Страница не найдена

Слишком длинно: Как писать тексты, чтобы вас дочитали до конца

Одиннадцать лет назад журналист Николас Карр опубликовал статью «Делает ли Google нас глупее?» и признался, что читать большие тексты для него и его коллег стало почти невозможным. Тогда началась самая громкая дискуссия на тему длинных и коротких форм в интернете, которая продолжается до сих пор. Strelka Mag публикует инструкцию главного редактора самиздата «Батенька, да вы трансформер» Григория Туманова о том, как создавать интересные лонгриды в эпоху коротких форматов.

Лекцию «Кому нужны лонгриды» Григорий Туманов прочёл в Санкт-Петербурге в рамках Недель «Стрелки» / Фото: Дмитрий Цыренщиков / Институт «Стрелка»

Зачем вообще писать лонгрид, когда все смотрят видео и читают твиты? Во-первых, это захватывающе: вы работали над текстом месяц, разбирались в теме, и это было похоже на сдачу крови и продажу собственных органов. Во-вторых, новости живут мало, а лонгрид можно перечитывать бесконечно и делиться им, создавая новый инфоповод. К тому же лонгрид это путь в большую историю. Цикл очерков для « Коммерсанта» «Неединая Россия» Олеси Герасименко перерос в сборник, и теперь все знают, что автор лучших текстов про сепаратизм в России — Герасименко.

Текст начинается с гипотезы, как и любое исследование. Потом необходимо найти экспертов, которые разбираются в нужной теме. Обратившись к пяти политологам, можно понять, что это не те, кто вам нужен. Придётся начать снова, внимательно вчитываться в комментарии, работы и биографии новых экспертов.

«Лонг» не значит длинный. Тексту не обязательно быть огромным. Пусть его объём зависит от количества фактов, героев и экспертов. Не нужно склеивать текст искусственно, главное, чтобы каждый абзац рассказывал читателю что-то новое. 

Найдите героя. Это можно сделать через социальные сети, можно позвонить тем же экспертам и узнать, нет ли у них подходящих знакомых. Занудно обойдя всех, выберите хотя бы двоих и тут же бегите с ними встречаться. Если в итоге второй рекомендует поговорить с первым, значит вы собрали достаточно фактуры — победа.

Вернитесь ещё раз к своей теории. Насколько она похожа на то, что вы задумывали изначально? От теории не нужно сильно отклоняться, как и подстраиваться, подгоняя под неё фактуру.

Забудьте всё, что собрали, на какое-то время. Думайте о фиалках, о том, что надо купить новый телефон, поменять стекло на старом, пока материал переваривается в голове. Параллельно читайте другие тексты, и не только статьи и нон-фикшн. В художественной литературе можно подсмотреть много приёмов.

Начать текст cо сцены — старый журналистский приём, которым всё ещё пользуются Newsweek и The New Yorker. Зацепив этим читателя, вы объясняете, что происходит. Потом переходите к предыстории, рассказываете, как всё началось. Главное, не увлекаться сильным погружением в «исторический контекст». После этого можно выводить экспертов.

Цифры всегда украшают текст, особенно если они не выдуманные. Показательная статистика — лучший аргумент.

Расскажите, как выглядит ваш герой, покажите его ботинки. Детали не должны существовать ради самих деталей, они должны иллюстрировать ваши утверждения. Поэтому важнее, например, не то, что герой стоит, облокотившись на трибуну, а то, что он постоянно дёргает глазом. Читатель не будет помнить всё о тексте, в том числе имена из первого абзаца. Называйте должности, возвращайте читателя, напоминая: «Тот самый персонаж, который...»

Спросите себя: «Зачем это всё? Зачем я пишу этот текст, зачем его кому-то читать?» Ответ может быть неутешительным. Главное, не поддаваться эмоциям, лучше обсудите это с коллегами. В целом пытайтесь рассказывать людям о том, что вы пишете, став на время самым невыносимым человеком на земле. Концовка как в кино — это всегда эффектно. Кинематографические приёмы помогают читателю добраться до финала. Решите, что у вас: полицейский сериал или чёрная комедия, «Парни со стволами» или «Волк с Уолл-стрит»? Используйте киногероев, вспоминайте их в тексте.

Поздравляем, вы мысленно написали лонгрид, осталось задаться последними тремя вопросами. «Дочитал бы это я сам?» — если автору тяжело пробираться через свой текст, надо вернуться в самые скучные куски, безжалостно удалить не самые важные контрапункты. «Дочитала бы это моя мама?» — мама, как известно, универсальная мера всех статей. Её искреннее удивление сюжетным поворотам — знак удачного сторителлинга. «А что скажет редактор?» — если говорит переписать, возвращаетесь к первому пункту и начинаете всё сначала.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме