Страница не найдена

06.08, Среда

Почему в одних районах жители активнее, чем в других, и кто придумывает мифы об окраинах

Вместе с компанией Ingrad мы изучаем особенности московских районов, многие из которых отличают крепкие соседские связи, активность жителей и сильная локальная идентичность. Strelka Mag поговорил с Михаилом Алексеевским, руководителем Центра городской антропологии КБ Стрелка, о том, как формируется соседская общность, насколько районная идентичность развита в Москве и почему жизнь в новостройках не так безлика, как кажется.

 

КТО ТАКИЕ «МОСКВИЧИ»?

Михаил Алексеевский

Идентичность в самом упрощённом смысле можно описать как состояние, когда люди чувствуют, что их что-то объединяет. Эта общность может быть основана на профессии, связана с увлечениями или же, например, с местом проживания. Последний тип — это и есть локальная идентичность. Как правило, она формируется среди жителей всего города, которые ощущают себя петербуржцами, кемеровчанами или, скажем, омичами. Разные части большого города зачастую сильно различаются в социальном и культурном отношении между собой, и там может появляться другой, более дробный уровень локальной идентичности — районная.

В Москве в силу глобальности города такая идентичность выражается очень ярко. Многие мои коллеги считают, что Москву неправильно называть городом: это в какой-то степени страна, а каждый район — город в ней. Люди скорее ассоциируют себя с родным Медведково или Беляево, чем причисляют к москвичам. Ведь «москвичей» много, и все они слишком разные, чтобы чувствовать солидарность с такой пёстрой группой людей.

Исследования, которые мы проводили в рамках «Моей улицы», показали, что идентичность многих москвичей строится вокруг представления о границах своего и чужого пространства, которые могут меняться в зависимости от возраста человека. Когда мы рассматривали территорию вокруг Дома на набережной, люди разных поколений относили её к разным районам: Болотному острову, Замоскворечью, Якиманке, а кто-то вообще говорил, что это район кинотеатра «Ударник». Москвичи часто определяют своё место жительства через подобные вернакулярные названия районов.

 

КАК ФОРМИРУЕТСЯ РАЙОННАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ?

Район Коньково. Источник: Svetlov Artem / commons.wikimedia.org

Иногда такая общность жителей выстраивается вокруг архитектурных особенностей района, необычного типа застройки или уникальных памятников и достопримечательностей. Чертаново заполнено экспериментальными домами, из-за чего визуально сильно отличается от других спальных районов. Стадион «Олимпийский» становится важной точкой притяжения для всех живущих рядом, что и формирует связь между ними.

Но чаще в Москве архитектурное разнообразие имеет меньшее значение по сравнению с социальными особенностями. Это связано с тем, что в советское время квартиры распределяли принудительно, и люди селились не там, где хотели. Это привело к формированию районов с яркой спецификой. Например, в Люблине квартиры выдавали рабочим местного литейно-механического завода, которые оказывались не только соседями, но и коллегами. В некоторых домах в центре Москвы квартиры выдавали, например, балеринам Большого театра, что формировало определённый социальный слой со своей идентичностью. Ярким примером является Сокол, известный как район творческих людей и учёных.

Вокруг людей, живущих в районе, зачастую складывается мифология места. Яркий пример незаслуженно полученной негативной репутации — это Бутово. Далеко за пределами Москвы распространились легенды о том, что это вотчина гопников, хотя на самом деле это тихий и благоустроенный спальный район. Такую несправедливую репутацию районы могут получать из-за активности криминальных группировок в прошлом или же просто из-за того, что они расположены на окраинах. Негативная идентичность может мешать развитию района даже в тех случаях, когда на деле в них дела обстоят нормально. Предприниматели решают не открывать в них магазины и кафе, отдавая предпочтение районом с «благополучной» репутацией.

Ещё одним важным механизмом, формирующим идентичность, становятся культурные тексты. Если про район есть песни, стихи, оперы, как, например, про Черёмушки или Таганку, то вокруг них складывается густая мифология в культуре. Это определяет отношение к району и его уникальность и своеобразие.

Источник: pixabay.com

Источник: Movses / commons.wikimedia.org

Иногда районная идентичность осознанно конструируется городскими властями, активистами или бизнесом. Про Коньково есть фольклорное предание о связи названия района с конём одной царской особы, который умер в этом месте. В какой-то момент в районе начали появляться памятники коням, некоторые из них бизнесмены ставили рядом со своими торговыми палатками. Десятки людей проходят мимо них — так формируется новая мифология. Такое конструирование может проходить даже через стрит-арт — это уже вопрос культурной политики. А на неё сегодня большой запрос: интерес к районам растёт, людям хочется гордиться местами, где они живут.

Этим можно объяснить и то, почему в одних районах идентичность проявляется сильнее, чем в других. В некоторых из них просто больше поводов для того, чтобы гордиться: уникальных черт и явлений, знаменитых людей, когда-либо в них живших. Беляево, например, многие интерпретируют через тему поэтов-концептуалистов, прежде всего Дмитрия Пригова, называвшего себя Герцогом Беляевским, а Новые Черёмушки — через оперу Шостаковича.

 

Почему горожане всё больше любят свои районы

Источник: ingrad.ru

В общественном мнении новые районы часто представляются как бездушная среда, без пяти минут новое гетто. Но наши исследования социальности новых жилых комплексов показали интересное явление. Их жители, оказывается, довольно близки друг к другу по социально-возрастным характеристикам. В новых многоэтажках живут в основном молодые семьи с маленькими детьми и примерно одинаковым уровнем достатка. Похожие интересы и образ жизни порождают высокий уровень социальных связей: жители объединяются, помогают друг другу с ремонтом, отвозят соседских детей в школу на своей машине.

Даже в самых суровых, по мнению урбанистов, проектах люди чувствуют ещё большую сплоченность, их локальный патриотизм имеет даже протестный характер: «Все думают, что у нас здесь мрак, а на самом деле мы живём душа в душу». Это объясняется именно социальными особенностями, а не средой для жизни.

Раньше казалось, что массовая типовая застройка уравнивает облик районов и даже городов. Мы чётко видим это в фильме «Ирония судьбы, или С лёгким паром»: главный герой приехал в город и не понимает, где оказался: все дома вокруг и среда одинаковые. Но сегодня в таких районах зачастую заметны черты особого социального климата. Люди чувствуют своеобразие и воспринимают свой район как нечто отличное от других частей города. Это явление можно назвать локальным патриотизмом. И проявляется он, например, во всё большем запросе на экскурсии по районам, удалённым от центра: Чертанову, Соколу. Пока это в первую очередь касается необычных ярких районов с выраженной идентичностью, но само формирование этого запроса порождает и развитие идентичности в других районах. Людям сегодня хочется узнать что-то про свой район, понять, чем он отличается от других.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме