Страница не найдена

6 правил идеальной детской площадки

Последние пару лет Москва переживает расцвет детских площадок. Самую большую и интересную из них — «Салют» — открыл Музей современного искусства «Гараж». Теперь в любую погоду там собираются дети, подростки и взрослые. «Салют» собран из оборудования Юлиана Рихтера, мирового классика игровых зон. Strelka Mag попросил Рихтера, авторов «Салюта» и специалистов по детским площадкам в России обсудить, как поменялись игровые зоны Москвы, ради каких стоит выехать из центра города и что в ближайшем будущем пропадёт с детских площадок.

Участники дискуссии: Юлиан Рихтер, основатель компании Richter Spielgeräte GmbH, разработчик критериев оценки и тестирования стандартов безопасности EN (European Harmonized Standard for Commercial Playground Equipment). Александр Фронтов, генеральный директор бюро «AFA/Александр Фронтов и Архитекторы». Ксения Голованова, архитектор, сотрудник AFA. Белла Филатова, партнёр архитектурного бюро «Дружба», соучредитель детского архитектурного клуба «Кони на балконе». Дарья Алексеенко, руководитель проектов Strelka Architects, куратор детского архитектурного клуба «Кони на балконе».

 

ПРАВИЛО 1:

НИКАКИХ ПРАВИЛ НА ДЕТСКИХ ПЛОЩАДКАХ

Юлиан Рихтер

Юлиан Рихтер: В создании площадок нет чёрного и белого или правильного и неправильного. Но есть ключевые вещи, о которых мы всегда помним. Первая из них — это самоопределение. Детская площадка должна помогать в этом ребёнку. Второе ключевое слово — вместе. Из собственной жизни я вынес, что хорошо, когда рядом играют дети разных возрастов. Несколько поколений моей семьи были пасторами и учителями, а у матери было 11 детей. Даже когда старшие вырастали, мы ели все вместе. Поэтому тема общности и социальной ответственности для меня так важна и очевидна.

А третье правило состоит в том, что игра — это не сборник правил. В игре дети учатся по-настоящему. Этого не даёт спорт, где есть правила и цели, и не даёт школа, где игровой процесс чаще всего блокируется.

Белла Филатова: Насколько детям будет интересно на детской площадке, зависит от её игровой ценности. А она складывается из многих факторов: насыщенности игровых функций, образности и при этом не навязанности тем, возможности разных сценариев для игр, наличия полезного риска и одновременно чувства безопасности. И, конечно, непредсказуемости. На такой площадке дети смогут провести несколько часов, и им не станет скучно.

Сегодня в городе переизбыток пластика, поэтому всё чаще детские площадки строят из натуральных и естественных материалов. В то же время появляется электронное уличное оборудование, например карусели начинают петь песни. Если это одна и та же песня или игра без вариантов, это у площадки все равно низкая игровая ценность, и детям вряд ли будет интересно.

1 / 9

По словам архитектора Ксении Головановой, «Салют» состоит из нескольких слоев. Есть структуры, которые привлекают внимание - это горки и качели. Есть менее заметные зоны, и часто человек приходит, привлеченный яркой конструкцией, а потом перемещается в более спокойное место. Третий уровень - для самых внимательных. Кое-где на камнях и дорожках сделаны следы зверей, в водной зоне можно найти крабиков, это совсем мелкие черты, которые нужно выискивать.

2 / 9

«Башни». Дизайн башен - отсылка к американским горкам и к Шуховской башне одновременно. Зона построена как полоса препятствий с горками, веревочными мостиками и канатами, но может служить и как небольшая смотровая площадка для детей.

3 / 9

«Мегакачели». Зона включает 29 разных качелей с вечерней подсветкой, которая меняет цвет в зависимости от скорости и синхронности качания. Овальная конструкция, на которую крепятся 29 качелей, обыгрывает форму временного павильона «Гаража» Шигеру Бана, который стоял на этом месте, и колесо обозрения, которое когда-то стояло в парке Горького.

4 / 9

«Поляна малышей». Здесь самые маленькие могут порисовать песком, спрятаться в домике, полазать по небольшим холмикам, которые также служат неформальными границами зоны. Прием такого мягкого зонирования с помощью кустарников и насаждений используется по всей площадке.

5 / 9

«Морское дно». Это зона игры с сухим и мокрым песком. Можно “традиционно” лепить куличики, а можно откопать скелет динозавра. Эта часть площадки - самая удаленная от входа - предполагается, что сюда будут доходить целенаправленно, а значит, в подходящей одежде, которую не жалко испачкать или намочить.

6 / 9

«Водная станция». Это самая большая водная зона для детей в городе - длина канала больше 100 метров. На его протяжении есть участки для активных игр (например, с водными пулеметами) и такие, где можно понаблюдать законы физики (винты Архимеда), поиграть с дамбами или пустить кораблик.

7 / 9

«Овраг». В овраг можно скатиться по горке, а можно, наоборот, использовать его как маленький скалодром. Хоть зона кажется простой, она была очень трудоемкой из-за специфики резинового покрытия на крутых поверхностях и задачи развести потоки детей, которые занимаются разными активностями.

8 / 9

«Конструктор». Зона мобильного конструктора не самая типичная для московских площадок в общественных местах с большой проходимостью. В ней лежат большие мягкие блоки, из которых можно построить что-нибудь, поэтому в этой зоне дети обычно объединяются в группы и взаимодействуют друг с другом.

9 / 9

Рядом находится площадка «Ловец снов» для более взрослых детей, где они могут проверить свою ловкость, забравшись на веревочную лазалку.

 

ПРАВИЛО 2:

Не каждая площадка подойдёт на каждый день

Белла Филатова: Можно условно выделить два подхода к детским площадкам. Функциональный ставит во главу угла возможности самого оборудования. А «лагерь эстетиков» больше внимания обращает на атмосферу и пространство. Идеальная ситуация — если оба подхода сочетаются. «Салют» как раз приблизился к сочетанию этих двух компетенций.

Дарья Алексеенко: Тематические площадки, по сравнению с абстрактными, ограничивают фантазию ребёнка. Но при этом поиграть там несколько раз в месяц действительно интересно. Площадка в виде корабля на Тверском бульваре как раз иллюстрирует такой сценарий. Во дворах жилых домов лучше организовать пространства абстрактной игры, чтобы у детей была возможность поворачивать разные сценарии.

1 / 2

Детская площадка на Тверском бульваре

2 / 2

Белла Филатова: А там, куда дети приходят не каждый день, может быть что-то тематическое, с одним-двумя вариантами прочтения. «Корабль» и «замок» на Тверском бульваре, в принципе, соответствуют этому правилу. Бульвар — это проходное место, туда приходят гулять и играть из разных районов. Но в то же время там есть местные жители, и их детям может поднадоесть постоянно играть на палубе корабля.

 

ПРАВИЛО 3:

ПАНДУСА ДЛЯ КОЛЯСОК — НЕДОСТАТОЧНО

Юлиан Рихтер: В Германии об инклюзии на детских площадках заговорили примерно 25 лет назад. Но часто всё сводится к тому, что создаются условия для колясочников и гордо говорится о безбарьерной среде. Но ведь есть масса других ограничений: зрение, слух, слишком маленькое или слишком большое тело. На «Салюте» мы старались создать оборудование, которым дети с ограниченными возможностями смогут пользоваться самостоятельно или хотя бы с помощью взрослых.

Впрочем, я уверен, что, даже если ребёнок на коляске приедет сюда и сможет побыть в атмосфере — не обязательно поиграв во всё, — это уже будет очень хорошо. Для меня инклюзия в первую очередь означает «вместе».

1 / 5

Детская площадка в саду Баумана

2 / 5

3 / 5

4 / 5

5 / 5

Детская площадка в Саду Баумана

Белла Филатова: Сегодня инклюзивные варианты оборудования есть в каталоге почти у каждого производителя, но их использование не обязательно, это зависит только от желания заказчика и проектировщика. Случаи, когда оно действительно есть, единичны. Площадка в саду Баумана была одной из первых и хорошо продуманных, причём для разных типов ограничений. Пандус могут использовать дети на колясках, а для слабовидящих были специальные контрастные рисунки. Очень жаль, что эту мысль архитектора не приняли во внимание и перекрасили площадку.

1 / 2

Детская площадка в саду Баумана

2 / 2

Детская площадка до того, как ее перекрасили. Фото: Wowhaus

Юлиан Рихтер: В саду имени Баумана мне кажется важным многоуровневость площадки. Можно гулять по пандусу или заезжать туда на колясках. На плоской поверхности играть скучнее, чем если есть хотя бы маленький холмик, изменение рельефа, которое разнообразит любую площадку.

Белла Филатова: На Тверском бульваре есть специальные качели и карусели, и дети на колясках могут играть рядом с другими. Но то, что эти качели подходят только колясочникам, немножко обособляет их. Лучший вариант — это оборудование, в которое играют все. Когда нет ощущения, что эта карусель специально для маломобильных, и она не стоит пустой, если таких детей нет на площадке. На Красногвардейских прудах во многих местах применён инклюзивный принцип, но, когда на площадку смотришь, это не заметно.

Тверской бульвар

 

ПРАВИЛО 4:

ДЕТЕЙ НЕ НУЖНО СПРАШИВАТЬ, КАКУЮ ПЛОЩАДКУ ОНИ ХОТЯТ, ЛУЧШЕ ПОПРОСИТЬ ПРИДУМАТЬ ПРО НЕё ИСТОРИЮ

Юлиан Рихтер: Мы не привлекаем детей к процессу проектирования. Наверняка многие педагоги вам скажут «давайте соберём группу, пусть они укажут место и скажут, что хотят». Но дело в том, что они расскажут о том, что видели, и не факт, что результат такого обсуждения будет выше, чем работа профессионалов.

Мы поступаем по-другому: строим площадку и наблюдаем, как её используют, во что играют, во что нет. Анализируем это и используем информацию в дальнейшем.

Белла Филатова: Да, дети действительно на вопрос «что ты хочешь на площадке?» расскажут о горках, качелях и кораблях, которые уже видели. Функциональное наполнение места можно создать и без ребёнка. Но мне кажется, что определить характер места, придумать историю, образ или легенду площадки должны дети. Хороший пример был у нас в Выксе. Мы собрали детей и родителей и поговорили с ними на тему того, чего не хватает в городе. Родители показали «места силы», а дети создали макет будущей площадки.

Юлиан Рихтер

Потом мы приезжали к ним несколько раз обсуждать и дорабатывать проект и параллельно учили активировать место. На открытии дети гордо говорили всем, что это они сами придумали и это их площадка. За лето жители провели на ней несколько фестивалей, организованных своими силами. Такой подход влияет на человека, его чувство достоинства и понимание, что его слышат и он может внести вклад в развитие города.

 

ПРАВИЛО 5:

площадка ДОЛЖНА учитывать специфику места

1 / 4

Детская площадка на Красногвардейских прудах

2 / 4

3 / 4

4 / 4

Юлиан Рихтер: В самом начале нашей деятельности у нас получилось сделать очень удачную площадку в Гамбурге. Городские власти сказали, что хотят такую же и в других районах. Мы повторили её дважды, но такого успеха уже не было. Мы, конечно, гордимся нашим оборудованием, но, как видите, это не всё, что нужно.

Важно — понять контекст района: окружение, социальную ситуацию, будущих пользователей.

Это будут дети нескольких домов в резидентском тихом районе или семьи рабочих-мигрантов, которые постоянно переезжают, а значит, и дети на ней будут всё время разные? А где находятся соседние площадки и как они выглядят? Что касается уникальности площадки как бренда — мне кажется, это скорее волнует взрослых. Детям не так важно, насколько место их игр уникально в рамках города, им важно чувствовать, что это их площадка.

1 / 3

Детская площадка на Красногвардейских прудах

2 / 3

3 / 3

Детская площадка на Красногрвардейских прудах

Белла Филатова: Когда мы создавали площадку в парке на Красногвардейских прудах, перед нами как раз стояла задача сделать что-то, что могло бы стать брендом района. Мы продумали игровую среду на всём протяжении парка, чтобы дети исследовали его в движении. К сожалению, не все идеи воплотились. А самым ярким акцентом стали домики на деревьях.

После 4–5 лет не интересно играть на высоте метр-полтора, и если нет возможности на площадке — ребёнок залезет куда-нибудь ещё.

В домик можно залезть и посидеть в укромном месте, что тоже важно детям. И вообще, если в районе есть уникальное место и там играют дети — это положительно влияет на само его отношение к району.

 

ПРАВИЛО 6:

Не забывать про подростков

«Салют»

Юлиан Рихтер: На детских площадках стало больше хай-тека, пластика и синтетических материалов. Увеличилась доля массового производства и крупных компаний, работающих по принципу конвейера. Кроме того, на площадках появляется больше зон для подростков: в 13–14 лет тоже нужны игра и самоопределение с её помощью. А ещё движение и риск.

«Салют»

На «Салюте», например, есть круги, на которых можно крутиться довольно быстро. И при этом, если закружилась голова, можно сделать шаг назад и остаться на этой карусели, не потеряв лица перед сверстниками.

Часто дети вырастают, и родители счастливы сказать им: «Всё, теперь ты взрослый». Как будто он остановился в развитии. И дело не в том, чтобы студенты или взрослые приходили на детскую площадку. А в том, чтобы они внутри были свободными, уважали игру и играли сами. Ведь можно смотреть на проблемы как ребёнок, открытый и готовый придумывать новое. Для меня, например, когда я принимаю людей на работу, это важный вопрос — как ты смотришь на жизнь, а как на игру, может ли это быть твоим стилем жизни? Кстати, мы всей компанией хотя бы раз в год вместе идём кататься на каруселях.

Фото: Ольга Алексеенко

Поделиться в соцсетях

Бесплатная образовательная программа развития архитекторов, проектировщиков, градостроителей и госслужащих
при поддержке:
Минстрой России

По теме