Страница не найдена

Новая профессия: разработчик сервисов городской аналитики

Strelka Mag рассказывает о новых городских профессиях, появившихся благодаря слиянию новых технологий и открытых данных. В этом выпуске — технический директор и R&D-инженер компании Habidatum Вадим Смахтин рассказывает, что делает разработчик решений для городской дата-аналитики, почему без него не смогут обойтись ни бизнесмены, ни сити-менеджеры и как вредит профессии цифровой пессимизм. А также о работе с Патриком Шумахером и программировании инфраструктуры стартап-кластера в Амстердаме.

 

ЧТО ДЕЛАЕТ РАЗРАБОТЧИК СЕРВИСОВ ДЛЯ ДАТА-АНАЛИТИКИ

ВАДИМ СМАХТИН

Технический директор компании Habidatum, куратор магистерской программы «Цифровое искусство» в Дальневосточном федеральном университете, преподаватель курса «Технологии» в Shukhov Lab при Высшей школе урбанистики НИУ ВШЭ. В современном городе мы уже не можем обходиться без цифровых продуктов. Практически любой сервис, содержащий в себе ту или иную информацию о городе, в какой-то момент времени можно назвать городским. Накапливая всё больше данных, такой городской объект сам создаёт необходимость пересмотра и анализа. Задача разработчика заключается в анализе уже существующих городских сервисов и проектировании новых на основе сложившейся экосистемы данных. Важно прогнозировать последующие эффекты их использования, в том числе негативные.

«Основной тезис современности: любой сервис, который мы используем, в какой-то момент выходит за пределы сетей».

Например, цифровая система отслеживания автобусов позволяет нам точно знать, когда придёт следующий автобус. Это меняет нашу способность перемещаться по городу, появляются новые эффекты, которые связаны с этой способностью. Мы становимся более мобильными, можем посещать больше мест, встречать разных людей, трансформируется наш способ работы и планирования дня. Если говорить языком современной культуры, то радикальные примеры отрицательного эффекта цифровой технологии — это сериал «Чёрное зеркало», но в нашей работе в основном встречаются смежные эффекты, которые позволяют делать города удобнее и открывать новые рынки.

В наших проектах мы довольно часто берём на себя функцию консультантов — становимся антропологами и исследователями, потому что мало иметь данные — важно уметь с ними работать.

 

какие данные использует разработчик городских сервисов

Зачастую считается, что городские данные — это данные соцсетей и мобильных операторов, но это не совсем так: это любая информация, которая имеет отношение к городу. К примеру, данные о загрязнении воды в стоках тоже являются городскими. По наличию и уровню загрязнения вод мы можем сделать определённые выводы о категории людей, которые населяют тот или иной регион. Засветка города в космос говорит об активности и наличии инфраструктуры в городе. Эти данные просто ждут момента, когда будут оцифрованы.

Например, ты открываешь новый бизнес, сеть булочных. Здесь необходимо знать, как люди перемещаются, куда ходят, какие типы товаров и услуг используют. Сейчас эти данные хранятся у разных типов поставщиков данных — у банков, мобильных операторов, которые отслеживают, где мы находимся, потому что у нас всегда с собой телефон. Используя единую базу, можно быстро наносить их на карту, анализировать и делать выводы, что позволяет сэкономить время, ресурсы и труд. Мы ускоряем процесс анализа, потому как на каждом этапе производим определённые изменения: очищаем данные, проверяем, приводим к общему формату и представляем в удобном виде для потребителя.

 

О ПРОЦЕССЕ

Чтобы от абстрактных объяснений перейти к более понятным, рассмотрим инструмент для анализа данных «Хронотоп», который мы разработали в Habidatum. Продукт состоит из набора функций, позволяющих составить большую матрицу данных. Мы представляем их не на плоской карте, а в трёх измерениях, что позволяет смотреть на любой процесс в динамике.

Мы смотрим на город как на изменяющуюся систему. Возьмём обычный городской процесс, например парад. Мы можем увидеть, как город изменился за несколько часов, сколько людей его посетили, что они делали, проанализировать это и посмотреть на трёхмерной модели.

Параллельно отслеживая несколько параметров, мы создаём универсальную систему того, как хранятся данные в городе и как ими можно оперировать, не создавая систему каждый раз заново при построении новых цифровых сервисов.

 

кто использует разработки

Нашим заказчиком может стать практически любой бизнес. Пока мы работаем на корпоративном сегменте — разрабатываем приложения, которые применяются бизнесами, а не горожанами напрямую. Бизнес не хочет связываться с операторами и банками, чтобы получить данные, он идёт к нам и получает данные в удобном формате.

Мы много работаем с архитектурными бюро, которым необходимо понять, что происходит на территории, которую они будут перестраивать. Когда кто-то перестраивает территорию, то удаляет её функциональный слой, набор зданий или бизнесов. Взамен этого появляется жильё, какие-то дополнительные офисные пространства, которые затем занимает бизнес. Мы позволяем архитекторам проанализировать, что было на этой точке. И самое важное, мы позволяем прогнозировать, какие типы новых помещений им необходимы: надо построить больше офисных пространств или больше мест проведения досуга или отдыха.

 

проекты

Визуализация архитектурного решения бюро Zaha Hadid Architects для района Кузьминки

Мы делали несколько проектов с бюро Zaha Hadid. Патрик Шумахер позвал нас участвовать в проекте Walkable London. В четырёх районах Лондона на основе данных из открытых источников мы предсказывали, какие эффекты произойдут после того, как эти районы станут пешеходными — как изменится коммерческая и социальная активность.

Понятно, что у такого крупного бюро есть вес и экспертиза. Но если ты работаешь внутри такого города, как Лондон, где реновация является сложным и многосоставным процессом, то, естественно, нужны цифры. Работая с этим проектом, мы помогли обосновать концепцию того, что определённые районы Лондона должны быть пешеходными.

Семантическая карта активности в Лондоне, Habidatum

Мы проводили исследование для выставки на Московском урбанистическом форуме 2013–2014 года про археологию периферии. Тогда мы на примере городских данных показали, что надо делать больше перемычек центральными автомобильными магистралями, а не строить дополнительные кольца.

Ещё один сервис мы запускали вместе с оператором фискальных данных — платформой ОФД. В личном кабинете предприниматели могут воспользоваться функцией «узнать, где открыть следующую торговую точку». С помощью нашей системы хранения данных и анализа они могут выбрать локацию, где им открыть бизнес, чтобы попасть в пешеходные потоки и быстро выходить на прибыль.

Карта потоков, © Habidatum по данным «Мегафон». Археология периферии, МУФ

Часто нам приходится брать на себя, кроме аналитической работы, ещё и консультационную: мы используем собственный набор технологий и проводим дополнительные исследования, а также упаковываем это в стратегию. Интересный проект мы делали в Денвере — предварительное исследование перепланировки территории вокруг Денверского центра перформативных искусств. Там мы пытались понять отношение местного населения к перформативным искусствам, а в итоге получили аналитику, что сам по себе Денверский центр перформативных искусств является скорее досуговой точкой притяжения, нежели символом искусства. После аналитического исследования рекомендовали им в проект по перепланировке добавить больше общественных зон, где бы было интересно находиться.

Активность в социальных сетях Денвера по часам, Habidatum

 

СЛОЖНОСТИ ПРОФЕССИИ

Оборотная сторона моей профессии — цифровой пессимизм. Переосмысление цифровизации и её критическая оценка, безусловно, необходимы. Роль технологии как ответа на проблему казалась 5–10 лет назад очень инновационной, сегодня же технологии выходят на уровень политики. В моей картине мира цифры делятся на два типа: цифра как цифра в компьютере и цифра как то, что создаёт некое изменение.

Например, у нас может быть просто сайт, но, как только он и его данные производят социальную волну, сайт становится частью реальной жизни. То, каким образом это изменение производится, — предмет размышлений, ведь его совершают люди. Тем самым внутри этого дискурса идея того, что технология способна что-то изменить, нивелируется, потому что рычаг, который число превращает в действие, — это человек.

«Убера» не существует без сотен тысяч водителей, которые бесконечно возят нас по городу. Это первый массовый пример киборга — робот ему говорит: «Поверни налево, направо, остановись, закончи поездку», а он просто нажимает на кнопки, не думая.

Этот человек ампутировал некую свободу воли от себя, но это по-прежнему человек. Если бы он не захотел этого делать, этого изменения бы не произошло.

Я вижу повестку как выбор — он напрямую сопряжён с тем, что мы хотим удалить от себя и чем готовы пожертвовать. Когда мы говорим про беспилотные автомобили, это определённая жертва относительно того, какой тип улиц мы хотим иметь. Если мы хотим иметь более синтетические, очищенные и оснащённые специальными барьерами городские пространства, то быстрее получим беспилотные автомобили.

Если мы хотим летающие автомобили, тогда вопрос: хотим ли мы жить на высоких этажах? Если мы хотим получить города, которые работают максимально эффективно, то должны отдавать максимальное количество данных от себя, но это идёт вразрез с нашей линией интимности и приватности. Вся технологическая история развития строится вокруг этого.

Наша траектория пока показывает, что мы стремимся делать меньше дел, получать больше еды, удовольствий и знаний, но также хотим анонимности.

 

ГДЕ УЧИТЬСЯ

Сама по себе разработка компьютерных продуктов никогда не была сфокусирована на какой-то области. Обычно все идут учиться на computer science, построение интерфейсов и потом уже выбирают какой-то вектор.

Прийти в городскую аналитику можно, только если вы уже умеете разрабатывать интерфейсы, умеете анализировать данные и строить графики по этим данным. Вопрос скорее в другом: городу нужны люди, которые в состоянии спроектировать сервис целиком. Пройти путь от понимания необходимости этого сервиса, ответить на вопрос, почему он необходим городу сейчас, собрать команду, найти разработчиков, отладить операционную деятельность и отследить, как люди используют этот сервис, какие социальные измерения этот сервис несёт. Сейчас таких профессионалов на рынке немного, поэтому они очень востребованны: кто-то приходит из урбанистики, кто-то из архитектуры, кто-то из инженерии или анализа данных.

  • В Высшей школе урбанистики НИУ ВШЭ есть магистратура Shukhov Lab. Здесь готовят будущих менеджеров, они будут работать между городскими управленцами, аналитиками, инженерами, архитекторами и технологическими компаниями, которые разрабатывают решения для умных городов.

  • На географическом факультете МГУ готовят людей, которые умеют пользоваться геоинформационными системами, но инструменты, необходимые для города, не всегда функционально похожи на геоинформационные сервисы. Городу необходимы различные типы цифровых продуктов, поэтому нужна прослойка, которая бы адаптировала инженеров геосервисов и анализа данных для того, чтобы производить более гуманизированные продукты. И видеть, какие продукты будут необходимы городу завтра.

 

ЧТО ПРОЧИТАТЬ

Книжки про городскую информатику мне кажутся сужающими кругозор, я — инженер, мне гораздо интереснее и проще думать про информационные сервисы шире и на стыке нескольких дисциплин. Когда читаешь книжку, где написано, что прокат велосипедов — это хорошо, давайте сделаем цифровой сервис для аренды, то есть риск начать думать линейно. Плюс переводы на русский часто сделаны некачественно, и работы из моей области достаточно медийные и содержат много иллюстраций — проще их смотреть онлайн.

 

«Информация. История. Теория. Поток», Джеймс Глик

Глик — бывший научный журналист The New York Times, основатель одного из первых в США интернет-провайдеров. Его книги номинировались на Пулитцеровскую премию. Он подробно рассказывает, как появились информационные сети и как работают в современном мире.

 

«Вы не гаджет. Манифест», Джарон Ланир

Мне нравятся книги про цифровой пессимизм, но они очень опасные. Если ты не понимаешь, где находится граница реальности и проекций будущего, то можно и загрустить. Джарон Ланир — пионер виртуальной реальности, в своей книге он описывает разные заблуждения относительно VR, рассуждает о технических и культурных проблемах цифровой эпохи, а также над тем, почему мудрость толпы стала выше мудрости личности.

 

«Сумма технологии», Станислав Лем

Кому-то покажется странным воспринимать книгу писателя-фантаста как футуристическую. Тем более она была написана 40 лет назад. Но сейчас, перечитывая Лема, я думаю, что он невероятно актуальный.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.