, Люди

Лесоруб, который мечтал стать архитектором. Зачем предприниматель благоустраивает посёлок на 400 человек

Автор: Алексей Юртаев

В январе 2020 года газеты, паблики и телевидение Кировской области друг за другом рассказывали о новой достопримечательности региона — детской площадке в маленьком посёлке Пиляндыш, куда стали приезжать жители со всей России. Площадка строится уже семь лет на деньги местного предпринимателя Фёдора Кривошеина, который занимается вырубкой и заготовкой леса. Strelka Mag отправился в леса Вятки, чтобы поговорить с Кривошеиным.

 

Москва — Пиляндыш

Пиляндыш, маленький посёлок в Кировской области, находится в 270 километрах от областного центра в Уржумском районе. Местные жители называют его заречным. Это означает, что он расположен по другую сторону реки Вятки, там, где живёт мало людей. Вокруг села непроходимый лес из лип, осин, берёз, сосен и елей, в котором работают лесорубы и деревозаготовщики. По разным данным, в Пиляндыше постоянно или временно живут от 400 до 550 человек. Здесь есть своя школа, больница с одним фельдшером, детский сад, администрация и четыре магазина.

Чтобы добраться в посёлок из Кирова, летом на машине нужно сделать крюк в 200 километров, потому что Уржумский район и Пиляндыш не соединены мостом. В это время года жители посёлка предпочитают переправляться на пароме, а весной, когда Вятка разливается, — на лодках. С первыми морозами и снегом появляется путь покороче: через Вятку намораживают зимник, по которому тяжёлые грузовики везут лес, а сельчане могут ездить в город на машинах — лёд выдерживает до 13 тонн.

Дорогу из щебня, по которой можно доехать от переправы через Вятку до Пиляндыша, построил местный предприниматель Фёдор Кривошеин. Ему принадлежит предприятие «Таёжник». В 2004 году Фёдор вместе с приятелями взял в аренду делянку — небольшую площадь леса — и на собранном вручную тракторе начал заниматься лесозаготовкой. На начало 2020 года в компании работали 70 человек, а территория, на которой идёт вырубка, составляла около 20 тысяч гектаров. По данным портала Rusprofile, в 2018 году выручка компании составила 59 миллионов рублей.

Фёдор Кривошеин с сыном

«Асфальт у нас не кладут. В Уржумском районе действуют программы по строительству дорог, а у нас почему-то нет. Как только появились деньги, нам пришлось что-то делать, потому что дорога в три направления от нас отсутствовала», — вспоминает Фёдор Кривошеин причину, по которой начал заниматься благоустройством.

Сначала предприниматель решил просить помощи у государства и отправил два обращения — президенту и премьеру: «В письме написал, что вообще-то здесь [в Пиляндыше] люди живут, которые всю жизнь отработали на государство и заработали на достойную старость. Про медицину, дороги и дома написал. Письмо спустили [в район]. Меня вызвали в администрацию и попросили о таких фактах не сообщать. Зато появились деньги. Нам теперь выделяют средства на поддержание дороги [от Пиляндыша до переправы] по 300–400 тысяч рублей».

Фёдор Кривошеин говорит, что деньги получает «Автодор», а затем госкомпания ищет подрядчиков на местах. У «Таёжника» единственного в посёлке есть спецтехника и достаточно людей, которые могут засыпать дорогу щебнем, поэтому контракт заключают именно с ними. На портале «Госзакупки» действительно есть информация о как минимум трёх контрактах «Автодора» и администрации с компанией Кривошеина на общую сумму 2,7 миллиона рублей. Но денег, которые выделяет государство, на строительство дороги всё равно не хватает:

«Это дорогое удовольствие, мы уже около 5 миллионов вложили в дорогу, а вернули нам 400 тысяч. Низины и болота пришлось поднимать и строить дамбу. На такие деньги можно было „Гелендваген“ купить, — говорит лесоруб. — Но вопрос ещё и в том, что, когда строишь дорогу, отрываешь своих людей от основной работы».

 

Площадка, которую построил Фёдор

Фёдор Кривошеин показывает главную достопримечательность села — детскую площадку, которую строит с 2013 года. Территория обнесена невысоким деревянным забором, через который можно перешагнуть. На площадке расположены архитектурные элементы, созданные вручную: с правой от входа стороны стоит бревенчатая крепость, с левой — высокие горки, с которых можно кататься на ватрушках.

Дом предпринимателя, деревянный особняк с трёхэтажной башней и вырезанным из дерева вручную фасадом, находится напротив детской площадки. У бизнесмена шесть детей, для них он и решил строить площадку, но сделал её открытой, поэтому играть сюда приезжают дети и взрослые отовсюду.

1 / 4

2 / 4

3 / 4

4 / 4

«Сам я родился в нескольких километрах отсюда. Сейчас на месте улицы, где я рос, заросшее поле, а вокруг заброшенных домов я арендую площади для работы. В детстве я шлялся по своему посёлку (Кривошеин родился в соседнем населённом пункте, который сейчас полностью заброшен. — Strelka Mag) как дикарь, а наши игры заканчивались тем, что мы с ребятами бегали по заброшенным домам, играли в прятки и догонялки. Чтобы моим детям и их сверстникам было интереснее, решил построить детскую площадку и горку», — объясняет инициативу предприниматель.

Он говорит, что в январе 2020 года кировские газеты и телевидение только и делали, что рассказывали о площадке. Это привело дополнительный поток туристов в посёлок. Инфоповод запустил блогер Александр Шихалёв, который побывал в Пиляндыше на январских каникулах и опубликовал фотографии, которые разошлись по пабликам Кирова и архитектурным сообществам России. Предприниматель никак не рекламирует пространство: кому надо, те о нём и так знают. Кривошеин уверен, что с 1 по 15 января село посетили не менее двух тысяч человек.

Кривошеин, к которому не в первый раз приезжают журналисты, проводит беглую экскурсию по площадке: «Для строительства нанимаем рабочих из соседних сёл. Начинали с небольшого грибка [столб с крышей в песочнице]. Затем решили построить горки, с которых удобно кататься на ватрушках зимой. Сам катался всего раз: возраст уже не тот. Потом поставили спортивные сооружения, чтобы можно было бегать и лазить, и сцену для праздников, — на ходу рассказывает предприниматель, приближаясь к массивному деревянному кораблю и железной ракете. — В старших классах я мечтал о покорении космоса и читал „Алые паруса“ Грина. Поэтому решил, что на площадке обязательно должны быть ракета и корабль. Дальше Баба-яга и мотивы русских народных сказок — куда без них-то?»

1 / 2

2 / 2

Несмотря на мороз и выходной день, на площадке работают строители и строгают рубанком бревно для ещё одного объекта — двухэтажного домика из дерева, который по размерам не уступает жилому сельскому дому:

«Здесь же всё мальчишеское в основном, а это будет именно для девочек. Охота поставить здесь принцессу, а рядом с ней рыцаря, который встаёт на колено. Или внутри трон разместить небольшой, — комментирует обновление на площадке её создатель. — У меня все идеи берутся из головы. Я когда-то мечтал быть не лесником, а архитектором или художником, даже лучшим чертёжником на потоке в институте был. Получается, мои детские мечты воплотились в доме и на площадке».

Если раньше напротив дома Кривошеина был невзрачный пустырь, куда даже не доходили люди, то теперь там постоянно гуляют местные жители, играют дети и приезжают жители других сёл. Сам автор идеи вспоминает, что сначала местные относились к идее неоднозначно:

«[Меня] называли хапугой, у которого денег куры не клюют. Я же частник, вот мне и говорили: „Зачем тебе это надо?“ Потом отношение стало меняться. Сейчас смотришь — мои работяги возле своего дома качельку сделали, а недавно и в газете писали, как жители одной улицы в деревне сами построили горку. Поверьте, кто-то должен быть первым. Если бы я только пораньше это начал строить, то ещё и сам бы покатался с этих горок».

Пока прогревается легковой УАЗ, рабочая машина Фёдора Кривошеина, на которой он ездит в лес, предприниматель рассказывает о том, как сокращалось население посёлка: «Пиляндыш и несколько примыкающих к нему сёл образованы ровно 85 лет назад, в 1935 году. В середине прошлого века Пиляндыш состоял из нескольких сёл, где жили тысячи человек. Посёлок изначально был рабочим: люди приезжали сюда, чтобы добывать лес, здесь работал государственный леспромхоз. В семидесятые из Пиляндыша начали уезжать люди: кто-то пустил слух, что лес кончается. К девяностым от десяти тысяч человек осталась тысяча, а 15 лет назад, когда мы создали предприятие, было около полутысячи жителей. Есть ещё неучтённые, вахтовики, которые приезжают работать, но живут в других местах. Лес всегда был, есть и будет. Это надо голову потерять, чтобы вырубить всё и уехать».

 

Чем в маленьком посёлке заняться школьникам

Пока не стемнело, предприниматель предлагает осмотреть посёлок на машине. Он садится в УАЗ и направляется к небольшому парку, в котором летом жители Пиляндыша отмечают день села и праздник лесоруба. Пространство находится на лесной опушке, окружённой деревьями, его начали строить пять лет назад при помощи «Таёжника».

В глубине леса расположена новая спортивная площадка с двумя волейбольными полями и снарядами для воркаута. На въезде стоят две срубовые беседки с крышей, между деревьями висят разноцветные флажки, а среди сугробов виднеются лавки и сцена для мероприятий. На снегу следы от обуви.

1 / 4

2 / 4

3 / 4

4 / 4

«Здесь вечерами старшеклассники тусуются, — объясняет Фёдор Кривошеин. — В далёкие советские времена здесь был обычный бор и дощатая сцена, где люди собирались по субботам, танцевали и слушали музыку типа „Василькового платья“. Кстати, я её тоже очень любил, потом уже в институте подсел на Boney M. Старую сцену сожгли местные жители, чьи дома располагаются неподалёку, чтобы молодёжь не слушала музыку так громко. То поколение взрослых смотрело на музыку косо. Спалили, не думая, что молодые должны где-то развлекаться. Когда я повзрослел, решил и сам помочь посёлку».

Кривошеин рад, что спустя годы Пиляндышу удаётся сохранить место, в котором лес не тронут: «Хоть и говорят про лесников, что они вырубают всё подряд, а у нас живой бор прямо в посёлке. А всё, что рубится, то и засаживается. По крайней мере в нашем районе».

В нескольких сотнях метров от парка находится школа, которая ненамного младше села. Она представляет собой двухэтажный деревянный сруб с резными наличниками, в которых ещё нет пластиковых окон. Перед зданием дворовое пространство, по которому школьники наматывают круги во время физкультуры.

1 / 3

2 / 3

3 / 3

«Школа очень старая, иногда из-за неё с районной администрацией ругаемся, — возмущается Кривошеин, у которого здесь учатся дети. — Надо ремонтировать, а это многомиллионные вложения. Я в неё и сам ходил. Правда, тогда было гораздо больше ребят — по две-три буквы на каждый класс. Сегодня в школе учатся 70 учеников, в детском садике — 30–35 человек. Это приличная доля от всего населения — значит, у нас есть молодёжь».

Иногда компания Кривошеина помогает школе материально: например, закупает книжки, которых школьникам не хватает, хотя они и положены по госпрограммам. Предприниматель жалуется на оторванность от «той стороны» в плане компьютеризации: не у всех детей в селе есть свой компьютер.

«В этом смысле детская площадка всех уравнивает: когда они все вместе катаются с горок, им без разницы, кто и откуда с ними играет», — отмечает лесоруб.

Отвечая на вопрос о том, чем ещё заняться в селе, Кривошеин показывает на спортзал с горящими окнами. По вечерам взрослые и дети играют там в волейбол, но в основном, считает предприниматель, все сидят у компьютеров, ведь в посёлке недавно появился интернет.

 

Как устроено главное предприятие района

Пока лесоруб ведёт машину до следующего пункта — своей пилорамы, — мимо проносятся несколько снегоходов. Фёдор говорит, что это не местные — скорее всего, катаются туристы из Москвы или Казани.

