«Порази меня!». Послевоенный Нью-Йорк в фотографиях Леона Левинстайна

, Истории

Больше сорока лет Леон Левинстайн снимал улицы Нью-Йорка, где, по его мнению «происходила сама жизнь». Работы Левинстайна часто называют смешением документа, формы и эмоций, продолжая ими звёздный ряд фотографий Нью-Йорка Сида Гроссмана, Уильяма Кляйна или Лизетты Модел. 30 марта Еврейский музей и центр толерантности открывает выставку «Modernist Documentary: фотографии Леона Левинстайна». Strelka Magazine показывает часть экспозиции.

Prospect Park, c.1955 Gelatin silver print; printed c.1955

Легендарный арт-директор Harper’s Bazaar и графический дизайнер Алексей Бродович в 1930-е был первым наставником Левинстайна. Он настаивал, чтобы его студенты в нью-йоркской Новой школе социальных исследований не были пассивными участниками художественного процесса, а постоянно принимали решения. «Astonish me!» («Порази меня!») — девиз его преподавательской практики. В работах Левинстайна прослеживается то, что требовал от фотографий его наставник: документализм и чувственность. Собственный язык фотографа состоит из нестандартных углов съёмки, максимально крупных планов, зачастую только самых выразительных элементов человеческого тела, будь то шея, спина или руки, выхваченные из городской толпы.

1 / 5

Untitled (man in white suit, women on either side), date unknown Gelatin silver print, printed c.1960s

2 / 5

Fifth Avenue, New York (variant), c.1968 Gelatin silver print

3 / 5

Coney Island, c.1979 Gelatin silver print; printed c.1979

4 / 5

Harlem (blind man with hat and collecting box), c.1952 Gelatin silver print; printed later

5 / 5

Coney Island (old man lying in sand), c.1954 Gelatin silver print; printed c.1954

Когда Левинстайн начал фотографировать, документальная съёмка XX века уже отходила от принципов соцреализма. Во многом это было связано с отказом послевоенных фотографов фиксировать «объективную реальность», уже однажды искажённую инструментами военной пропаганды. Подлинность фотографии как документа была поставлена под вопрос. Работы современников Левинстайна были скорее созвучны европейской гуманистической фотографии Анри Картье-Брессона, Андре Кертеса и Брассая, главным объектом которой уже в 30-е был сам человек и его жизнь.

1 / 6

Lower East Side, c.1965 Gelatin silver print; printed c.1965

2 / 6

New York City, 1965 Gelatin silver print; printed c.1965

3 / 6

Lower East Side, New York City (variant), c.1952 Gelatin silver print; printed c.1952

4 / 6

Untitled (large woman holding baby in bonnet), Vintage gelatin silver print

5 / 6

Untitled (man with beard holding book over eye), Vintage gelatin silver print

6 / 6

Untitled (couple woman with afro man will bowler hat), c.1970 Gelatin silver print; printed c.1970

В 1950-е годы работы Левинстайна выставлялись в МоМА не меньше семи раз, в том числе на знаковой для него экспозиции «Род человеческий». Левинстайн появлялся и на страницах популярных журналов U.S. Camera Annual и Popular Photography, однако сам фотограф неохотно общался с прессой. Его называли закрытым и одиноким человеком, не доверявшим кураторам и боявшимся критики. 

В 1975 году Левинстайн получил гранта Музея Гуггенхайма, однако за более чем сорокалетнюю карьеру так и не успел получить профессионального признания. Сейчас его работы находятся в частных и музейных коллекциях по всему миру, в том числе в MoMA, Метрополитен-музее, Чикагском институте искусств и Национальной галерее Канады.

Фотографии предоставлены Еврейским музеем и центром толерантности

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме