19.06.2019, Наука и искусство

Скотт Маккуайр — о том, как перестать критиковать технологии

В начале июня на «Стрелке» выступил Скотт Маккуайр, теоретик медиа, урбанист, автор книг «Медийный город» и «Геомедиа», вышедших в издательстве Strelka Press. Для Strelka Mag Никита Савин, эксперт в теории медиа и старший преподаватель Факультета коммуникаций, медиа и дизайна ВШЭ, поговорил со Скоттом о том, можем ли мы сохранить индивидуальность в современном городе, как этому способствуют публичные пространства и почему не надо бояться обилия рекламы на улицах.

 

МЕНЯТЬ НЕ ТЕХНОЛОГИИ, А ПОДХОД К НИМ

Скотт Маккуайр

Никита Савин: В книге вы пишете, что для того, чтобы понять новое, не обязательно придумывать очередные концепции, преодолевающие современные теоретические оппозиции. Следуя этой логике, я хочу обсудить с вами одну из них. Как бы вы назвали себя — технооптимистом или пессимистом?

Скотт Маккуайр: Я бы не причислил себя ни к тем, ни к другим. Технологии уже никуда не исчезнут — это важно понимать при их критике. Нельзя слепо утверждать, что увеличение уличной рекламы и появление новых способов наблюдения за людьми — это плохо. Не предлагая альтернатив или новых моделей того, как эти технологии можно использовать во благо, мы ничего не изменим.

Я бы назвал себя реалистом. Я осознаю могущество технологий, но верю в нашу способность изменить траектории их развития.

Когда огромная лодка уже начала своё движение от берега, нельзя просто резко остановить её и развернуть обратно, но повернуть в другом направлении вполне возможно.

Многих людей беспокоит агрессивная реклама и камеры слежения по всему городу. Но за развитием таких технологий стоят очень мощные политические, коммерческие и социальные силы. Поэтому самое важное сейчас, как мне кажется, подумать о том, что ещё мы можем сделать со всей этой инфраструктурой. Я думаю, технологии способны определить, как мы будем вести себя и общаться в открытых пространствах города в будущем.

Визуализация Melbourne Urban Forest. Источник: melbourne.vic.gov.au / Anton Malishev

Да, улицы всех крупных городов увешаны экранами с рекламой. Но что, если мы будем использовать их по-новому? Таким вопросом мы с командой задались, когда придумывали проект в Мельбурне. На протяжении четырёх или пяти лет на большом экране на одной из площадей города транслировалось коммерческое телевидение с бесконечным потоком рекламы. Мы решили попробовать изменить взгляд управляющей компании на то, что должно происходить в этом месте, и связались с её руководством. Мы предложили

Визуализация проекта Melbourne Urban Forest в районе East Melbourne. Источник: melbourneurbanforestvisual.com.

поэкспериментировать с самым разным контентом и посмотреть, что из этого выйдет. Например, мы стали транслировать на экране наш проект Мельбурнского городского леса. Прохожие могли увидеть данные об экологии в городском лесу и узнать больше об опасностях, которые ему грозят.

Прошло пятнадцать лет после начала нашего эксперимента, и сегодня мы видим, что компания работает совсем по-другому. На экране до сих пор показывают немного рекламы, но большую часть времени занимает культурное программирование. Они работают с продюсерами культурных событий и студентами, вместе создавая контент, который затем распространяют на экраны по всему миру. Мы не изменили технологии, но смогли повлиять на ключевые установки компании.

Изменились и привычки людей. В самом начале нашей работы большинство людей проходили мимо, считая, что это занятие не для них. Сегодня же, когда горожане приходят на площадь, они знают, что смогут что-то сделать сами: транслировать фотографию на весь экран или даже отправить сообщение, которое появится в его нижней части.

 

НОВЫЕ НОРМЫ ВМЕСТО КРИТИКИ СТАРЫХ

Никита: Мой предыдущий вопрос основан на классической философской оппозиции между критической и нормативной теориями. Какая позиция вам всё же ближе?

Скотт: Я думаю, моя позиция берёт начало в критической теории, но я всё же считаю правильным не говорить, что современные тенденции — это плохо, а представлять, какой может стать новая траектория. Давайте не будем кидать камни в стеклянный дом — лучше построим новый, создадим новые нормы.

Я не думаю, что это произойдёт в ближайшие год или даже пять лет, но уже сегодня мы видим, как в разных городах и культурах люди начинают по-новому воспринимать общественные пространства.

Я думаю, одна из задач критического теоретика — выйти за пределы этой оппозиции и создать новые нормы. Современная политическая обстановка сильно отличается от той, в которой сформировалась классическая критическая теория. Возможно, сегодня мы находимся в более сложном положении, чем в 1930–1940-х годах, но у нас есть возможности для того, чтобы перепридумать то, как всё работает. Конечно, изменения не произойдут прямо на глазах. Все, о чём я говорил выше, подразумевает небольшие интервенции, которые в итоге позволят круто повернуть наш большой корабль.

 

КОНФОРМИЗМ И ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ ГОРОДЕ

Никита: В своей книге вы говорите, что новые технологии создают и новые возможности для политического участия в больших городах, обращаясь к идеям Ханны Арендт. Общество для неё — пространство нормативности, из-за чего и современный город представляется ей апогеем конформизма. В какой степени тогда город сегодня предоставляет людям возможности для выражения себя, своих новых мыслей и в целом публичности?

Скотт: На самом деле даже тогда, когда люди воображают себя индивидуальными личностями, они зачастую следуют одним и тем же моделям поведения. Конформизм, о котором говорит Арендт, сегодня заметнее в социальных сетях: все стремятся представить свою личность и взгляды в Facebook.

Этот феномен хорошо иллюстрирует работа американской художницы Натали Букчин «Орнамент массы». Букчин собрала множество видео из YouTube, на которых молодые люди танцуют перед своими веб-камерами, и создала единый фильм, анализируя движения, настройки камер и предметы мебели, которые оказываются в кадре. Художница отмечает, что каждый человек проявляет себя в танце, но все они действуют по одному и тому же сценарию: ставят правильный свет, убирают из кадра всё ненужное, предстают в лучшем ракурсе.

Считая себя индивидуальностью в современном мире, мы зачастую оказываемся конформистами. Индивидуальность ограничена рынком и политическими режимами, власть которых поддерживают медиа.

 

ЧТО СЧИТАТЬ СОБЫТИЕМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Активисты движения «Оккупай Уолл Стрит» на площади Цуккоти Плаза в Нью-Йорке. Источник: David Shankbone / commons.wikimedia.org

Никита: Движение «Оккупай Уолл Стрит» зачастую приводят в качестве примера новой формы политического протеста, вдохновлённого новыми средствами коммуникации. Но какие последствия породило это движение? Помнит ли о нём кто-либо? Не становятся ли сегодня подобные происшествия частью того, что Джон Кин назвал «бессмысленным флеймом» — чередой быстро сменяющих друг друга событий, которые никто даже не успевает осмыслить, не говоря уже об их объективных последствиях?

Скотт: Когда я был молод, мне казалось, что политика — это обязательно протест против правительства. Но на самом деле это также о том, чтобы заставить людей думать и дать им высказаться. Новые публичные пространства в городах как раз дают возможности для самовыражения. Помните недавний теракт в мечетях Новой Зеландии? Во время стрельбы погибли 50 человек.

Граффити, посвященное объятию Джасинды Ардерн и мусульманской женщины

Это событие привлекло внимание людей по всему миру. Тогда премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн обняла одну из мусульманских женщин в мечети, а фотография этого момента быстро стала символом всеобщей солидарности. В Мельбурне даже появилось граффити с изображением этого кадра. Эта инициатива принадлежала горожанам, люди сами освоили пространство и нарисовали граффити, которое привлекло внимание и помогло собрать больше пожертвований.

В книге «Геомедиа» я рассказываю о том, что понятие события сильно меняется по мере ускорения потоков информации. События одиннадцатого сентября происходили в условиях меньшей скорости информационного потока и освещались исключительно по телевизору. Трагедия Нотр-Дама происходила в режиме онлайн и совсем в других условиях: мы с вами наблюдали всё «своими» глазами сквозь социальные сети, а репрезентация ушла на второй план.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме