Страница не найдена

Как панорамы со скандальными снимками помогли Google победить в войне картографических сервисов

Новая книга Скотта Маккуайра издательства Strelka Press, посвящена геомедиа — концепту, который, по словам автора, рождается на пересечении конвергенции, повсеместности, учета геолокации и обратной связи в режиме реального времени. Strelka Mag публикует отрывок, посвящённый скандалам вокруг Google Street View, устройству Google Maps и конкуренции компании с другими картографическими онлайн-сервисами.

Потенциальная способность Street View влиять на динамику общественного пространства с самого начала была очевидна. В США появление на изображениях Street View узнаваемых людей, снятых в неудобном для них положении в публичных местах, моментально вызвало обеспокоенность по поводу нарушения неприкосновенности частной жизни. Среди примеров возможных посягательств на неприкосновенность частной жизни на дебютной стадии работы сервиса назывались случаи, когда люди выходили из венерологических клиник или заходили в публичные дома, валялись пьяными на улице или перелезали через забор, по-видимому, на чужую территорию. Компанию Google также критиковали за то, что, согласно ее правилам удаления содержания, бремя обжалования возлагалось на представителей общественности. Озабоченность проблемой конфиденциальности приостановила запуск Street View в странах, не входящих в юрисдикцию США. В отличие от Соединенных Штатов, где разрешено фотографировать в общественных местах и на улицах, законы Канады и Европейского союза запрещают публикацию изображений, раскрывающих подробности личной жизни людей без их согласия. Вначале в ответ на критику в США компания Google заявляла:

«Все фотоизображения Street View сделаны на территориях, не являющихся частной собственностью. Эти изображения ничем не отличаются от того, что любой человек может снять или увидеть, гуляя по улице».

Тем не менее в июне 2008 года Google запустил компьютерную программу, которая автоматически размывала лица людей, а месяцем позже — такую же программу для скрытия автомобильных номеров. Тот факт, что эффект размытия пришлось задним числом применять к уже собранным в США изображениям, показал, насколько спорной оказалась область, в которую стремился ступить сервис Street View, и насколько глубоко это затронуло чувства людей. Но далеко не все вопросы, связанные с конфиденциальностью, решались при помощи эффекта размытия.

В апреле 2009 года жители деревни Бротон в Англии решили не подпускать автомобиль Google к своим домам. В мае того же года действие Street View приостановили в Греции до разъяснения компанией Google своей политики конфиденциальности. Тогда же в Японии после многочисленных жалоб на различные нарушения прав граждан Google заставили переснять многие районы, установив камеры на гугломобилях на 40 см ниже. Но самый большой скандал, связанный с нарушением сервисом Street View конфиденциальности, разразился в 2010 году. Выяснилось, что в процессе фотографирования улиц автомобили Google захватывали большие объемы данных из незащищенных сетей Wi-Fi.

Несмотря на то что в Google отрицали, что эти данные собирались намеренно, новость была встречена шквалом критики и вызвала разную юридическую реакцию в разных странах, дав повод говорить об отсутствии правовой определенности.

В 2010 году общая озабоченность только усилилась, когда компания Google изменила показания и была вынуждена признать, что она завладела не только данными о беспроводных сетях, но и так называемыми полезными данными (payload data), включая полные URL-адреса посещенных сайтов, сообщения электронной почты и пароли. Хотя одни юрисдикции, такие как Франция, Германия, Италия и некоторые штаты США, применили правовые санкции против Google, другие, например Великобритания, этого не сделали. Но этим дело не кончилось: в середине 2012 года появились сообщения, что, несмотря на заверения, не все собранные гугломобилями данные были уничтожены.

Эта эпопея заставила людей по-новому взглянуть на вопросы, касающиеся их частной жизни, осознать их важность и актуальность. Отсутствие однозначной нормативно-правовой реакции говорит о том, что новые медиаплатформы с глобальным охватом, такие как Street View, входя в нашу жизнь, не только демонстрируют несовершенство существующего законодательства, но и нарушают принятые культурные нормы.

Но какими бы серьезными ни были эти нарушения, важно признать, что это лишь видимая верхушка стремительно растущего айсберга данных.

Даже учитывая гигантский размах сбора городских изображений, большинству из нас явно не суждено лично угодить в сети Street View. Слишком уж концентрируясь на этой возможности, мы рискуем не увидеть общей картины — не увидеть, как основанные на данных проекты, такие как Street View, трансформируют все социальное пространство города. Рассмотрев ситуацию с этой точки зрения, мы увидим, что, каким бы ни было вмешательство Street View в частную жизнь, гораздо более важное вмешательство происходит, так сказать, постфактум. В жадной до данных экономической системе важно не то, что можно разглядеть на конкретной картинке, а то, какую информацию пользователь, соблазненный базой данных карт, раскрывает о себе, о своих привычках, предпочтениях, маршрутах и распорядке дня. Тот факт, что раскрытие этой информации происходит в фоновом режиме, в «черном ящике» того, что Найджел Трифт называет технологическим бессознательным, означает, что утечка зачастую остается без внимания.

Продолжая рассуждать в том же духе, я хочу отметить, что новаторство Street View заключается вовсе не в том, что на панорамах мы можем узнать кого-то из знакомых, а в том, что этот сервис позволяет полностью превратить городское пространство в данные. И эта способность играет все более важную роль в общей бизнес-стратегии Google. Весьма вероятно, что в 2007 году, когда сервис только запускался, важность этого была гораздо менее очевидна, в том числе и для самой компании Google. Но все изменилось в 2012 году, когда разразилась настоящая война картографических сервисов, одной из участниц которой стала компания Apple. Сигналом растущей важности Street View уже в 2008 году стало решение Google взять под свой контроль ключевые данные (core data) в этой сфере. В панегирике, посвященном концепции Веб 2.0, Тим О’Рейли утверждает, что «данные — это следующий Intel Inside». О’Рейли считает, что важнейшим фактором, из-за которого один из первых картографических сервисов в интернете MapQuest лишился своего доминирующего положения и был вытеснен игроками, пришедшими на рынок позднее (такими как Google), была неспособность защитить свои ключевые данные:

Давайте на примере высококонкурентного рынка веб-картографии посмотрим, как непонимание важности владения ключевыми данными может ухудшить конкурентоспособность. Первой на рынке веб-карт была MapQuest в 1995 году, за ней пришла Yahoo!, потом — Microsoft, а недавно к ним присоединился и Google, — при этом все компании лицензируют у поставщиков информации, по сути, одни и те же данные (O’Reilly 2005).

Компания Google создала Google Maps на основе данных, полученных по лицензии от сторонних поставщиков, в том числе MapQuest и TeleAtlas. То, что она смогла быстро занять доминирующее положение на рынке, на который пришла позже других, демонстрирует, что успех зависит не только от доступа к данным, но и от умения их организовать, обработать и доставить пользователю. Тем не менее контроль над ключевыми данными крайне важен — как для дифференциации сервиса, так и для защиты от потенциальных конкурентов. Сегодня Street View исполняет для Google Maps обе эти роли, обеспечивая компании ведущую роль в области онлайн-картографии.

В своей статье в Atlantic Алексис Мадригал одним из немногих подробно описал, как в Google происходит процесс создания генеральной карты — этот проект называется Ground Truth — из множества различных источников. Начиная с базового слоя, который содержит официальные данные (например, полученную от Бюро переписи населения США базу данных топологически интегрированной системы географического кодирования и привязки [TIGER]), операторы проекта Ground Truth объединяют эти данные с данными из других источников, в том числе данными Геологической службы США и собственной спутниковой и аэрофотосъемки Google. Общая задача заключается в том, чтобы создать карту, более точно соответствующую тому реальному ландшафту, который она отображает. Street View участвует в выполнении этой задачи сразу по нескольким важным направлениям. С 2007 года гугломобили накатали по улицам городов мира более 11 миллионов километров. Во время этих поездок генерируется по крайней мере три уровня данных, которые может использовать Google: водительский опыт, подтверждающий, что улица, показанная на карте, действительно существует, проходима и пр.; метаданные GPS, связанные с миллионами изображений; и сами изображения.

Совершенствование технологий визуального распознавания ведет к тому, что изображения Street View сами становятся важным источником данных, из которых можно извлекать все больше информации.

В частности, потенциал распознавания текстов на дорожных указателях, чтения дорожных знаков и разметки и включения их в гугловский реестр физического мира чрезвычайно важен для функционирования такого инструмента Google, как Atlas, внутренней платформы, которая интегрирует разные потоки данных Ground Truth. Подобный метод получения данных (отчасти при помощи алгоритмов, отчасти вручную) значительно повышает точность указаний навигаторов, однако помощь водителям — это лишь малая часть того, что потенциально может дать этот метод. Вот что говорит вице-президент Google Maps Брайан Макклендон:

Мы можем упорядочить всю видимую текстовую информацию, если она поддается оптическому распознаванию. Мы уже сейчас используем ее для создания наших карт, извлекая названия улиц и номера домов, но есть и много других сфер применения. <...> У нас уже есть так называемые просмотровые коды (view codes) для 6 миллионов фирм и 20 миллионов адресов — когда мы точно знаем, на что смотрим. <...> Мы научились распознавать логотипы и находить, например, вывески ресторанов KFC... С помощью семантического анализа мы можем идентифицировать все собранные нами пиксели. И это сейчас главная часть нашей работы.

Объемы задействованных данных огромны даже для Google. В 2012 году Мадригал писал, что каждые две недели команда Google Maps публикует больше визуальных данных, чем их вообще было у компании Google в 2006 году, причем основную их часть составляют панорамы Street View.

Но еще большее впечатление, чем объемы данных, производит та метаморфоза, которая благодаря проекту Street View происходит в нашем представлении об отношении между онлайновым и офлайновым мирами. Если Google начинался как компания, посвятившая себя задаче организации данных в интернете, то сейчас его взоры все больше направлены в сторону организации физического мира как данных. Маник Гупта, отвечавший в Google за выпуск картографической продукции, говорит об этом так:

Если взглянуть на офлайновый мир, реальный мир, в котором мы живем, то далеко не вся информация о нем есть в интернете. И чем дальше мы идем по жизни, тем активнее мы стараемся восполнить этот недостаток, устранить эту разницу между тем, что мы наблюдаем в реальном мире и [онлайновом мире]. Именно для этого и существует сервис Карты.

Физические вещи можно превращать в цифровые данные по-разному — с помощью текстового описания, путем сканирования или прикрепления к ним радиочастотных датчиков и меток. Но одним из самых эффективных и экономичных способов перевода мельчайших деталей города в данные является, пожалуй, визуальный захват. Вложившись в Street View, компания Google стала пионером экономичного и крупномасштабного сбора данных о местах с сочетанием изображений и геолокации. В процессе своего становления этот проект сыграл решающую роль в закреплении успеха Карт Google.

Тот факт, что компания Apple в 2012 году принимает решение о разработке собственного картографического сервиса, говорит о большой стратегической важности этого сектора цифровой экономики.

Картография особенно важна для мобильных устройств: предустановленные на миллиард с лишним смартфонов под управлением Android Карты Google помогают компании сохранять господствующее положение в таких областях, как мобильный поиск и реклама на основе геолокации. Кроме того, как отмечает Джим Тэтчер, Карты Google стали одной из базовых платформ, на которых теперь строится работа множества других компьютерных программ, связанных с данными и предназначенных для городских условий. Не успела компания Apple отказаться от Карт Google, как на ее место пришли новые сервисы (например, Uber). Картографические платформы начинают играть все более важную роль в обычной работе транспорта, грузовых перевозок и розничной торговли. Мадригал пишет: «Геоданные Google могут оказаться наиболее ценным активом компании. И не только из-за этих данных самих по себе, а потому, что данные о местоположении повышают ценность всей остальной деятельности и знаний Google». Проблема, с которой сталкиваются все конкуренты компании, пытающиеся потеснить Google с лидирующей позиции в этих областях, заключается в том, что Google уже давно самостоятельно собирает данные, которые использует в своей картографии и других приложениях. В заключение Мадригал говорит:

«Я вышел [из офиса Google Maps] с убеждением, что собрать такой объем геоданных, какой собрал Google, вряд ли будет под силу кому-то еще».

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

По теме