Как «ДК Союз» стал первым «местом силы» в Самаре

Месяц назад в Самаре открылся «ДК Союз». Это первое место в городе, где можно послушать лекцию об искусстве, посмотреть работы молодых художников, а, спустившись в подвал, попасть на рейв. Strelka Mag поговорил с директором по развитию «ДК» Никитой Юровым и арт-директором Сергеем Макаровым о проблемах культурного досуга поколения Z в Самаре и о том, почему провинция — это круто.

Источник: vk.com/dksoyuz

Никита Юров

— Двадцать-тридцать лет назад в доме культуры проводили городские концерты, работали кружки песен и плясок. Сейчас тут есть и тату-салон, и зал для выставления современного искусства. Почему вы решили оставить название «дом культуры»?

Никита Юров: Все думают, что дома культуры появились благодаря Советскому Союзу, но на самом деле ещё в дореволюционной России были заведения, которые назывались «народный дом». Там обязательно был театр, работали творческие кружки, проводились концерты. У нас в день открытия на первом этаже тоже играл экспериментальный театр, Антон Poehali исполнял перформанс «Смерть художника», а на стенах выставлялись работы самарских художников, как известных, так и начинающих. В подвале всю ночь играла Digitonica и много других артистов.

Сначала мы хотели назвать себя «Союз» в смысле соединения разных пространств: художественного, театрального, музыкального. Но после первой вечеринки стало ясно, что мы — новый ДК. Это площадка, куда можно прийти и посмотреть на то, что делают другие, а если есть желание — что-то сделать самому. Например, по понедельникам молодые музыканты могут бесплатно выступать и собирать свою публику. И это касается не только музыки.

— Правильно я понимаю, что в Самаре большие проблемы с культурным досугом у тех, кому сегодня 20?

Никита: В городе реально нет мест, где можно было бы потусить, у нас не было площадки для выступления местных электронщиков, нет мест, где на регулярной основе можно было бы проводить технорейв несколько дней подряд, большая часть мест представляет собой бары, где играет бесконечная попса.

Бары открывают по большей части коммерсанты, для которых важны средний чек, посещаемость и маржинальность. Их можно понять, но коммерсант, для которого отдых — это кружка пива в баре, не должен отвечать за концепт заведения.

— В чём уникальность «ДК» для Самары?

Никита: В Самаре таких культурных пространств очень не хватает. Человеку ничего не остаётся, кроме как летом после работы пойти на набережную, а зимой — в торговый центр, где в комфорте можно реализовать базовые культурные потребности вроде похода в кино или игры в аэрохоккей. Ещё год назад, до появления бара «Ветерок», самарцы и подумать не могли, что у нас будет бар, где можно реально потусоваться с близкими тебе по возрасту и социальной прослойке людьми, послушать музыку и относительно недорого провести время. Помню, как мы с друзьями реагировали на открытие «Ветерка»: «Вау, это что? Так можно? Клуб — это не только место, где ты берёшь лонги за 400 рублей и корчишься на фотографиях!» Кроме «ДК» я могу назвать только одно заведение в городе, которое проводит лектории, выставки, — Strelkahall.

— То есть ваша идея — объединить в одном месте «Ветерок» и Strelkahall?

Никита: Ну, нет. Бар «Ветерок» — это досуговое место, куда можно прийти попить пивка и потанцевать под уже готовые микстейпы. Мы создаём площадку, где могут собраться разные социальные группы. Например, в четверг предполагается кинопросмотр документальных фильмов, сделанных самарскими велосипедистами и скейтерами, в 2013–2016 годах это было достаточно большое комьюнити, ребята регулярно снимали фильмы и собирались, чтобы их посмотреть. Хотелось бы возродить эту традицию. По выходным мы проводим лекции по осознанному употреблению алкоголя, а на следующей неделе будет вечер бирпонга.

— Как, по-вашему, возникает атмосфера места, где люди слушают лекции, выпивают и танцуют?

Сергей Макаров: Лекции, фильмы, грим под тематику мероприятия, привозы музыкантов и эпатирование публики — всё это элементы создания нового сообщества, основа единства которого — открытость и готовность к диалогу.

— Готовы ли вы выставлять социальное и политическое искусство или, например, предоставить площадку для перформансов, подобных «Микрофону» Сергея Баландина?

Никита: Любой человек, занимающийся современным искусством, находится у границы допустимого. Мы это отлично понимаем, готовы подойти к ней вплотную, но не собираемся переходить. Да, цена нового — это всегда риск, но одновременно и шанс. Уверены, нам хватит профессионализма и вкуса, чтобы им воспользоваться.

— Устроили бы вы показ клипа IC3PEAK?

Сергей: Да запросто, их даже можно позвать. Они очень крутые ребята.

— Немало молодёжи уезжает из Самары просто потому, что здесь некуда сходить. Судя по всему, вы считаете, что есть резон остаться. За что вы любите Самару?

Сергей: Пример чемпионата мира показал, что город готов к переменам, людям не хватает праздника, радости.

Атмосфера, которая была во время чемпионата мира, показала, что в городе можно экспериментировать, работы — непаханое поле, надо просто решиться и начать.

Никита: Я не могу назвать себя патриотом страны, но Самара вызывает во мне трепетные чувства. Может, это юношеский максимализм, но нами движет желание сделать этот город привлекательным для тех, кому сегодня 20. В конце концов, именно от них зависит будущее города, где мы родились.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме