Красная площадь без москвичей

На Красную площадь приезжают люди из разных частей света, но сами москвичи обходят её стороной. По крайней мере так кажется. Участники воркшопа Strelka Mag по дата-журналистике проанализировали 200 тысяч фотографий, сделанных около Кремля за последние два года, и узнали, зачем москвичи приходят на главную площадь страны.

Люди на Красной площади есть всегда. Кроме тех дней и часов, когда её перекрывают. Но кто они? Выяснить это помог анализ дата-сета из 200 тысяч фотографий пользователей «ВКонтакте», которые выкладывали снимки с геотегом на Красной площади за последние два года. Важно было выяснить, в каких городах живут авторы публикаций, какого они пола, в какие дни делали фотографии и привязаны ли снимки к событиям, а ещё — какие объекты Красной площади пользуются наибольшей популярностью.

«Россияне, которые приезжают в Москву, считают важным зачекиниться на Красной площади, для них это символ Москвы. Ты был на Красной площади — ты был в Москве, ты сообщаешь об этом в интернет. Это событие. Для жителя Красная площадь — это рутина», — считает Александра Ненько, социолог, доцент Института дизайна и урбанистики ИТМО.

Несмотря на то, что жители регионов на Красной площади бывают чаще, чем москвичи, предпочтения по сезонам и дням недели у всех похожи. А вот события местных и туристов привлекают разные.

Вспышки интереса к площади со стороны москвичей приходятся на патриотические и исторические мероприятия: 1 мая, 9 Мая, военно-музыкальный фестиваль «Спасская башня». Также местных жителей притягивают уникальные события, к примеру, самая массовая тренировка по боксу 23 июля 2017 года, когда на площади установили рекорд Гиннеса.

Туристы идут на Красную площадь независимо от мероприятий: приехал в Москву — пошёл на Красную площадь. Но больше всего им нравится проводить там новогодние каникулы. Самые загруженные дни — 3–6 января, когда после празднования Нового года люди выходят из дома в поисках развлечений.

Михаил Алексеевский, руководитель Центра городской антропологии КБ Стрелка

«Непривлекательность площади для местных жителей объясняется тем, что вокруг нее практически нет сервисов. В Москве есть катки получше и поинтересней. Специально поехать кататься на Красную площадь — это, скорее, аттракцион для туристов, чем привлекательная история для местного жителя».

Дарья Радченко, цифровой антрополог

«Концерты, каток, ярмарки смещают фокус с «советской» повестки (мавзолей), «православной» (храм Василия Блаженного) или «элитарно-потребительской» (ГУМ) на человеческий масштаб. События вроде «Спасской башни» — это странный гибрид между советским наследием, закрытостью и элитарностью постсоветской повестки».

 

Зачем москвичи приходили на Красную площадь

1 / 5

2 / 5

3 / 5

4 / 5

5 / 5

Павел Гнилорыбов, москвовед

«Традиция нормальной городской площади сохранялась до 1917 года. В начале XX века люди свободно проходили через Кремль, и Красная площадь не была окружена ореолом сакральности. Они понимали, что надо снять шапку и отвесить поклон перед Спасскими воротами, но это было традицией. На всех предреволюционных открытках это живая, человеческая площадь. Именно такой её зафиксировал чешский художник-модернист Альфонс Муха. Люди туда ходили для своих ежедневных дел и ни с каким высоким государством не соприкасались. Коронация проходила раз в 25 лет, приезд императора — раз в десять лет, на лобном месте никого не казнили, кроме одного человека — Никиты Пустосвята. И в целом площадь была на 70 процентов торгово-развлекательной, а процентов на 30 — сакрально забронзовевшей и мемориальной.

Делегаты V Конгресса Коминтерна у мавзолея Ленина. Москва. 1924 год

Караул 1-й советской объединённой военной школы РККА им. ВЦИК по охране временного мавзолея Ленина и комендант Кремля Р. А. Петерсон. 1924 год

Оживляли Красную площадь коммуналки, которые располагались в ГУМе в 1940–1950-е годы и в которых жили несколько десятков семей. Это пример удивительного сосуществования, когда у тебя парады с одной стороны, а с другой тебя ограничивает комендатура. Жителей пускали домой только до 22 часов. Я Кремль не замечаю, как и многие москвичи. Его не существует на ежедневной карте. Этот район не входит в мои ежедневные и даже и ежемесячные маршруты».

Мнения историков о дате появления Красной площади разнятся. Как площадь эта территория оформилась в XV веке, когда Кремль достиг нынешних размеров. Тогда функции площади кардинально отличались от сегодняшних и были частью повседневности горожан. Они приходили сюда поесть, обменяться новостями, купить товары. Это была обычная городская европейская площадь, ничем не отличающаяся от площадей в Праге или Мадриде.

«Площадь была настолько живая, что цари — Михаил Фёдорович и Алексей Михайлович — регулярно издавали указы о том, чтобы убрать ларьки и шаурму, очистить Красную площадь от рундуков, палаток и шалашей. Но это не помогало».

Ещё один факт, подтверждающий, что москвичи активно проводили время на площади, — это засилье кабаков. В XVII–XVIII веках в районе Красной площади было не меньше 11 питейных заведений.

Например, были кабаки, которые назывались «Под пушками» или «Заверняйка». Территориально пивные находились на Москворецкой улице, которая исчезла в 30-е годы, сейчас это место ведёт к парку «Зарядье». В ноябре 1917 года после уличных боёв белые своих похоронили на Соколе, а другие своих торжественно закопали в центре города. Красная площадь превратилась в склеп. Это её обезличило, обездвижило и обездушило.

В ленинские годы времён военного коммунизма из Кремля изгнали монахов, предварительно обыскав. Потом убрали иконы и народ стали пускать только непосредственно к чиновникам. Крепость охраняли латышские стрелки, которые стреляли по воронам, когда им было скучно. Ну, а дальше весь XX век раскручивается забронзовевшая история.

Матиас Руст приземляется на Красной площади.

Небольшую попытку очеловечить Красную площадь предпринял Хрущёв, открывший для посещения Кремль. Но через несколько лет всё вернулось на круги своя. При этом мы видим, что людей тянет высказываться именно на Красной площади. Группа «Э.Т.И» и диссиденты не зря совершали свои высказывания именно здесь».

 

Символ власти или общественное пространство

Александра Ненько, доцент руководитель Лаборатории качества городской жизни Университета ИТМО

«Красная площадь окружена серьёзными аттракторами: Кремль, собор Василия Блаженного, Казанский собор. Туда идёт большое количество религиозных людей. Но, кроме этого, функции там как бы и нет. Мы, рядовые жители, в Кремль не ходим. Если я не религиозная, в храм Василия Блаженного не иду — что мне там ещё делать? — говорит Александра Ненько. — По Красной площади страшно ходить, потому что она огорожена, там нечеловеческий масштаб, ты пересекаешь её транзитом. Чем проще пространство, тем людям там проще, оно от них ничего не требует. Красная площадь требует». При этом, как утверждает социолог, главные площади городов могут быть полноценными общественными пространствами.

Общественное пространство требует инфраструктуры, на которой человек может расположиться, отдохнуть, укрыться от непогоды, ветра, чувствовать себя безопасно, глазеть на людей, трава должна быть — не голые камни».

С социологом согласен британский публицист, архитектурный журналист и писатель Оуэн Хазерли: «Я не уверен, что какие-то решения в духе Яна Гейла, которые применяются в разных городах сегодня, подойдут для Красной площади. Она всегда была центром политической власти». Оуэн утверждает, что ни в одной столице мира местные жители не используют такие пространства, как Красная площадь. Как и москвичи, лондонцы крайне редко бывают на Трафальгарской площади за исключением акций протеста и массовых мероприятий. То же самое касается парижан и Елисейских полей, берлинцев и Унтер-ден-Линден, нью-йоркцев и Таймс-сквер. «Я думаю, что в этом особенность таких национально значимых мест. Они для людей из других городов, но я бы не переживал по этому поводу», — заключает журналист.

Но, по мнению Александры Ненько, главные площади городов могут быть полноценными общественными пространствами. Таким примером может быть Пуэрта-дель-Соль в Мадриде. К ней лучами ведут радиальные улицы, там постоянно есть люди, которым комфортно проводить время. Даже Дворцовую площадь местные жители используют, чтобы кататься на роликах, слушать уличных музыкантов или просто сидеть на брусчатке.

«Транзитность — одна из главных характеристик площади, — объясняет руководитель Центра городской антропологии КБ Стрелка Михаил Алексеевский. — Если вспомнить Times Square в Нью Йорке — это линия жизни. Через нее проходят все дороги. С точки зрения транзита Красная площадь, скорее, маргинализирована. Сложно представить удобные маршруты, которые проходят через неё. Они скорее обтекают площадь. Во многом это связано с соседством с очень закрытым Кремлем, фактическим продолжением которого Красная площадь и является».

«В 18 веке был проект снести кремлевскую стену и проложить там дороги — тогда, возможно, Красная площадь превратилась бы в перекресток бульваров и была очень живым местом» – поясняет Алексеевский.

В начале 2016 года международная компания HMMD предприняла попытку добавить на Красную площадь новый объект — павильон толерантности. Для этого провели международный конкурс, в котором победил проект архитекторов из Италии. Планировалось, что в pop-up-павильоне, призванном прославлять идеи толерантности, будут показывать кино, проводить лекции, выставки и мастер-классы. Но проект так и остался на бумаге.

Материал стал итоговой работой Ирины Власовой, Галины Сахаревич и Дарьи Сулейман, участниц курса по дата-журналистике, который прошел с 16 по 23 марта на «Стрелке».

Поделиться в соцсетях

По теме