Страница не найдена

Депутат-урбанист Дарья Беседина отвечает на четыре главных вопроса о городе

На выборах в городскую думу Москвы в восьмом округе победила оппозиционный кандидат — урбанист Дарья Беседина, представитель «Яблока». Дарья — выпускница МАРХи, несколько лет прожившая в Гамбурге. Strelka Mag попросил депутата высказаться о четырёх вечных проблемах города: как изменить московские спальные районы, пробки, общественный транспорт и жильё.

Дарья Беседина

Москва мой дом. Но два года, в девятом и десятом классе, я прожила в Гамбурге. Я сразу ощутила, что различие этих городов заключается в мобильности его горожан, но объяснить тогда это не могла. После этого я училась в МАРХи на архитектора, но там вопросы транспорта фигурировали условно. К тому моменту я познакомилась с Максимом Кацем (политический и общественный деятель, сооснователь фонда «Городские проекты». — Прим. ред.), с текстами Яна Гейла (датский архитектор и урбанист. — Прим. ред.), Вукана Вучика (американский урбанист. — Прим. ред.) и описаниями других транспортных систем. Когда у нас начался курс по транспорту, я поняла, что нам преподают советские ГОСТы, которые не имеют отношения к современной действительности. Если проектировать чётко по этим правилам, то получаются те унылые дворы, которые так любит рассматривать Варламов.

 

ЧТО ДЕЛАТЬ С РАЙОНАМИ

Источник: Mordolff / istockphoto.com

Сейчас в Москве всё централизовано, культурные мероприятия и благоустройство исходят из центра, из-за чего у районов почти нет собственной идентичности. Депутаты не могут провести районные праздники, потому что у них нет денег. Районам нужно дать деньги и оставить их в покое. Пусть они делают то, что считают нужным, развивают себя по своему усмотрению. «Нужен ли нам ТЦ?» — кто, как не местные жители, могут ответить на этот вопрос. Это наш дом, и мы обустраиваем его так, как считаем нужным. Ни инопланетяне, ни Путин, ни Собянин не могут сказать, как должно быть.

Муниципальные депутаты — это местная власть, и им необходимо давать полномочия, которых сейчас у них почти нет. Вместе с активными жителями они формируют сообщество, которое должно решать, как развивать жизнь района.

 

ЧТО ДЕЛАТЬ С пробками

Источник: Mordolff / istockphoto.com

С общественным транспортом у нас всегда был особенный дефицит: и до строительства выделенных дорог, и после появления магистралей. Сейчас по магистралям автобусы ходят раз в 15–20 минут, а иногда и с большим интервалом, хотя в начале говорили о 5–10 минутах. На улицах у нас большие пробки, а под землёй забитое метро, которое не справляется с потоком.

Несколько лет назад Ян Гейл приезжал в Москву и рассказывал, что она состоит из порталов. Станция метро — это портал, через который человек телепортируется до другого портала. А городская ткань между ними в ментальной карте москвича не существует. Поэтому нам нужно больше общественного наземного транспорта, трамваев, так как это скоростной транспорт. Ещё необходимы выделенные полосы там, где их нет. Сейчас автобус попадает в пробку на Сретенке просто потому, что там нет выделенной полосы.

В Москве примерно 20 процентов населения перемещается на автомобилях, которые забивают 90 процентов дорог. Между домами нет места для такого количества автомобилей.

Раньше возлагались надежды на дешёвое такси, такое как Uber. Но оказалось, что подобные сервисы не сокращают количество поездок на личном автомобиле. Человек скорее отказывается от перемещения на общественном транспорте, и ситуация только ухудшается. Поэтому нужно отнимать пространство улиц у автомобилей и отдавать его другим.

Сейчас в Думе идёт интенсивное вхождение в работу, и предложить на самом первом заседании радикальные изменения системы транспорта невозможно. Но можно поднять определённые вопросы. В Мосгордуме нет комиссии по транспорту. А это абсурдно — именно это нужно изменить первым делом.

 

ЧТО ДЕЛАТЬ С общественным транспортом

Источник: Mordolff / istockphoto.com

Весь мир отходит от дизельного транспорта: он вредный, грязный и шумный. В Москве всё ещё развита контактная сеть троллейбусов. Это большая ценность, которой надо пользоваться, а не разрушать её. Такая инфраструктура потенциально очень важна и для создания сети электрического транспорта. Существуют новые современные троллейбусы. У них есть большой запас автономного хода: примерно половину маршрута они могут проезжать без проводов. Можно закупить такие троллейбусы и электрифицировать некоторые маршруты буквально завтра. Сейчас в Берлине строят троллейбусные сети, в Праге тоже. Это дорого и сложно, а у нас есть необходимая инфраструктура, которой нужно пользоваться.

Общественный транспорт должен быть комфортным. В первую очередь за счёт предсказуемости — расписания, из которого мы точно знаем, когда он придёт. Нужны хорошие передвижные составы с качественными салонами, внутри которых приятно находиться и ездить. У нас есть очень востребованные маршруты. Автобусы, которые идут по ним, хронически переполнены. А есть районные, которые петляют по никому не нужным маршрутам и возят несколько бабушек. Это нецелесообразно, так как такой транспорт отбирает подвижной состав у более популярных маршрутов.

 

что делать с жильём

Источник: Mordolff / istockphoto.com

У нас общая травма: одинаковые дома, улицы, квартиры. Эту одинаковость мы продолжаем воспроизводить снова и снова. К высотному строительству нужно подходить очень осторожно и внимательно. Это стресс для ткани города, так как небоскрёб сильно влияет на всё, что находится вокруг него. Кроме этого, содержание высоток стоит дорого. Если мы хотим строить многоэтажный дом, то нужно чётко понимать, зачем нам это. Самая правильная жилая застройка — квартальная и среднеэтажная, обособленная собственным общественным пространством.

Чем меньше этажей, тем лучше формируются социальные связи. В доме с двадцатью или сорока этажами невозможно запомнить всех соседей. В 10-этажном доме социальное взаимодействие с людьми происходит успешнее, формируется более здоровая атмосфера. А европейский опыт показывает, что многоэтажное дешёвое жильё быстро деградирует и превращается в гетто.

Конечно, вопрос жилой застройки выходит за рамки пятилетнего срока депутата. Но мы можем обсуждать, в каком направлении двигаться. В «Яблоке», внутри партии, мы поднимаем этот вопрос и продолжим проводить круглые столы и по мере необходимости встречаться с застройщиками.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме