше всего походит на активный очаг неформальной культуры. Он занимает всего несколько кварталов, захватывая с обеих сторон два исторических района к югу от Лэндмарк-дистрикт; его центр — территория бывшего молочного хозяйства. В самом начале нулевых группа местных предпринимателей решила обустроить здесь новые кондоминиумы и пространства под небольшие магазины, приспосабливая и частично перестраивая отдельные участки старого молокозавода. Вскоре сюда потянулись новые бизнесы: арт-галереи, студии, бутики, а также новая пекарня и бар, которые облюбовали студенты SCAD и местные жители.

Район разросся, притягивая всё новых предпринимателей. Популярное ежемесячное Арт-шествие, спонсируемое НКО Art Rise Savannah — местным лидером по продвижению независимого искусства, — собирает жителей и посетителей со всего города, желающих поучаствовать в культурных мероприятиях и получше узнать Старланд. Принимаемые здесь градостроительные решения призваны, с одной стороны, привлечь разнообразную финансовую поддержку, с другой — защитить район от нежелательных последствий джентрификации. Фонд Art Rise и местные активисты борются за улучшение городского ландшафта и изменения в законодательстве, которые бы позволили заниматься более точечным девелопментом и поспособствовали бы развитию творческой активности в общественной среде.

Плантация в Вормсло

Будущее района Лэндмарк, однако, напрямую зависит от консервативной политики города в вопросах точечной застройки. По закону, проектируемые здания должны соответствовать анахроничной версии прошлого — вымышленной архитектурной форме, сконструированной специалистами по наследию из отборных фрагментов XIX—XX столетия. Подобный историзм продолжает превалировать и в XXI веке именно благодаря консервативному охранному и планировочному законодательству. Ретроградный образ Саванны, требующий от всех новых зданий строгого соответствия историческому контексту, замедлил эволюцию местной архитектуры и дизайн-культуры.

В Саванне почти не увидишь современных построек — изобретательных, игривых, инновационных и бросающих вызов, — таких, какие можно отыскать даже в самых провинциальных городах Европы (такая ситуация наблюдается и в других исторических районах Америки в силу схожих причин). Конечно, эта критика не до конца справедлива. Интерьеры корпусов Колледжа искусств и дизайна Саванны, например, наполнены творчеством и новизной. В них много ярких цветов и нашлось место любопытной инсталляции: антикварный двухъярусный лондонский автобус превратили в кафе и встроили в первый этаж исторического здания масонской церкви. Фасады зданий SCAD, тем не менее, аккуратно отреставрированы и вписаны в исторический контекст в полном согласии с пуристским подходом к сохранению наследия, в котором Саванна так поднаторела за последние полвека.

Однако нельзя сказать, что в городе вообще нет современной архитектуры. Она просто не слишком амбициозна и малопримечательна. Джепсон-центр (часть Академии Тельфейр, старейшего публичного музея юго-востока США), выстроенный по проекту известного архитектора Моше Сафди, и уже упомянутый Музей искусств при колледже SCAD — примеры хоть и сдержанной, но всё же современной эстетики, на контрасте с исторической архитектурой города. Но таких зданий единицы.

Но если архитектурное сообщество Саванны едва ли находится в авангарде прогрессивного дизайна, то местное арт-сообщество вовсю борется с привычными конвенциями. Локальные активисты, творческие предприниматели и арт-коллективы, многие из которых оказались в Саванне из-за Колледжа искусств и дизайна, задают направление в развитии города с помощью современного искусства, музыки и дизайна, обязательно с оглядкой на поддержку местного сообщества. К примеру, уже упомянутый коллектив Art Rise всячески старается повлиять на местную политику и поспособствовать увеличению инвестирования в культуру. Именно на такую организационную модель, как связанные между собой креативные сообщества, следует обратить внимание местным хранителям наследия.

Инерция, присущая консервативной и реакционной политике, привела к тому, что в городе катастрофически не хватает зданий и мест, которые могли бы считаться подлинными выражениями современной культуры. Для того чтобы прогрессивные движения смогли побороть эту инерцию, потребуется немало времени. Этот спор следует разрешать во всех исторических городах, где бы и когда бы ни сталкивались наследие, традиционные ценности, современность и устремления творческих, прогрессивных сообществ.

Несмотря на опасения, связанные с джентрификацией и массовым туризмом, район Лэндмарк, по сравнению с полуурбанизированным состоянием большей части США, включая субурбию и спальные районы самой Саванны, — просто-таки оплот развитой городской культуры, в котором живет большая часть населения города. Районы со смешанным типом застройки и множеством старых и новых зданий, по которым удобно передвигаться пешком и которые служат разным слоям населения (история успеха прямиком из книг Джейн Джекобс), легко противопоставляются типичной американской субурбии — автомобилизированной, рассредоточенной и неопределенной с культурной и социальной точки зрения. Однако исторические города вроде Саванны не смогут удерживать это лидерство, если будут полагаться только на авторитет прошлого. Идеализированного и стерильного или, наоборот, разрываемого противоречиями и социальным неравенством. Им следует черпать вдохновение в жизненной энергии настоящего, инновациях и стремлениях, которые необходимы для актуализации будущего города.

 

Время критиковать

Ностальгическая предвзятость и реакционные методы городского планирования — ключевые изъяны современной идеологии градостроительства, заточенной на консервацию. Это и подход Traditional Neighborhood Development, и концепция «Нового урбанизма», и некоторые другие более слабовыраженные формы неотрадиционализма. Очень показательно, что архитекторы и градостроители-традиционалисты рассматривают Саванну в качестве удачного воплощения пронизанных историзмом и словно по книжке реализованных подходов к субурбанизации. При этом они игнорируют экономические проблемы и расовое неравенство, идущие нога в ногу с городской политикой в области охраны наследия и джентрификацией. Кроме того, консервативно настроенные градостроители также сводят на нет прогрессивное начало Саванны, заложенное еще Оглторпом, и подменяют социально-пространственные устремления планировочного плана города поверхностными «картинками».

Начиная от имитаций стиля бозар в деталях новых офисных зданий и заканчивая обычным копированием готовых планировочных решений в рамках редевелопмента, в этом желании утащить город в прошлое есть что-то ложное и зловещее.

Анри Лефевр в одной из своих самых известных книг «Право на город» описывает город как произведение — oeuvre, — которое можно интерпретировать как добавочную ценность, образующуюся в результате коллективной деятельности города и его жителей. Для Лефевра фундаментальным правом на город, которое должно быть у каждого горожанина, является доступ к городским товарам и ресурсам (не потребительским, а культурным, досуговым и рекреационным благам и другим формам деятельности, не подлежащим денежному обмену) и возможность активно участвовать в жизни города, наслаждаясь всем богатством этого «произведения».

Броутон Стрит, восточная асть

Некоторые местные жители считают, что Саванна уже преодолела тот порог, когда туристическая выгода становится важнее качества жизни местного населения. То «произведение», которое наверняка можно найти в Саванне, дискредитируется коммерциализацией и массовым туризмом. По иронии, район Лэндмарк вот-вот задохнется от того, что социолог Шарон Зукин называет «потреблением подлинного» — consumption of authenticity, к примеру, туристического потребления архитектурного прошлого города, частично сохраненного, частично подмененного. Постепенное стирание подлинной городской культуры силами отелей, огромных паркингов, сувенирных магазинов, сетевых ресторанов и прочей туристической инфраструктуры, обеспечивающей «потребление» района Лэндмарк приезжими, может привести к «диснеификации» (или «вильямсбургизации», по аналогии с колониальным городом-музеем в Вирджинии) исторического центра города.

Активное сохранение исторических памятников было необходимой предпосылкой как всплеска туризма, ориентированного на объекты наследия, так и джентрификации и последовавшего за ней потребления «подлинной» культуры Саванны. Успехи движения за сохранение памятников прочитываются в тех противоречиях и столкновениях, которые возникли отчасти в результате джентрификации. Но города вроде Саванны — богатые историческими зданиями, районами и ландшафтами — обычно благосклонны по отношению к подобным процессам, во всяком случае те из них, что могут себе это позволить.

Туристы продолжат массово посещать Саванну. Цены на недвижимость продолжат расти. Но есть надежда, что будущие жители и посетители Саванны смогут насладиться дышащим, живым городом XXI века, который научился сосуществовать с наследием своего прошлого (материального и нематериального), не оскорбляя его памяти с помощью исторических симулякров и чрезмерных ограничений.

Предельно важно поддерживать целостность исторического богатства города, при этом предлагая новые активности, места и здания, которые бы отвечали запросам современной жизни. Мы можем задаться вопросом: в какой момент наследие начинает смешиваться с новыми формами культуры и использования? (Это длительный процесс или резкая трансформация?) Или, выражаясь иначе, в какой момент происходит отделение современной культуры от исторического и традиционного? Подобные разрывы и изменения — необходимые условия эволюции города.

Несмотря на критику выше и на некоторые желательные и нежелательные последствия градостроительной политики и деятельности движения за сохранение памятников, Саванна остается захватывающим, энергичным и сумбурным городком, не похожим на другие. Афроамериканская культура продолжает добавлять городу аутентичности и энергии. Бурная арт-сцена и студенческое и креативное коммьюнити продолжают заложенные ценности прогресса, инновации и толерантности. Стоит поблагодарить поколения защитников исторических памятников за то невероятное архитектурное и городское наследие, которое нам сегодня доверено. Если защитники наследия научатся быть более открытыми к современному искусству и архитектуре, а местные политики, градостроители и архитекторы смогут создать платформы и пространства для раскрытия живой, аутентичной городской культуры, Саванна сможет вернуться на истинный путь и достичь той зрелости, которой мог бы гордиться Эдвард Оглторп.

Продолжение статьи — манифест для города Саванны — читайте здесь.


[1] Edmund Bacon, The Design of Cities (New York: Viking Press, 1974).

[2] Sharon Zukin, Naked City: The Death and Life of Authentic Urban Places (Oxford: Oxford Univ, Press, 2009)

[3] Notable pathfinders include the preservation department at Columbia University and their journal, Future Anterior, edited by Jorge Otero-Pailos; the Critical Conservation program at the Harvard Graduate School of Design; the recent theoretical provocations of Rem Koolhaas/OMA on preservation, as well as built projects such as the Fondazione Prada which expand the category of adaptive reuse; and Kees Christianse’s recent research into the repurposing of industrial areas, published in The City as Loft: Adaptive Reuse as a Resource for Sustainable Urban Development (2013).

[4] Alois Riegl, “The Modern Cult of the Monument: Its Character and Origin,” Oppositions 25 (New York, Fall 1982). It was first published in 1903 as an introduction to a draft preservation law for the Austrian government. Thordis Arrhenius gives an excellent exegesis of Riegl’s essay in her recent book The Fragile Monument: On Conservation and Modernity (2012)

[5] Ruskin and Morris were intellectually embattled with Eugène Viollet-le-Duc, who famously said that successful restoration, based on the artistic authority of the architect-restorationist, will return a monument to a “complete” condition that never existed.

[6] William Morris, et al, “Manifesto for the Society for the Protection of Ancient Buildings” (1877), Society for the Protection of Ancient Buildings, https://www.spab.org.uk/what-is-spab-/the-manifest...

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

По теме