Страница не найдена

Воображаемые панельки Николаса Гроспьера

Николас Гроспьер активно занимается фотографией с конца 1990-х и получил известность благодаря своим концептуальным работам, в которых исследует парадоксы идеологии и архитектуры, а также возможности фотографии как художественного медиума. В 2008 году вместе с медиахудожником Кобасом Лаксой он создал серию работ для Польского павильона на 11-й Архитектурной биеннале в Венеции. Выставка «Вторая жизнь зданий», или «Отель Полония», созданная кураторами Гжегожем Пионтеком и Ярослывом Трыбусем, завоевала тогда «Золотого Льва» за Лучший национальный павильон. Прошедшая в галерее «Пересветов переулок» выставка «Город, которого нет» посвящена выдуманному художником типовому жилью. Strelka Mag поговорил с художником об общей проблеме модернистского наследия бывших социалистических стран и очаровании панельных домов. 

Фото: Zory

 

Коллекционирование модернизма

Уже много лет Николас занимается систематической документацией мирового модернистского наследия. Многие из снятых им построек с тех пор были либо утрачены, либо значительно перестроены. Отвечая на вопрос о том, как следует относиться к этому процессу, Гроспьер говорит: «С одной стороны, когда разрушают модернистские здания, я радуюсь, ведь это прибавляет ценности моим работам. С другой — конечно же, весьма больно расставаться с многими из этих построек. Но я верю в то, что это естественный процесс, заложенный в самой основе модернизма. Ведь говорил же Луис Салливан, что форма должна следовать за функцией. Если назначение здания поменялось, зачем его сохранять?»

«Когда-то модернизм действовал в поле табула раса, но в результате и сам устарел, так что его разрушение — логичный исход».

На фотографиях польского художника практически не встретишь людей, лишь игру форм и пустот, цветов и фактур. Именно эта сторона архитектуры больше всего интересует художника.

Фото: Peresvwtov Gallery

«В странах социалистического блока главным назначением модернизма было создание общественных построек — это его главное отличие от, например, американского модернизма. Но при этом сам язык этих двух „модернизмов“ очень похожий. Когда я занимался своей книгой Modern Forms: A Subjective Atlas of 20th century architecture („Современные формы: субъективный атлас архитектуры XX века“. — Перевод ред.), я решил, что не стоит расставлять здания в хронологическом порядке, лучше сгруппировать их по типу формы. Так мне удалось выяснить, что множество внешне похожих построек могут иметь радикально отличающиеся функции. Центральный вокзал в Варшаве весьма похож на типичное здание банка где-нибудь в США. Однако если выбирать, я, конечно, предпочитаю более открытую и доступную архитектуру».
 

Воображаемая архитектура

В галерее «Пересветов переулок» можно было увидеть три разных проекта, объединённых темой исследования проблематики блочного типового жилья: Kolorobloki (2005), W70 (2007) и Axonocity (2018). Художник создаёт свою собственную архитектуру с нуля, используя фрагменты и элементы снятых им в Польше типовых домов в качестве «строительного материала».
«Воображаемая архитектура» Гроспьера интерпретирует советскую реальность, от которой Польша только-только начала отходить, и не отличается помпой или утопизмом — она создана из обычных, скромных и узнаваемых (особенно для тех, кто вырос в советских и постсоветских городах) материалов для того, чтобы дать нам хотя бы одним глазком взглянуть на ускользающий идеал модернизма.

«Несмотря на то, что мои изображения существуют, то, что они исследуют, — модернизм — возможно, так и осталось недостижимым идеалом. А если его когда-то и удалось достичь, то лишь на мгновение».

Это делает работы Гроспьера одновременно футуристическими и ностальгическими. Становится очевидным (уже в который раз), что модернизм как система и по сей день может предложить нам огромное разнообразие возможностей, но как жизненная среда — весьма подвержен старению и безошибочно выявляет следы и раны породивших его идеологий.
 

Монотонная сентиментальность

В проекте Kolorobloki, используя фотографии покрытых эмалитовым стеклом панелей, Гроспьер с помощью фотомонтажа создаёт вымышленные фасады различных цветов, расставленные в таком порядке, чтобы получался эффект градиента. Он по собственному усмотрению задаёт параметры в пять этажей и семь окон для каждого здания, вне зависимости от изначальных пропорций построек, к которым раньше принадлежали эти фрагменты. Градиент обозначает сентиментальное настроение, исходящее от этих изображений и среды, частью которой они являлись, а также позволяет нам насладиться красотой (а не монотонностью) повторяющихся элементов.

1 / 8

Фото: Nicolas Grospierre

2 / 8

Фото: Nicolas Grospierre

3 / 8

Фото: Nicolas Grospierre

4 / 8

Фото: Nicolas Grospierre

5 / 8

Фото: Nicolas Grospierre

6 / 8

Фото: Nicolas Grospierre

7 / 8

Фото: Nicolas Grospierre

8 / 8

 

Обыкновенное — в центре внимания

W70 — один из самых распространённых типов модульных систем, применявшихся в типовом строительстве в советской Польше. Для многих они синоним привычного, повседневного и надоевшего. В своей работе Гроспьер пытается взглянуть на них свежим взглядом и выявить скрытые эстетические качества. Художник сделал около 4 тысяч снимков разных элементов этой конструктивной системы для того, чтобы затем собрать из них свои работы. В работе Żory Гроспьер выстраивает дом из множества цветных балконов, расположив их в порядке хроматического спектра.

1 / 7

2 / 7

3 / 7

4 / 7

5 / 7

6 / 7

7 / 7

Изображение печатается в виде обоев и наносится на объёмную прямоугольную фигуру — так получается модель здания. Трёхмерное переходит в двухмерное — анаморфная композиция из изображений фасада жилого дома, снятых с намеренным искажением перспективы: только стоя в определённой точке зритель может увидеть прямоугольное здание в правильных пропорциях. Наконец, Monolith — это самый маленький элемент системы W70, представленный в масштабе один к одному: это позволяет вычленить его из системы целого и обратить внимание на его потенциал в качестве скульптурного объекта.
 

Геймификация модернизма

В работе Axonocity мы видим жилой квартал, словно снятый с высоты птичьего полёта. В реальности, несмотря на свой убедительный вид, ни одно из этих зданий не существует — каждое было сконструировано из разных фрагментов Гроспьером. Одинаковые пропорции позволяют зрителю представлять «домики» на разный лад и всякий раз всё равно получать цельную систему квартала. Добавляя новые изображения домов — одинаковых по структуре, но различающихся в незначительных деталях, — можно сделать эту игру и получающийся в результате жилой квартал бесконечными. «Axonocity — это, безусловно, визуальная игра, но также и напоминание об актуальной практике: и сегодня архитекторы и планировщики продолжают создавать из ничего целые фрагменты городов, просто по разному расставляя, убирая или меняя маленькие модели домов», — говорит Гроспьер.

Новый сайт запущен недавно: если вам кажется, что он работает странно или неправильно, об этом.

По теме