В субботу цех пустует: у работников Кривошеина выходной. Сегодня под его руководством трудятся девять бригад, которые занимаются лесопилением, заготовками и восстановительными работами. Пятнадцать лет назад Кривошеин работал почти в одиночку:

«В начале нулевых как частник вырубал, заготавливал и продавал лес на кусочке земли. Кроме этого, сажал картошку тоннами, собирал и продавал грибы, у меня была своя пасека. Для одного я хорошо жил: мог ездить за границу хоть каждый месяц. Но выбрал другой путь: женился. В 2004 году госпредприятие, которое к тому времени накопило долгов, почти обанкротилось. Оставшиеся на нём работники уговорили меня поработать с ними. За год мы почти отбили все долги, основали юридическое лицо и пошло-поехало».

1 / 3

2 / 3

3 / 3

Сейчас сотрудники «Таёжника» получают от 30 до 50 тысяч рублей, говорит Кривошеин. Это высокая заработная плата для региона, поэтому в Пиляндыш приезжают работать и из соседних сёл, а у местных жителей во владении иногда не по одной легковой машине — это тоже показатель благополучия. На государственные праздники работники получают денежные вознаграждения.

Рядом с предприятием находится здание бухгалтерии и магазин. Скоро Кривошеин хочет открыть новый магазин со столовой, где можно будет перекусить. В «Таёжнике» мужчин больше, но работают и 15 женщин, остальные трудятся в магазинах, школах, детских садах, больнице и на почте. Те из населения, кто не работает у Кривошеина, заняты на других производствах или где-то в районе. Заниматься разведением скота как основной работой в посёлке невыгодно.

1 / 3

2 / 3

3 / 3

 

«За мной не заржавеет»

«В последнее время мой дом тоже стал достопримечательностью нашей области. К нам приезжают из Кирова, других регионов и даже из-за границы. Иногда администрация вместе с туристами заглядывает», — говорит предприниматель, поворачивая к своему коттеджу.

Кривошеин строил его 32 года, сначала своими руками и вместе с отцом, затем нанимал строителей. Каждая деревянная деталь дома сделана вручную: вся кромка крыши состоит из узоров, а общий архитектурный стиль напоминает псевдорусский. Внутри дома три этажа: второй и третий заняты детскими комнатами, на первом живёт хозяин дома.

1 / 3

2 / 3

3 / 3

Дом Кривошеина, как и другие в посёлке, не имеет центральной системы газификации и водоснабжения. Жители добывают воду из колодцев и скважин, а дом отапливают чем придётся: газгольдерами, котлами, электронагревателями или печами. Трёхэтажный коттедж предпринимателя выделяется среди остальных не только высотой и размерами, но и освещением. Свет в Пиляндыше горит только на центральных улицах, но детская площадка подсвечивается всегда.

«Это место со временем стало такой центральной площадью, — объясняет лесоруб. — В прошлом году мы украшали ёлку и площадку к Новому году и решили оставить все объекты, не снимать их. Но гирлянду испортили, потому что народу было очень много. В этом году тоже хотели протянуть гирлянду, но успели только ёлку нарядить. Зато устроили праздник на площади и салют запускали».

Предприниматель говорит, что за семь лет, пока он строит площадку, никто даже не пытался повредить что-то умышленно:

«Бывает, молодёжь намусорить может, но я у них популярен, за мной не заржавеет — выйду и любой компании могу сказать: „Вот бочка, убирайте за собой“. Они придут, попросят пакеты и уберут за собой. Ничего в посёлке не валяется, всё очень чисто».

Новые люди не приезжают в посёлок с десятых годов. Но Кривошеин не считает это проблемой: население остаётся на одном и том же уровне, а в сравнении с нулевыми в Пиляндыше стало намного больше детей. Сам предприниматель уезжать из посёлка не собирается: «Аллергия у меня, противопоказано мне куда-то далеко уезжать. Время измеряется не часами и годами, а делами, которые ты успеешь сделать. Но сколько бы я ни сделал, мне вряд ли удержать деревню. Если хотят, чтобы изменилось что-то, нужны ещё и действия со стороны государства».

Фотографии: Анастасия Шумихина

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме