Страница не найдена

«Мы оттюнинговали здание»: как реконструировали советский ДК в Железноводске

25 мая в Железноводске открывается кинофестиваль «Герой и время». Специально для этого события в курортном городе реконструировали Дворец культуры, построенный в 1982 году. Этим проектом руководила выпускница «Стрелки», архитектор Тамара Мурадова. По просьбе Strelka Mag Тамара рассказала о том, как ей удалось найти общий язык с местными чиновниками и превратить типовой советский ДК в современное здание.

Фотография: Макс Авдеев

Эта история началась достаточно спонтанно. Летом 2018 года художественный руководитель МХАТа имени Горького Эдуард Бояков предложил мне заняться реконструкцией Дворца культуры в Железноводске.

Железноводск расположен в Ставропольском крае, это один из городов курортного региона Кавказские Минеральные Воды. Он лежит у подножья горы Железной, люди приезжают туда лечиться и оздоравливаться. Раньше так и говорили — «поехал на воды».

Незадолго до разговора со мной Бояков договорился с мэром Железноводска провести там кинофестиваль. Старый советский ДК 1982 года оказался единственным подходящим местом для такого масштабного мероприятия. Но на тот момент здание находилось в плачевном, фактически в аварийном состоянии. За 36 лет его ни разу не реставрировали. В Дворце культуры торговали шубами и устраивали ярмарки мёда.

1 / 10

Дворец культуры после капитального ремонта. Фотографии: Макс Авдеев

2 / 10

Дворец культуры после капитального ремонта. Фотографии: Макс Авдеев

3 / 10

Дворец культуры после капитального ремонта. Фотографии: Макс Авдеев

4 / 10

Дворец культуры после капитального ремонта. Фотографии: Макс Авдеев

5 / 10

Дворец культуры после капитального ремонта. Фотографии: Макс Авдеев

6 / 10

Дворец культуры после капитального ремонта. Фотографии: Макс Авдеев

7 / 10

Дворец культуры после капитального ремонта. Фотографии: Макс Авдеев

8 / 10

Дворец культуры после капитального ремонта. Фотографии: Макс Авдеев

9 / 10

Дворец культуры после капитального ремонта. Фотографии: Макс Авдеев

10 / 10

Дворец культуры после капитального ремонта. Фотографии: Макс Авдеев

С Эдуардом у нас уже было несколько коллабораций, среди них — реконструкция здания Академии Искусств в Воронеже. Он позвонил и говорит:

«Тамара, есть интересная история, но всё должно происходить очень быстро, прямо по живому. Нет времени проектировать. Выезжай в Железноводск, там уже начали демонтаж».

Я, конечно, согласилась. Мне интересны экспериментальные проекты, к тому же если они связаны со старыми зданиями. Площадь ДК составляет 12 тысяч квадратных метров, и для меня его масштаб тоже стал своего рода вызовом.

 

Демонтаж и сайдинг

ДК Железноводска до ремонта

Официально капитальный ремонт ДК начался ещё до моего приезда. Эдуард не преувеличивал: когда я оказалась в Железноводске, рабочие буквально разбирали здание. Они успели демонтировать все фасадные витражи, паркетные полы и старые кессонированные потолки. На очереди была главная лестница ДК, сделанная из розового кубинского мрамора, очень редкого.

В результате главная цель моего визита заключалась в том, чтобы вовремя остановить процесс разрушения. У меня трепетное отношение к старыми зданиям, даже если они не имеют охранного статуса. На мой взгляд, самое важное — вовремя провести инвентаризацию пространства и понять, что можно сохранить из оригинальных элементов и каким образом донести ценность старого пространства до новых пользователей.

ДК Железноводска во время ремонтных работ

Мы долго обсуждали проект реконструкции с мэром Железноводска Евгением Моисеевым и пытались вместе понять, что нужно сохранить, что восстановить, а что кардинально изменить. Это очень активный, харизматичный и современный человек, но вначале у нас всё равно возник, если так можно выразиться, конфликт эстетических кодов. Достаточно сказать, что до моего появления в Железноводске администрация планировала обшить всё здание ДК сайдинговыми панелями, как обычный торговый центр.

 

По оригинальным чертежам

Дворец культуры в 1982 году

Дворец культуры расположен на главной улице Железноводска, перед ним – площадь, через дорогу – здание администрации. Типичная советская история. Местные власти всегда пытаются избавиться от подобных пейзажей и сделать всё по-новому, но ничем хорошим это не заканчивается. На месте исторических зданий, построенных из качественных, хотя и морально устаревших материалов, появляются обшитые дешевым пластиком уродцы.

На то, чтобы уговорить мэра не делать подобных вещей, ушло много времени и сил. Но в результате этих переговоров у него включился какой-то пункт доверия ко мне, и у нас получилось найти компромиссные решения.

Лестница из розового кубинского мрамора. Фотография: Макс Авдеев

Мы отказались от сайдинга на фасаде и спасли упомянутую лестницу из кубинского мрамора. Фасады отштукатурили под «шубу» — это типовое решение для объектов эпохи модернизма, когда стены покрывают фактурной штукатуркой.

Я согласилась обновить медные чеканки, которые висят на стенах ДК. Они потемнели за 36 лет, и выглядели довольно атмосферно в таком виде. По просьбе мэра мы их почистили, но с годами они всё равно снова потемнеют.

Все витражи мы восстановили в исходном виде, в котором они были заложены проектом в 1982 году. Фасадные ламели — солнцезащитные экраны — были демонтированы и заменены на новые. В них не появилось нового дизайна: все элементы остались в прежней форме и конфигурации.

Атриум ДК до ремонта

и после

Один из самых захватывающих этапов реконструкции связан с атриумом Дворца культуры. Потолок в этой части здания был частично скрыт конструкцией из досок и ДСП. Над ними находились зенитные фонари — пирамидальные стеклянные конструкции, сквозь которые в атриум проникало естественное освещение. Мы демонтировали конструкцию из досок, которая, видимо, скрывала несовершенства элементов старых фонарей, и это помогло открыть удивительные пропорции пространства.

Оригинальные фонари с годами действительно начали разрушаться и протекать. Мы изготовили их точные копии и установили их на крыше вместо старых. Особенно эффектно они смотрятся на фоне горы Железной, посколько отчасти повторяют природный ландшафт. Если так можно выразиться, мы оттюнинговали здание Дворца культуры.

Очень много споров возникло из-за потолков. До моего появления проектом была предусмотрена установка на всех этажах потолочных систем «армстронг». Это такие квадратные панели, они обычно они встречаются в офисах из 2000-х годов. Это самое большое дурновкусие, какое только можно представить.

Мы предлагали оставить оригинальный бетон, оголив конструктивную базу здания, но для администрации эта идея оказалась слишком радикальной. И тогда я сказала: «Окей, вот опция номер 3. У вас на первом этаже сохранились аутентичные потолки с кессонами. Давайте не будем ничего придумывать, а просто растиражируем это решение на всех этажах». Кессоны — это углубления в потолках, обычно квадратной формы, по периметру устанавливается подсветка и создает мягкий отраженный свет в интерьере. Мэр согласился на данное предложение, и это решение спасло ситуацию.

 

Реставрация по переписке

Фотография: Макс Авдеев

В Железноводск я приезжала около 4 раз за весь проект. Первые визиты были в прошлом июле, когда нужно было спасти Дворец культуры от полного демонтажа. После этого я приехала уже в феврале 2019 года, после его открытия. Вся работа на протяжении этих месяцев была дистанционной, каждый день мы были на связи с проектировщиком и заказчиком в электронной почте, в мессенджерах и по телефону. Фактически на стройке я не провела ни дня.

Юридически руководителем в таких проектах является генеральный подрядчик, которого находят с помощью государственного тендера. В подчинении у подрядчика работает десяток архитекторов и инженеров, каждый из которых отвечает за свое направление. Это большая команда людей, которые готовят проектную документацию и занимаются бюрократическими вопросам.

У меня во всей этой истории была роль супервайзера. Я бы даже сказала, что выступала в роли «кризис-архитектора». Это значит, что ты появляешься в последний момент и должен выдать одно стратегическое решение, которое и будет исполнено. На протяжении полугода я давала рекомендации, делала корректировки, отправляла чертежи и эскизы, смотрела фотографии со стройки, помогала выбирать материалы и мебель и в целом контролировала процесс. Таким образом, для всей этой сети специалистов, в которую мы объединились, я была приоритетным звеном, к словам которого все прислушивались.

Для меня этот проект был не первым опытом удаленной работы. Я так же вела проекты в Дагестане, во Владивостоке, в Лос-Анджелесе и в Лондоне. По опыту я знаю, на каких этапах на что необходимо пристально обращать внимание. В таком процессе самое главное — это выбрать правильную команду и установить с ней постоянную коммуникацию. Например, в случае с Железноводском у нас был регламент: в течение 24 часов отвечать на любые запросы в электронной переписке. Я понимала , что если не дать оперативный ответ, рабочие на месте сделают всё так, как захотят сами или как скажут им в администрации.

 

Сколько стоит капитальный ремонт

Фотография: Макс Авдеев

Реконструкция Дворца культуры в Железноводске — это государственный проект, поэтому информацию о его стоимости можно найти в открытых источниках. Капитальный ремонт здания обошёлся Ставропольскому краю в 148 миллионов рублей, еще около 160 миллионов потратили на электронное оборудование и на благоустройство территории вокруг ДК. Значительная часть этого бюджета была вложена в цифровой интерактивный экран, который появился на углу здания. Это не моя инициатива, но когда администрация попросила установить его на фасаде, я не стала возражать. Для чиновников это был достаточно принципиальный момент, потому что медиафасад является, с их точки зрения, показателем успешности и современности.

Важный момент заключается в том, что как только архитектор выходит из проекта, управление зданием переходит команде людей, которая зачастую имеет собственные представления о прекрасном. В результате на главном экране города стали показывать рекламные ролики и трейлеры фильмов в удивительно низком качестве. Выглядит это довольно грустно, но повлиять я на это не могу.

Похожая ситуация сложилась с окнами. Здание Дворца культуры было спроектировано по принципу аквариума, когда снаружи видно, что происходит внутри, и наоборот. Прозрачность здания — его главный архитектурный прием. Однако руководство ДК приняло решения завесить все окна тюлем. Это напрочь убивает удивительную магию пространства, а именно его визуальную связь с природным ландшафтом.

Тем не менее, я считаю этот проект суперуспешным. Во-первых, нам удалось спасти здание и сохранить его исторический вид. Во-вторых, мы начали в июле, а открылись уже 31 декабря, это феноменальные сроки для подобной реконструкции. В-третьих, заказчики — то есть губернатор и мэр — остались в полном восторге и гордятся этой работой. И самое важное, что теперь здесь всегда очень много людей: дети ходят в кружки, взрослые занимаются йогой или танцами, тут проходят выставки и различные представления. ДК снова стал магнитом культурной жизни в Железноводске.

 

Архитектор — это не проблема

Фотография: Макс Авдеев

Я часто думаю о том, возможно ли превратить данный проект в системный метод. Чтобы каждая администрация в регионах, прежде чем начать капитальный ремонт старого здания, могла направить свой запрос квалифицированным архитекторам и только после этого приступать к процессу.

Но, к сожалению, пока такого не происходит. Чиновники чаще воспринимают архитектора как препятствие, которое необходимо поскорее устранить. В результате реконструкцией важных исторических зданий руководят строители и чиновники. Им не нужен дизайн, не нужен проектный метод — все сводится к полному демонтажу, полу из ламината, потолку «армстронг» и фасадам из сайдинговых панелей.

Поэтому успешная реконструкция Дворца культуры в Железноводске — это пока исключение из правила. Здесь очень много совпадений: и новый мэр, и история с кинофестивалем, и наше знакомство с Эдуардом Бояковым.

Я счастлива, что у нас всё получилось. Мне бы очень хотелось видеть новые похожие кейсы в регионах России. Для того, чтобы они появились, достаточно поверить, что архитектор – это не проблема, не препятствие и не так дорого, как многие думают. А архитекторы пусть не боятся удаленных проектов и дистанционного контроля.

Поделиться в соцсетях

По теме