Страница не найдена

Правила жизни Араты Исодзаки — обладателя Притцкеровской премии 2019 года

, Люди

Лауреатом Притцкеровской премии в 2019 году стал Арата Исодзаки. Strelka Mag выбрал девять цитат японского архитектора — о его детстве, творчестве и взглядах на жизнь.

Мне было тринадцать лет, когда сбросили бомбу на Хиросиму. Знаете, как выглядела после войны Япония? Выжженные пустыри вместо улиц, одни телеграфные столбы стоят. Понятно, что в университете я был левым, а Че Гевара был моим героем.

Интервью для AD, Алексей Тарханов, 2013 год

Арата Исодзаки

Когда я достаточно подрос, чтобы начать понимать мир, мой родной городок [Оита] был разрушен. Нагасаки, на который сбросили атомную бомбу, находится на противоположном берегу залива, так что я вырос на «Нулевой отметке». Кругом были одни руины: ни архитектуры, ни зданий, ни городов. Меня окружали лишь бараки и палатки. Так что моим первым впечатлением от архитектуры было отсутствие архитектуры, и я начал думать над тем, как люди могли бы снова выстроить свои дома и города.

Пресс-релиз Притцкеровской архитектурной премии, 2019 год

Международный выставочный центр Катара по проекту, который разработал Арата Исодзаки | Фото: Хисао Судзуки

95-99% зданий в любом городе должны быть жилыми или иметь коммерческое предназначение. Разумеется, при строительстве таких домов нужно соблюдать определённые архитектурные стандарты. Но также необходимо, чтобы в городе был небольшой процент зданий с выдающейся архитектурой, а принадлежать они должны культурным учреждениям. Моя личная политика всегда заключалась в том, чтобы сфокусироваться именно на культурных учреждениях: музеях, библиотеках, университетах, выставочных залах и так далее. И мне нравится работать с девелоперами с такими же убеждениями.

Интервью для The Japan Times, Эдан Коркилл, 2008 год

Арт Плаза, ранее известная как Библиотека префектуры Оита | Фото: art-plaza.jp

Первым проектом, который я сделал с чувством, что могу создавать собственную оригинальную архитектуру, основанную на собственной концепции, была Арт Плаза в префектуре Оита. Я построил это здание в 1964 году и страшно им гордился. А первой работой, о которой я действительно подумал, что готов показать её миру, был Музей современного искусства в префектуре Гунма.

Интервью для The Japan Times, Эдан Коркилл, 2008 год

Трейлер фильма Майкла Блэквуда «Arata Isozaki: Early Work in Japan»

Каждый раз, когда я возвращаюсь в Оиту, многие говорят мне, что им не нравятся здания, которые я здесь построил. Такая противоречивая оценка кажется мне хорошим знаком. Одни люди меня сильно поддерживают, а другие наоборот. Значит, мои здания — это не что-то обычное и бесхарактерное. У этих домов есть характер, и люди видят его.

Интервью для фильма Майкла Блэквуда, 1985 год

Дом японского архитектора Кэндзо Тангэ. До начала 60-х годов Арата Исодзаки работал в бюро Тангэ | Фото: champ-magazine.com

Настоящий дом архитектора? Как у Аалто, у Райта, у Тангэ? [Я его] нигде не построил. Мне этого не нужно. Я снимаю в Токио квартиру, а выходные провожу в горах, в своей маленькой мастерской.

Интервью для AD, Алексей Тарханов, 2013 год

Интервью для проекта PLANE—SITE

Мне нравится создавать разные вещи, а не повторять одно и то же. Это сложно с точки зрения индивидуальности. Но моя индивидуальность заключается в том, чтобы каждый раз делать что-то новое. Не следовать единому стилю, а всегда подстраиваться под ситуацию, окружение или архитектуру.

Видеоинтервью для European Cultural Centre в рамках проекта Time Space Existence, 2017 год, © PLANE—SITE

Арата Исодзаки в детстве (справа) | Фото: pritzkerprize.com

В молодости я ездил в Нью-Йорк или Париж и повсюду встречал друзей, которых волновали те же вопросы, что и меня. Это был другой мир. У молодого поколения всегда своя субкультура. Увлеченность и энергия дают возможность что-то создавать. Начало моей работы связано с андеграундом. Конечно, я давно уже вылез на поверхность, но мне интересны проекты молодых архитекторов. Если молодые смелее будут реализовывать то, что они придумывают на бумаге, я уверен, это окажется востребованным и модным.

Интервью для журнала «Интерьер+дизайн», 2017 год, переопубликовано в 2019 году

Строительный «бум» в Японии закончился. Одновременно с ним происходил такой же «бум» в Лондоне, Берлине, Париже и в других городах, пострадавших в годы Второй мировой войны. Разумеется, поствоенная реконструкция завершилась ещё в 60-х, но в 80-х началось обновление этих территорий. Это и Доклэндс в Лондоне, и Потсдамская площадь в Берлине, и так называемые Большие проекты президента Франсуа Миттерана в Париже, среди которых стеклянная пирамида в Лувре и Музей Орсе. Потом этот «бум» добрался до Китая и Ближнего Востока, и, кажется, станет самым масштабным из всех. Сейчас пришло время России, Казахстана и других бывших советских республик.

Интервью для The Japan Times, Эдан Коркилл, 2008 год

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

По теме