Страница не найдена

09.10, Среда

Как активисты в Сыктывкаре скинулись на общественное пространство и запустили его своими силами

Весной 2019 года в Сыктывкаре силами нескольких человек открылся культурный центр «Револьт». Strelka Mag поговорил с командой проекта — директором независимого медиа «7×7 — Горизонтальная Россия» Павлом Андреевым и менеджером Алёной Зезеговой о том, как использовать национальные символы в дизайне, создать качественное пространство и разглядеть искусство там, где его никто не ищет.

 

Как всё началось

Павел Андреев: В 2013 году мы с приятелем на волне популярности форматов антикафе открывали в Сыктывкаре «Кампус». Оно находилось в центре города и проработало два года. В январе 2015-го мы решили съехать оттуда, за пару лет работы поняв, что у горожан есть потребность в ивентах и новом культурном центре.

Параллельно развивали офлайн-направление проекта «7×7»: ездили в экспедиции по стране, организовывали интеллектуальные пикники «Баркемп» и лекции в разных городах, в том числе в Сыктывкаре, поэтому нам хотелось иметь своё пространство. Мы начали искать подходящее помещение: с высокими потолками, расположенное относительно в центре, но не в жилом доме. В 2018 году нашли площадку на первом этаже бывшего проектного института, которая раньше была столовой. В девяностые помещения разделили на офисы, и здесь сначала находились убыточные магазины, потом пытались открыть дешёвый мотель, но последние пару лет здание пустовало. Мы с группой соинвесторов решили выкупить помещение, а затем привлекли фонды. Они помогли оплатить ремонт, который продолжался год.

 

Каким задумали «Револьт»

«Револьт». РеШкола прав студентов. Источник: vk.com/revoltcentre

Павел Андреев: Мы хотели создать мультифункциональный центр. Город небольшой, и сфокусироваться лишь на искусстве, лекциях или кинопоказах андеграундных фильмов было бы недостаточно. К тому же мы хотели сделать не только общественный и культурный проект, но ещё и площадку для развития малого бизнеса. Прежде всего в «Револьте» появилась кофейня — всем понятный продукт, где в приятной обстановке можно выпить кофе, отдохнуть, посидеть с ноутбуком. В Сыктывкаре таких мест мало.

Мы долго думали над названием и хотели построить легенду. Когда мы выбрали «Револьт», у нас не было цели создать мемориальный центр диссидента и большого учёного из Сыктывкара Револьта Пименова. Это была игра вокруг его имени, которая подтолкнула к идее оформления — совместить геометрию, которой он занимался всю жизнь, орнаменты и коми-мотивы, ведь мы находимся в финно-угорском регионе.

Команда «Револьта»: Павел Андреев, Дарья Ананьева и Алёна Зезегова

Алёна Зезегова: В оформлении города и в одежде часто используют аналоги иероглифов, которые обозначают конкретные слова. Солнце, олень, человек могут быть изображены в виде символов. Мы тоже решили зашифровать их в дизайн-оформлении, но совместив с геометрическими фигурами. В нашем логотипе зашифровано три послания: искусство — перевёрнутая рама, общение — крест, поскольку на пересечении мнений находится истина, и кофе — четыре стула вокруг стола.

Ещё один пример сочетания — наша барная стойка, где узоры соседствуют с работами сына Револьта Пименова. Он занимается эстетической геометрией — теорией, которую преподаёт в школе при учебном центре Академии наук.

Павел Андреев: Мы хотели говорить языком дизайна, потому оформление пространства было для нас ключевым моментом. Дизайн нам делала команда художницы Анелии Лянцевич, вместе мы придумали, как задействовать побольше дерева в интерьере.

В процессе столкнулись с тем, что решать технические задачи — это больно. Местные специалисты, с которыми мы стали работать в начале, знали, как сделать свет для дискотек, но не понимали, каким он должен быть для выставок. То же самое было со звуком. В итоге оба вопроса нам помогли решить мастера из Москвы.

Я убеждён, что дизайн — одна из главных проблем в России. Зачастую даже дома в коттеджных посёлках, где живут состоятельные люди, выглядят безвкусно. Я думаю, что если бы люди были чуть более аккуратными, то потерянная архитектурная культура скорее бы восстанавливалась. Наша главная миссия — прививать чувство вкуса и популяризировать хороший дизайн, чтобы люди приходили и понимали, что можно и так.

 

Запуск и культурная программа

Источник: «Револьт»

Алёна Зезегова: В марте мы запустились в тестовом режиме, а официально открылись в начале июля. Сегодня горожане могут посещать ежемесячные выставки, прийти послушать пластинки на нашем проигрывателе или почитать книги из нашей мини-библиотеки. К нам перебираются разные клубы — недавно была первая встреча литературного клуба, а ещё проходят курсы, например по финансовой грамотности.

Периодически проходят лекции. На выступление феминистки Лёли Нордик — одно из первых мероприятий в «Револьте» — пришли около восьмидесяти человек. Мы не ожидали такого количества, потому что рассказывали о ней только в социальных сетях. На лекции журналиста Александра Горбачёва о том, как читать медиа, было уже в два раза больше людей. Даже сами организаторы — сотрудники Гёте-Института — удивились. Пришлось везти много дополнительных стульев, но и их не хватало: люди стояли, садились на подоконники и везде, где только можно.

Выступление Лёли Нордик в Револьт-центре. Источник: vk.com/revoltcentre

Самая первая выставка была про ремонт центра: можно было посмотреть на фото того, как пространство выглядело раньше и каким стало сейчас. Самым интересным компонентом выставки стали выкрасы нашего прораба Василия. Когда он красил стены во время ремонта, то подбирал цвета и оставлял пробники на больших листах. Получалось настолько красиво, что мы повесили их на стены. Саму выставку мы так и назвали «Выкрасы Василия».

Немного позднее она обросла дополнительным смыслом. Во время арт-резиденции, которую мы провели в «Револьте», выставку посетили художники из Перми. Они посмотрели картины и решили, что «Выкрасы Василия» — это про Кандинского. Известно, что художник приехал в Коми, вдохновился и начал писать свои знаменитые работы. Но нет, это были работы нашего прораба Василия, которого просто зовут как Кандинского.

Затем мы делали открытую арт-лабораторию, куда приехали преподаватели искусства, а студенты могли работать неделю над любым проектом. Пять местных художников создали работы, которые вошли в выставку «Информация и трансформация». Она названа в честь информационного бюллетеня, который издавал Пименов.

В августе у нас прошла выставка фотографа Сергея Паршукова — про Воркуту. Она связана с Пименовым, потому что он сидел в лагерях Воркуты.

Павел Андреев: Типичная российская история в том, что в такие центры ходит меньшинство. Но оно и определяет культурное содержание города. Мы не знаем, как следить за обратной связью, но читаем социальные сети и смотрим фотографии в Instagram. Нам кажется, что отзывы положительные.

Алёна Зезегова: С первых дней к нам приходят из соседних домов и говорят: «Ой, тут так давно ничего не было. Здорово, что вы появились». Мы даже приглашали жителей перед открытием: делили их на группы, и они писали списки того, что бы хотели здесь видеть. Оказывается, что часть из этого мы уже сделали: провели кинофестиваль, конференцию по Шиесу, лекции и открыли двери клубов.

 

О планах на будущее

Источник: vk.com/revoltcentre

Алёна Зезегова: Планируем провести мероприятие с московским «Мемориалом», который привезёт сюда выставку про советскую цензуру «„А“ упала, „Б“ пропала», и выставку «Новый активизм» с фондом «Общественный вердикт». У нас составлено расписание до января. Есть запланированные мероприятия на несколько месяцев и даже на год вперёд, например фестиваль финно-угорских фильмов. Некоторые события проходят каждую неделю.

Павел Андреев: Есть надежда, что в будущем удастся обустроить пустырь возле корпуса. Но нужно заняться переводом бесхозной земли в парковую зону. Это отдалённая перспектива, которая позволит сделать здесь сквер.

К концу года за счёт кофейни и платных мероприятий мы хотим добиться того, чтобы расходы не превышали доходов. Пока у нас получается двигаться в этом направлении. Мы понимаем, что это и из-за того, что всё новое всегда интересно. Наверное, стоит задать вопрос, не затухло ли место, года через три.

Сыктывкар — совсем не туристический город. Но мы хотим, чтобы люди приезжали сюда, хотя сейчас есть мало поводов сделать это. Хороший центр интересен большим культурным организациям, международным программам и выставкам. Мы хотим добавить Сыктывкар на карту культурной жизни страны, куда будут привозить выставки, лекции и делать здесь ивенты.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме