, Среда

Познакомьтесь с Legato — авторами самого большого экстрим-парка в России

Автор: Михаил Сапрыкин

Этим летом в Казани откроется «Урам» — огромный парк с зонами для скейтбордистов, BMX-райдеров и паркурщиков, двумя памп-треками и стритбольной площадкой. Новое общественное пространство спроектировала и построила команда Legato Sports Architecture, которая ранее сделала скейт-парки в Москве, Таллине и Куала Лумпуре.

Strelka Mag поговорил с основателями Legato Васей Борисенко и Машей Зельтен о том, как опыт катания помогает в проектировании эстетичных площадок, почему хорошие спортсмены становятся трудолюбивыми строителями и зачем архитекторам учиться работать руками.

Вася Борисенко и Маша Зельтен

 

КАК НАЧИНАЛИСЬ LEGATO

Вася Борисенко: Я считаю себя приверженцем андеграунда: когда нет специально созданных для катания условий, приходится постоянно преодолевать препятствия. Но есть люди, для которых вполне естественно пользоваться возникшей инфраструктурой, кататься в парках. У спортсменов, которые готовятся к Олимпиаде, вообще другое мировоззрение — и в этом нет ничего плохого: место для андеграунда найдётся всегда.

В BMX-культуре я уже 20 лет, с тех пор можно отсчитывать историю Legato, потому что весь накопленный опыт я активно применяю в наших проектах. С 2006 года я совмещаю катание со строительством и проектированием. Начинал с основ — как распилить доску, закрутить саморез, уложить асфальт.

Маша Зельтен: Для меня всё началось со скейтборда в 14 лет. У нас был спот «Труба»: мы монтировали рейл между лавочками, чтобы научиться скользить, потом дополняли конструкцию другой трубой, пытались создать хоть какую-то инфраструктуру.

Я долгое время работала в медиа, где много сил и времени тратится на выпуск материала, который будет цениться совсем недолго. Поэтому после работы в отделе маркетинга Look At Me и продюсирования приложений у меня возникла идея основать мастерскую и заниматься ремеслом, ценность которого со временем только растёт. Создавая мебель в студии Denis Milovanov, я видела ощутимый результат своих вложений, который после этого ещё долго радовал какого-то другого человека.

Экстрим-парк «Урам» в Казани

После студии я занималась мастерскими в Никола-Ленивце, где мы познакомились с Васей. Мы пробовали создать совместный бизнес, связанный с ретейлом электротранспорта, но идея перепродавать не вдохновляла, хотелось что-то создавать. Я начала помогать Васе на менеджерском уровне, ему периодически падали небольшие заказы на строительство скейт-парков. В какой-то момент стало понятно, что в этом есть большой потенциал: Вася круто подходит к идее создания продукта, вкладывается в работу с деталями.

Наш первый большой заказ случился в 2015 году — это крытый памп-трек для школы олимпийского резерва по велоспорту «Нагорная». Спустя год мы зарегистрировали ООО «Спортивная архитектура» — теперь доказываем, что на российском уровне такая архитектура может быть эстетичной и красивой.

Вася: Legato — это музыкальный термин, плавное перетекание звуков из одного в другой. Архитектуру называют застывшей музыкой, поэтому при работе над проектами мы постоянно думаем о плавности перетекания форм.

Маша: Чтобы объяснить мне смысл названия, Вася взял описание термина «легато» из «Википедии», но вместо слова «нота» подставил «катание», и я сразу поняла эту концепцию.

Экстрим-парк «Урам» в Казани

 

КАК СКЕЙТ-ПАРКИ МЕНЯЮТ СРЕДУ

Маша: Мы всегда настаиваем на том, чтобы экстремальные объекты были частью общественного пространства. Наша задача — уйти от недоверия к скейтборду и BMX, сделать скейт-парки доступными, понятными и привлекательными. Между собой мы шутим, что занимаемся институционализацией андеграунда. Экстрим-парк «Урам» стал частью большого проекта благоустройства набережной Казанки, который реализует творческая группа при Мэрии Казани и архитектурная студия Orchestra. Именно они рисовали набережную и прорабатывали возможности для интеграции экстрима в городскую среду.

Вася: Как отличить хороший парк от плохого? Помимо классного дизайна и локации, важнейший момент — это пропорция: скейт-парк по форме должен быть очень сбалансированным. При этом нет никаких стандартов, это чувствуют только люди, которые катаются. Кто нарисовал скейт-парк, кто его построил — и насколько сам парк погружён в контекст? Вот три составляющих, которые являются залогом успешного спортивного объекта. Мы хотим, чтобы наши общественные пространства могли стать центром притяжения.

Маша: Скейт-парк необходимо встроить в благоустроенную среду — так, чтобы на площадке было интересно и взрослым, и детям. Если не учитывать контекст, парк может вызвать большой социальный конфликт между поколениями или людьми с разными интересами.

Экстрим-парк «Урам» в Казани

Вася: По стилю катания я сразу могу определить, из какой страны человек приехал, потому что его как райдера сформировала окружающая среда. Испанцы катаются очень стильно и креативно: у них есть Барселона — это один большой спот. Но стиль — тонкая субстанция, эти моменты сложно объяснить посторонним.

Когда мы построили парк в Ижевске, одна девушка написала, что у неё маленький сын теперь катается на памп-треке, поблагодарила, и меня тронула одна фраза: «Знаете, я теперь не хочу уезжать из города». В процессе стройки нас грабили, взрывали петарды, чего только не было — и тут такое. Когда ты в регионах делаешь огромный парк для тинейджеров, это имеет нереальный отклик.

Маша: В нашем Сети-парке в Ижевске проходил чемпионат мира по памп-треку. Его спонсорами были KFC, они заработали рядом сразу после открытия нашего парка. Раньше недалеко была полуразрушенная остановка советских времён, сейчас там идёт застройка другой сети фастфуда. Не скажу, что один объект может стать триггером для появления бизнеса рядом, хотя это тоже возможно — прокат инвентаря, школа беговела, скейтбординга.

«Сети парк» в Ижевске

 

КАК СПОРТСМЕНЫ НАЧИНАЮТ САМИ СТРОИТЬ ПАРКИ

Маша: Работать с прорайдерами очень приятно: это личности, которые стремятся быть «про» во всём. Сейчас наша команда билдеров (так в Legato называют строителей парков. — Прим. Strelka Mag) выросла почти до 100 человек — это фанаты своего дела от Читы до Петербурга.

Наши проекты начинаются с соучаствующего проектирования: мы встречаемся с местными ребятами, спрашиваем, чего им не хватает, кого больше в городе — беймиксеров, скейтеров или самокатеров, как развивается сообщество. Кто-то присоединяется к нашей команде, начинает в рабочем режиме проектировать. В Казани, например, мы плотно работали с чемпионом России по BMX-фристайлу Иреком Ризаевым и другими талантливыми райдерами, которые приходили вместе с Васей рисовать и обсуждать идеи. Когда мы уже построили парк, они сказали, что одну фигуру надо бы сделать чуть-чуть пошире. Для нас это значило перестроить всю фигуру с нуля, и мы сделали это, потому что продукт нацелен на конечного потребителя. Очень важно, чтобы будущие пользователи были удовлетворены, ответить на запросы — это самое сложное.

Вася: Люди, которые подходят на стройке и предлагают помощь, в итоге оказываются одними из самых верных, мотивированных и преданных делу. КПД ребят, которые пришли из индустрии экшен-спорта в строительство, в десятки раз выше. Потому что те, кто катается, заточены на цель, на результат.

Маша: В Казани мы в тестовом режиме сделали образовательный проект Concrete School, запустили open-call, чтобы обучить желающих строительству скейт-парков. Из сотни откликов отобрали десять человек, в команду в итоге попали всего три человека, но это очень воодушевлённые участники. Мы стремимся к тому, чтобы профессия билдера имела лицо и давала людям, которые любят эту индустрию, возможности для стабильной жизни. Сегодня к культуре уличного спорта ещё нет доверия, её постоянно критикуют. И создание новой профессии — это возможность для людей, которые полжизни потратили на любимое дело, продолжать заниматься парками в новой роли высокооплачиваемого профессионала.

Сейчас мы выстраиваем внутри Legato архитектурное бюро и планируем разработать специальную образовательную программу, чтобы наши архитекторы смогли узнать базовые вещи из мира строительства.

Для меня важно сделать строительную сферу доступной и привлекательной, рассказывать про стройки так, чтобы это было интересно не только райдерам, но и широкой аудитории. Мы создаём новую профессию парк-билдера — это отдельная каста и в экстрим-культуре, и в мире строителей. Сейчас снимаем документальный фильм — про парк-билдерство, наших ребят и работу. Для съёмки коллаборации брендов Outlaw и Puma в нашем скейт-парке мы предложили билдеров Legato в качестве моделей. Наши пространства — это возможность создавать новые культурные продукты, там могут проходить съёмки клипов, уличные концерты.

Сейчас у архитекторов большой вес в обществе. Но кто реализует все эти гениальные идеи? У профессии билдеров всё ещё нет имиджа, поэтому работу мы выстраиваем таким образом, чтобы наша стройка обладала определённой эстетикой. Поэтому наши ребята работают с лучшими инструментами, с хорошими материалами. В своих соцсетях мы стараемся рассказать историю каждого билдера.

Экстрим-парк «Урам» в Казани

 

КАК УСТРОЕНА РАБОТА ВНУТРИ КОМАНДЫ

Маша: В России часто архитекторы делают красивую концепцию, чтобы найти инвестиции, затем на основе этой концепции проектная организация выпускает документацию с учётом всех СНИПов и ГОСТов. Проектировщик не пытается соответствовать современным строительным тенденциям, он просто отрабатывает нормативы и считает смету. Дальше всё это достаётся строителю, у которого цель ещё более простая — заработать. Амбиции сделать крутой продукт у строителей обычно нет. И архитектор вынужден наблюдать за трансформацией своего проекта. Часто концепции просто уничтожаются, строители слишком упрощают процессы. Мы стараемся заниматься реализацией проекта от начала до конца, что даёт нам возможность контролировать все стадии проектирования и строительства.

Строительство парка в Казани

Вася: Все спортивные объекты придумывает и проектирует наш Креативный отдел по скейт-паркам. А архитекторы в нашей команде продумывают, как уместить их в общую концепцию проекта. Все билдеры в Legato осваивают Rhino (программа для 3D-моделирования. — Прим. Strelka Mag) за четыре-пять дней, после этого они готовы работать с программой на практике. В нашей практике кто придумал — тот и строит, поэтому мы всегда можем внести самые сумасшедшие правки в процессе реализации проекта. Хочешь сделать здесь волну из бетона? Отлично, делаем! В этом и есть андеграунд. Все билдеры, которые с нами работают, понимают, что в любой момент могут исполнить какой-нибудь строительный трюк.

Маша: Мы поощряем любые DIY-элементы. Если билдеру хочется нацарапать на свежем бетоне какую-то фразу, он вправе оставить своё высказывание. Скейт-парк для нас — это большая скульптура, расширенная на несколько тысяч квадратных метров.

Вася: Незастывший бетон можно затереть руками всего в течение пяти часов. В случае со скульптурой намного больше шансов, что её можно будет исправить. Опытные билдеры говорят, что оставляют после себя памятник. Люди считают, что скейт-парк начинается с открытия и первых трюков — на самом деле за этой работой стоит большой и продолжительный труд.

Маша: Мы рассматриваем объекты спортивной архитектуры как отдельные произведения искусства. И даже начали украшать наши парки мозаикой, впервые в России делаем это в «Ураме».

Скейт-площадь V-Plaza в Каунасе, в создании которой участвовали Legato

Вася: Хочется, чтобы в архитектурном сообществе понимали, что мы можем реализовать совершенно любые идеи и формы. Например, в павильоне бюро «Новое» на ЭКСПО в Астане мы помогали монтировать огромную инсталляцию с криволинейными формами — такой скейт-парк наоборот. Там же нас пригласили на монтаж скульптуры Марка Форнеса Minima | Maxima: 13 метров в высоту, 7 тысяч уникальных деталей, миллион отверстий. Именно с этого проекта наши билдеры начали учить Rhino — не было никаких сборочных чертежей, только слои в программе. Мы вдохновились этим подходом, теперь и у нас все детали подписаны и маркированы.

Кроме этого, у нас в команде есть парк-билдеры, которые могут построить сложнейшую детскую площадку «Дюны», пространства для паркура, малые архитектурные формы. С нами и Владимир Стребань — бывший инженер и идеолог «Архстояния» Николая Полисского, который спроектировал «Бобур», «Вселенский разум» и другие объекты в Никола-Ленивце. Мы гордимся нашими строительными звёздами и инженерными умами. В «Ураме» есть бетонная петля, а в Видном — полусфера. Мы смогли построить такие сложные формы именно потому, что в нашей команде есть опытные люди.

Создание инсталляции для ЭКСПО в Астане

 

КАК ВЛАСТИ РЕАГИРУЮТ НА ИНИЦИАТИВЫ СНИЗУ

Маша: Раньше люди из системы, услышав слово «экстрим», сразу представляли невероятные сальто и рисовали цепочку событий вплоть до прокуратуры. Но вопросы безопасности мы учитываем ещё на этапе проектирования: рассказываем чиновникам, что нужно делать на этапе эксплуатации, чтобы минимизировать риск травм, разрабатываем информационные стенды. Наши объекты проходят сертификацию безопасности для включения в реестр Минспорта, чтобы там можно было проводить официальные мероприятия. «Урам» сейчас находится на согласовании в Международной федерации скейтбординга, чтобы мы могли провести здесь финал чемпионата мира в следующем году. У профессионалов теперь нет необходимости ездить на тренировки за границу: сейчас в Казань съезжаются спортсмены из сборной России, потому что эта площадка подходит для подготовки к участию в международных чемпионатах. Мы ставим себе цель привлечения спортивных соревнований, когда только начинаем создавать пространства.

Вася: Безопасность выстраивается за счёт разделения зон: на асфальтовых памп-треках, например, могут кататься самые маленькие, а потом уже переходить в скейт-парк. Мы программируем пространство — проектируем парки так, чтобы ребятам было куда расти.

Строительство парка «Урам» в Казани

Маша: Власть понимает, что молодёжь становится всё менее понятной и досягаемой, поэтому рассматривает нашу деятельность как способ взаимодействия с ней. Кроме того, к власти стали приходить проводники в систему — наши сверстники, которым деятельность Legato близка и понятна. Находить общий язык становится всё проще. Кроме того, BMX-фристайл и скейтборд стали олимпийскими дисциплинами — это дополнительный бонус.

История «Урам» начиналась с петиции молодых активистов: ребята попросили создать под мостом «Миллениум», где собирается молодёжь, полноценное общественное пространство. В течение трёх лет руководство Казани шло к выполнению этого запроса в рамках большого проекта благоустройства набережной Казанки. И идеи, которые мы предлагали, получали поддержку у президента республики, его помощников, министров. Власть теперь выступает не в роли заказчика, который спускает поручения, здесь есть ощущение командной игры.

В консорциуме с бюро KOSMOS мы строим крытый павильон рядом с «Урамом», закончим к концу года. Это проект на 7 тысяч квадратных метров, к которому мы шли с момента создания Legato, — молодёжный спортивный центр, где ребята смогут не только тренироваться в любое время года, но и проводить лекции, кинопоказы, выставки уличного искусства.

Экстрим-парк «Урам» в Казани

В республику нас позвала работать Наташа Фишман-Бекмамбетова (помощник президента Республики Татарстан. — Прим. Strelka Mag), её команда уже пять лет реализует Программу развития общественных пространств. В 2017 году мы построили в Казани первый памп-трек в России, после этого залили в парке Урицкого первую бетонную плазу. Здорово, когда правительство доверяет, дает полную поддержку и возможность взаимодействия с людьми, интегрирует в систему, в которой можно реализовывать запросы местных жителей.

Пока что «Урам» — это самый успешный кейс взаимодействия с властью. Эксплуатировать парк в дальнейшем будет Министерство молодежи Республики Татарстан, и мы уверены, что он станет идеальным местом для самовыражения местных ребят, здесь вырастет поколение молодых чемпионов.

Фотографии предоставлены героями материала

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме