Страница не найдена

Личный опыт. Вывести город из постсоветского тупика

После учёбы в Америке и работы в бюро Рема Колхаса Иван Сергеев стал главным архитектором Нарвы. С момента восстановления Эстонией независимости, этот город, с преимущественно русскоязычным населением, переживает острый кризис идентичности. Заводы и производства оказались никому не нужны, а советское наследие в виде девятиэтажек и хрущёвок тормозит развитие мелкого бизнеса и общественных пространств. Strelka Mag узнал у Ивана об улучшении имиджа города неархитектурными способами и планах по превращению Нарвы в культурную столицу Европы.

Иван Сергеев Фото: Арон Урб

 

«Вернуться и сделать что-то интересное»

К моменту, когда выбирали главного архитектора, у меня был неплохой профессиональный опыт по обе стороны Атлантики. Мне помогло то, что во время учёбы я всегда работал. С первого же курса Эстонской академии искусств я устроился в архитектурное бюро, возглавляемое одним из бывших главных архитекторов Нарвы — Юларом Марком, — где провел в общей сложности более трёх лет. После второго курса поехал на два с половиной месяца в Роттердам, работать в бюро Эрика ван Эгерата.

Потом переехал в Штаты получать магистратуру в Политехническом университете Вирджинии и устроился там ассистентом преподавателя. А после попал в OMA Рема Колхаса в Нью-Йорке, где проработал год, пока не закончилась студенческая виза. Работа в OMA стала для меня главной школой в плане производства архитектуры, умения что-то делать, практических навыков, понимания архитектурного продакшена.

В OMA я получил эту известную американскую закалку, когда ты работаешь, пока не умрёшь.

Я вернулся из Штатов в 2013 и до начала 2015 года был архитектором в таллинском бюро. Потом был полугодовой перерыв: я ходил на курсы для предпринимателей и помогал организовать Таллинскую архитектурную биеннале. И уже потом я устроился по конкурсу в Нарву — главным архитектором.

С одной стороны мне нужна была работа и эта позиция показалась интересной. С другой, Нарва — мой родной город, и, побывав во многих местах, было бы здорово вернуться сюда и сделать что-то интересное.

1 / 6

Нарвский речной (нижний) променад авторства Tõnu Lanemäe (PAIK Arhitektid). Фото Арон Урб (Aron Urb).

2 / 6

Новое пляжное здание со спортзалом, банями и рестораном на пляже «Липовки» (Joaorg). Фото Арон Урб (Aron Urb)

3 / 6

Комплекс бывшей мебельной фабрики «Нарова» — уникальный пример экспериментальной производственной архитектуры 1960-х годов. Фото Арон Урб (Aron Urb).

4 / 6

Скверик Кереса, посвящённый известному нарвскому шахматисту Паулю Кересу. С боков сквер фланкирован ансамблем домов сталинской эпохи. Фото Арон Урб (Aron Urb).

5 / 6

Самый посещаемый туристический объект этого региона Эстонии, Нарвский замок, и «Мост Дружбы», соединяющий Эстонию и Россию через реку Нарву. Фото Арон Урб (Aron Urb).

6 / 6

Центральное здание одного из нарвских дачных кооперативов. Фото Арон Урб (Aron Urb).

 

ТРИ РОЛИ ГЛАВНОГО АРХИТЕКТОРА

Я одновременно отвечаю за общее видение городского пространства, работаю чиновником и выступаю как посредник между администрацией, бизнесом и горожанами.

Главный архитектор должен охватить взглядом всю картину. Наша команда помогает администрации расставлять приоритеты: что строить, где, зачем, для кого, будут ли этим пользоваться; мы анализируем, что вообще нужно городу.

Всё, что так или иначе касается городской среды, проходит через мой отдел. Это могут быть скамейки, наружная реклама, здания, реновация, шифер на крыше. Это тяжело, потому что, например, будучи архитектором, я до этого не проектировал дороги. Многому приходится учиться в процессе, схватывать и решать на лету. Я должен следить, чтобы все интересы были уравновешены.

Одна из важных вещей, прописанных в должностных обязанностях, это то, что я должен стоять на страже публичного пространства.

1 / 2

Здание Нарвского колледжа Тартуского Университета. Авторы: эстонское бюро Kavakava. Построенное на месте разбомбленной биржи современное, удостоенное многих премий, здание различными способами напоминает нам об утерянном старом городе. Главный фасад колледжа является «оттиском» стоявшего на этом месте некогда барочного здания, а боковые стены из красного кирпича пробиты окнами с мелкой расстекловкой. Не смотря на то, что во время открытия оно вызывало много споров, оно стало де-факто центром старого города, а также самым популярным местом для проведения конференций, выставок и культурных мероприятий. Фото Tõnu Tunnel

2 / 2

Находящееся по соседству с колледжем историческое здание Ратуши, построенное в XVII веке и одним из немногих восстановленное после второй мировой войны, напоминает нам об утраченной жемчужине северного барокко — старой Нарве. Сменившее много функций, здание будет в ближайшие пару лет реновировано и принято в использование как здание городского собрания. Перед ним возникнет вновь Ратушная площадь. Реанимация исторического центра города — один из приоритетов развития Нарвы. Фото Tõnu Tunnel.

 

ДИАЛОГ КАК МЕТОД РАБОТЫ

Я также выполняю роль директора департамента архитектуры, и таким образом в моём подчинении находятся 25 человек.

Это очень странная ситуация, когда ты приходишь молодым 29-летним пацаном в команду, где некоторые люди работают по 10 лет, и пытаешься свой попсовый американский опыт применить в местной ситуации.

Может, в каких-то вещах с коллегами мы и не стыкуемся, но я знаю, что в чем-то они намного умнее меня. И я пытаюсь найти сильные стороны у каждого, работать вместе и самому стремиться к взаимопониманию.

У меня демократичное видение городской среды: я убеждён, что город — это люди. И они должны свободно творить и делать что хотят, пока не напрягают соседей. Я придерживаюсь философии мягкого менеджмента или, скорее, курирования: различных интересов, стилей. Конфликты случаются, но самое важное — это диалог.

 

НЕГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫЕ ЗАДАЧИ

В течение долгого времени в Нарве была слабая гражданская активность. Я пытаюсь донести до горожан, что нельзя ждать, пока власти сделают всё за вас: и дом построят, и работу дадут.

Одна из моих целей — развивать общественную жизнь и имидж города. Активность горожан работает внутри, а его брендинг — снаружи. Важны обе составляющие.

1 / 5

Паркур возле здания городской больницы. Фото Арон Урб (Aron Urb).

2 / 5

Склады клуба юных моряков на реке Нарве, возле речного порта. Фото Арон Урб (Aron Urb)

3 / 5

Музыканты у торгового центра Astri на Таллиннском шоссе. Фото Арон Урб (Aron Urb)

4 / 5

Мурал, украшающий водонасосную станцию на речном променаде. Мурал был осуществлён местной инициативной группой Narva Bright Actions, исполнен местной художницей Еленой Колли. Фото Арон Урб (Aron Urb).

5 / 5

Скульптура памяти шахматиста Пауля Кереса, заказанная и переданная в дар городу группой горожан, украшает сквер Кереса. Фото Арон Урб (Aron Urb).

Например в прошлом году я провёл семинар по локальным сообществам. Написал об их роли в местные газеты, пригласил спикеров из Таллина. Из этого родилось несколько частных инициатив, которые до сих пор продолжаются.

В этом году буду помогать организовывать международный фестиваль Station Narva, который пройдёт в сентябре. Там будут музыка, искусство, еда — в общем, такой правильный городской фестиваль. Команда организаторов та же, что ответственна за Tallinn Music Week — самый быстрорастущий фестиваль в Северной Европе.

К тому же я состою в команде, которая готовит заявку от Нарвы на конкурс «Культурная столица Европы-2024». Это может стать одним из ключевых событий с точки зрения городского развития. Программа «Культурной столицы» может быть и не связана с архитектурой, но, с моей точки зрения, они имеют гигантский градостроительный эффект. Как один из русскоязычных уголков Европы, Нарва своим примером способствовать росту престижа и развитию русской культуры, привлекая к себе внимание и инвестиции.

Просто рассказывать людям о социальной активности не имеет смысла, если ты сам не пытаешься её создать и не являешься примером. Только так можно что-то изменить.

 

ПОСТСОВЕТСКИЙ ГОРОД В ПОИСКАХ ИДЕНТИЧНОСТИ

Нарва — древний город, которому приходилось не раз обретать новый идентитет. Её золотой век пришёлся на времена шведского королевства. В 1944 году жемчужина северного барокко была полностью разбомблена, а люди массово вывезены. После войны сюда «импортировали» советских граждан, чтобы практически с нуля построить гордый индустриальный город.

С развалом СССР местные заводы потеряли практически весь рынок сбыта и столкнулись с жёсткой мировой конкуренцией, что привело к коллапсу и повальной безработице. Эстония вернула независимость, но советские люди остались, и сейчас около 96% населения — русскоговорящие. В городе практически нет местных нарвитян на три поколения назад. Такие нарушения в эволюции города привели к тому, что образовалась глубокая историческая, социальная, языковая и экономическая неопределённость.

Нарва — дитя советского планирования с классическим зонированием. Нам страшно не хватает построек человеческого масштаба: маленьких магазинчиков и трёхэтажных домиков с коммерцией на первом этаже. У нас сплошные пятиэтажные хрущёвки и девятиэтажные дома. Сама городская ткань тормозит развитие бизнеса.

История Нарвы или моногородов показывает, что ставка на одну индустрию обречена на провал.

Нам нужен город, который живёт сегодняшним и завтрашним днями, а не пытается найти свою ценность в прошлом.

1 / 5

Жилой район “Pähklimäe”, Ореховая Горка. Фото Арон Урб (Aron Urb).

2 / 5

Находящийся в частных руках, романтично разлагающийся остов некогда гордого здания дома культуры имени В.Герасимова. Фото Арон Урб (Aron Urb).

3 / 5

Городская баня. Фото Tõnu Tunnel.

4 / 5

«Музей изобретательности Нарвского народа» — садовые кооперативы Нарвы. Этот садовый домик — пример, к которому многие могли бы стремиться. Фото Арон Урб (Aron Urb).

5 / 5

Вид на Ивангородскую крепость. Фото Арон Урб (Aron Urb).

Но наши градостроительные возможности ограничены: мы можем лишь создавать планировки территорий, строить общественные объекты и инфраструктуру, организовывать культурную жизнь. В функции администрации не входит, например, строительство магазинов, промышленных объектов и жилых домов: всё это должно строиться частными руками. Но за последние 25 лет у нас не построили ни одного нового многоквартирного дома.

В нашем случае от городского бренда и ощущений, которое получают здесь люди, будет зависеть, продолжит ли Нарва строиться и развиваться или нет. Важная часть моей работы — создание репутации этого города.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

Бесплатная образовательная программа развития архитекторов, проектировщиков, градостроителей и госслужащих
при поддержке:
Минстрой России

По теме