«Мы здесь не ради архитектуры»: каково учиться в AA School

, Люди

Автор: Максим Грачёв

Российский студент Сергей Надточий второй год учится в AA School, которую считают одной из лучших архитектурных школ в мире. Здесь же, например, учились Рем Колхас и Заха Хадид. Сергей рассказал Strelka Mag, каково находиться в среде, где нет оценок и нерушимых авторитетов, к чему нужно быть готовым при поступлении и как преуспеть во время учебы.

 

КАК ПОСТУПИТЬ В AA SCHOOL

Сергей Надточий

Я хотел попасть туда с детства: 7 лет учился в детской архитектурной студии EDAS, где и узнал про AA School. После школы отучился в Британке на направлении Interior Architecture Design, потом год работал в бюро «Атриум» у родителей и после этого поступил на третий курс AA School. Я мог пробовать поступить и на четвёртый, но в Англии есть аттестация архитекторов RIBA, состоящая из трёх ступеней, и поступить в магистратуру без первой аттестации невозможно. А она проходит как раз на третьем курсе. Поэтому я проучился один год, получил RIBA Part One, и теперь мне остаётся четвёртый и пятый курсы, что эквивалентно диплому магистра.

Кроме английского, экзаменов нет: нужно отправить портфолио и мотивационное письмо. После этого тебя приглашают на личное собеседование в Лондон. Я не знал, что нужно на него везти, и собрал всё — у меня был гигантский чемодан с макетами.

Эскиз подземного пространства бывшей бойлерной с проходящей ниже линией метро

Собеседование длится 20–30 минут, из которых твои работы обсуждают только пять. Потом спрашивают, почему ты решил стать архитектором и поступить именно в AA — для них это очень важно. Меня на собеседовании спросили: «Ты поступаешь сюда, потому что здесь училась Заха Хадид? Но ты знаешь, она умерла, здесь её все ненавидят». Меня задел этот грубый вопрос, ведь я знал и других преподавателей. Но потом понял, что они не хотят слушать ответы на вопросы, к которым я успел подготовиться заранее. Они поставили меня в неловкое положение специально.

В AA нет нерушимых авторитетов: это открытая площадка для дискуссий. Поэтому абсолютно нормально, что интервьюер лично не любит Заху Хадид и так открыто об этом говорит. Школа постоянно движется, меняется, хоть и не открещивается от своих фундаментальных наработок. Но не нужно думать, что Заха, Рем, Стивен Холл — это то, что сейчас есть AA.

Много кто говорит: «Давайте забудем про все эти имена, скажем что-нибудь новое». За последние 20 лет из школы не вышли звёздные архитекторы, но это не значит, что её студенты должны продолжать переваривать наследие 70–80-х годов.

 

Что в школе особенного

Сама школа очень маленькая, это создаёт кулуарную атмосферу, где все друг друга знают. Легко можно подойти, завести разговор, что-то спросить. Здесь здоровая конкуренция, но не такая сильная, как, например, в университетах. У нас нет системы оценок, всех учат не соревноваться, а думать наперёд: как завязать контакты, как проводить своё время в школе не ради оценок, а с пользой для себя.

Кроме этого, здесь учат всегда самостоятельно выбирать свой путь — и лучше начать делать это ещё до поступления. Может быть, тебе и не нужно в AA, а стоит пойти в конкурирующие школы. Есть определённые сферы, которые в других институциях развиты гораздо лучше.

В AA пытаются найти необычных личностей. У них действительно стоит такая задача при отборе студентов. Большим плюсом будет, если человек был поваром, потом сделал свою типографию, а после продал её, решив стать архитектором.

Обычно студентам говорят: «Хочешь начертить лестницу? Вот библиотека — там всё написано. Я преподаватель и не буду сейчас тратить время на то, чтобы объяснять этот примитив». Обучение заточено под эксперименты, авангардные концепции, совершенно новые идеи. Здесь можно спросить совета у преподавателя, а потом сделать что-то противоположное. А он будет готов это принять: смысл в том, чтобы сделать своё. При этом преподавателям важно быть полезными студенту, поэтому они могут честно сказать, что ты выбрал слишком сложный путь, и предложить найти компромисс.

Студенты на протяжении года выполняют проект, но не получают за него оценки. Они презентуют его в конце и слушают отзывы преподавателей. На пятом курсе есть возможность получить «honors». Эта оценка отмечает абсолютное качество проекта. Номинируется один проект от каждой группы. Количество «honors» не ограничено: в один год их может быть два, в другой — пять.

 

КАК ПРЕУСПЕТЬ В AA SCHOOL

Проект независимой арт-школы Seductive Ecologies в Блумсбери в пространстве бывшей бойлерной.

Я вывел для себя два критерия, по которым оценивают работы в AA. Первый — это новизна и уникальность твоей идеи. А второе — то, насколько ты сам отразился в своей работе. Кто-то уже в студенческие годы способен сформировать новую концепцию — свой манифест. И тогда этот проект реально остаётся у всех в памяти, так же, как сейчас все вспоминают выпускные проекты Захи.

Проект независимой арт-школы Seductive Ecologies в Блумсбери в пространстве бывшей бойлерной.

Успешные студенты целый день проводят в студии, иногда участвуют в обсуждении чужих проектов. Это полезно, поскольку у всех общий бриф и темы перекликаются. Нет ничего плохого в том, чтобы взять что-то из чужого проекта. Невозможно просто генерировать идеи — нужно всё время балансировать между теорией, концептуальными проектами и практикой.

 

С КАКИМИ СЛОЖНОСТЯМИ МОЖНО СТОЛКНУТЬСЯ

Главная проблема в том, что студенты со слишком радикальными проектами в дальнейшем зачастую не могут найти им место в практике. Всё начинается с того, что они формулируют экстраординарную идею, а потом её совершенствуют и ещё сильнее радикализируют, погружаясь в особую интеллектуальную игру. В итоге такие проекты часто оказываются абсолютно оторванными от реальности.

Учиться в AA School реально дорого – около 20 тысяч фунтов в год. Я не пробовал подавать заявку на стипендию, но стоило.

 

КАК ВЫГЛЯДИТ КАМПУС

Совместный воркшоп с Slade School of Art

Школа находится в самом центре Лондона, на Bedford Square, на станции Tottenham Court Road. Это бывшие жилые здания, и все они соединены странными коридорами. Структура школы очень запутана: такое ощущение, что я был не на всех этажах, поскольку путь на некоторые из них не очевидный. В самом центре школы расположен бар, что очень важно, поскольку всё обучение построено на идее постоянного общения и коммуникации.

Студия нашей группы в прошлом году была крошечной: 15–18 метров на 12 студентов. Там стояло шесть столов и было очень тесно, поскольку многие приносили большие рисунки. Из-за этого мы придумывали новые схемы перестановки и постоянно что-то двигали. Все всегда вовлечены в процесс обсуждения идей, просто потому что очень плотно сидят.

Студенты иногда сами организовывают мероприятия в кампусе. Одна студенческая организация вышла с лозунгом «We are here not for architecture» — они делают перформансы, а преподаватели их иногда консультируют. Очень здорово, что в школе можно открыть для себя совершенно новые занятия — всегда есть с кем объединиться, поскольку все открыты и друг друга знают.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме