«Отобрать у вас город стало еще легче». Урбанист Алексей Радченко — о протестах в Москве

31 января в России вновь прошли митинги в поддержку Алексея Навального. Одна из крупнейших акций состоялась в Москве. По требованию полиции власти полностью перекрыли центр столицы и закрыли несколько станций метро. В день митинга урбанист Алексей Радченко выпустил пост о том, насколько адекватными были эти меры и что они говорят о сегодняшней Москве. Strelka Mag публикует текст Алексея, а также фотографии Михаила Гребенщикова, сделанные на акции.

Акции в поддержку Навального прошли минимум в 82 городах России. По данным «ОВД-Инфо», к моменту выхода материала на них задержали 4 822 человек, в том числе 1516 — в Москве. С 8 утра в столице не работали 7 станций метро, ещё 4 закрылись в течение дня. В центре города были перекрыты улицы, а также закрыты кафе, рестораны и магазины. Протестующие устроили шествие к СИЗО «Матросская тишина», где находится Алексей Навальный. Оттуда участники акции, разделившись на несколько колон, прошли к Комсомольской площади. Фото: Михаил Гребенщиков

Сегодня я очень жалею что я не социолог и не антрополог, и что, кажется, мир и технологии меняются быстрее, чем мы успеваем это осознать — и тем более изучить. Поговорим про митинги с точки зрения урбанистики и немножко транспорта, мы же про это?

 

транспорт

Фото: Михаил Гребенщиков / РБК

Транспорт крупнейших городов страны сегодня был парализован достаточно сильно. В Москве и Питере был полностью закрыт центр, включая и метрополитен. Такого масштаба закрытий не было со времен Второй мировой войны.

Такие действия показывают несколько вещей. Во-первых, невероятную уязвимость ключевой городской инфраструктуры. Перекрыть транспорт и закрыть движение решили в ответ на ожидаемый митинг в несколько тысяч (пусть даже десятков тысяч) человек. Сравните это с военными действиями, когда на улицах танки, а сверху с самолетов сбрасывают бомбы. К краху инфрастуктуры, пусть и искусственному, привели абсолютно незначимые в масштабах города действия — минимальные призывы выйти на прогулку. Это примерно в 20 млн раз меньший риск и масштаб проблемы, которые останавливали транспорт ранее.

Ну и второе — невероятная концентрация и централизация в управлении городом и транспортом. Решение о масштабных изменениях в жизни города были приняты даже не на уровне города и тем более не горожанами. Столь централизованное управление не эффективно и даже в среднесрочной перспективе приведет к снижению эффективности города.

Фото: Михаил Гребенщиков / РБК

Сравните это с ситуацией, когда транспортную услугу обеспечивают сотни независимых частных перевозчиков: договориться с ними или заставить их работать по велению сердца ФСОшника будет чуть сложнее.

Московский транспорт, как и городской транспорт в целом, незаметно стал монополией с возможностью легко диктовать клиентам, как, когда и что им делать. Увы. И как и в работе любой монополии, обычно это приводит к плохим результатам.

 

Общество

Фото: Михаил Гребенщиков / РБК

Идея о том, что город должен или может принадлежать жителям, становится все более абсурдной и неуместной в текущих реалиях. Право на город, сформулированное урбанистами, теперь не просто сложная цель и даже не идеал, к которому надо идти. Это фикция и иллюзия.

Отобрать у вас город, образ жизни, передвижение и общение теперь стало еще легче. Это могут сделать новая болезнь, призывы политика, страх управленца и так далее.

Фото: Михаил Гребенщиков / РБК

Казавшаяся нереальной даже в феодальное время или при крепостном праве возможность власти отобрать у жителей их город теперь реализуется менее чем за сутки. И это не только пример сегодняшней Москвы, где дети не попали в парк, родители в ресторан, а туристы на Красную площадь. Жесточайшие карантины и комендантские часы стали нормой в Европе и Азии. Теперь даже незначительный риск — это повод забрать у вас вашу социальную жизнь.

 

Политика

Фото: Михаил Гребенщиков / РБК

К счастью, верна и обратная ситуация. Теперь присвоить себе пространство стало легче и протестующим. Если раньше для блокировки города вам нужны были тысячи солдат, годы осады и серьезное оружие, то теперь достаточно html-кода и пары постов. Забрать себе город, оказывается, может всего несколько человек — ну или несколько тысяч. И это стоит осознать всем участникам «борьбы за город».

Протестующие могут менять тактику — и сменят ее. Например, анонс митинга на вечер буднего дня или на территории у трех вокзалов (или аэропорта) нанесет огромный ущерб городу даже в случае участия в нем небольшого числа людей.

 

Эмоции

Сила идет ровно до того момента, пока не встречает сопротивления, и я даже не про неверие в мирный протест. Я, например, про иски бизнеса и жителей к полиции за нарушения планов или снижение прибыли. Полиция считает себя в праве перекрывать город просто потому, что им некому сказать нет. Увы.

 

Управление

Фото: Михаил Гребенщиков / РБК

Мне кажется, я нашел одно объяснение столь масштабным перекрытиям. Это даже не страх, хотя, наверное, и он. Основное — это непрофессионализм как самих сил полиции, так и их руководства.

Полиция и Росгвардия больше не умеют, не хотят и не готовы отвечать на серьезные вызовы, а значит и допускать их. Качество их подготовки и профессиональные навыки настолько снизились, что даже митинг в 100 тысяч был бы полностью некотролируемым и мог бы выйти из-под контроля. Полиция не чувствует в себе силы контролировать толпу, а значит будет делать более легкую работу — купировать риски, сколько бы это ни стоило экономике города. Так легче.

Фото: Михаил Гребенщиков / РБК

Но если произойдет что-то и правда серьезное: выступления, нападения, теракт или стихийное бедствие, — они будут бессильны. Хорошо это или плохо, уж не знаю.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме