, The Terraforming

Коллективная геоинженерия. Как мы можем охладить Землю?

Автор: Анна Докучаева

Уже сегодня мы умеем осветлять облака, удалять углекислый газ из воздуха и прятать его в почву. И всё это — чтобы справиться с сильнейшими изменениями климата. Экологический социолог и преподавательница программы The Terraforming Холли Джин Бак объясняет, как можно охладить землю, восстановить экологическую справедливость и коллективно повлиять на изменение климата.

В 2018 году углеродный бюджет планеты (допустимое количество углекислого газа, который может попасть в атмосферу, не вызывая при этом повышения температуры больше, чем на два градуса. — Прим. ред.) был равен миллиарду тонн. Но по сравнению с доиндустриальной эпохой температура Земли уже выше на один градус по Цельсию. Каждый год мы выделяем около 40–50 тонн углекислого газа, а значит, в течение 8–10 лет потратим треть этого бюджета, и температура повысится на два градуса уже к 2040 году. Несмотря на то, что многие страны стараются снизить выбросы, такие сферы, как судоходство, авиация и производство, всё равно продолжают сильно загрязнять среду. Чтобы компенсировать этот негативный эффект, мы должны избавиться от 101 миллиарда тонн углерода в течение века.

 

Можно ли справиться с изменениями климата естественным путём

Фото: istock / Terroa

Многие эксперты считают, что справиться с повышением температуры можно естественными способами, не прибегая к помощи промышленных технологий и биоэнергетики, а просто высаживая новые леса. Проблема лишь в том, что потребуется большое количество земли. Нам стоило бы использовать этот вариант, но я не уверена, что всё получится за тот короткий промежуток, что у нас есть.

Привлекательным решением кажется и секвестрация (преобразование углерода в воздухе в почвенный углерод. — Прим. ред.), поскольку земля и так служит резервуаром для углерода. Идея в том, чтобы восстановить баланс углерода в биосфере, увеличив его содержание в почве. Это можно сделать, например, сажая растения с более длинными корнями. Однако мы всё ещё не знаем, как такое решение на самом деле отразится на климате и сможем ли мы хранить эти углеродные плато через некоторое время.

Фото: istock / RollingEarth

В масштабе года подобные подходы действительно эффективны. Но через несколько десятилетий все резервуары для хранения углерода будут заняты: высаженные деревья по максимуму заполнят почву. А если произойдёт пожар или изменятся методы ведения сельского хозяйства, углерод снова вырвется наружу. Естественные способы могут быть полезны на первом этапе борьбы с изменением климата, потому что их можно достаточно быстро реализовать. Но чтобы такие системы могли эффективно работать год за годом вплоть до следующего столетия, придётся обратиться к индустриальным методам.

И самое главное: пока мы откладываем внедрение биологических способов удаления углерода, возможности природных систем расходуются. Представьте, что в течение ближайших 50 лет вы будете тратить огромные деньги на посадку деревьев и наполнение почвы углеродом. Количество углерода, которое удастся хранить, — 50 миллиардов тонн в год. То есть проделанная работа позволит вам «купить» всего пять лет выбросов.

 

Как ещё можно охладить землю

Фото: istock / Bobbushphoto

Обогащение мирового океана железом. Почва — дефицитный ресурс, поэтому сегодня мы пытаемся найти решения проблемы потепления, для которых почва не требуется. По задумке, нужно повысить концентрацию железа в океане, в местах, где содержится мало питательных веществ. Вокруг них будет расти планктон, поглощая углерод из атмосферы для своего развития и роста. Со временем мёртвый планктон опустится на дно океана, и углерод останется там. Чтобы оценить успешность такой операции, можно следить за цветением планктона из космоса. Но отслеживание потоков углерода — огромная техническая задача.

Хранение углекислого газа. Ещё одна идея — системы утилизации энергии, которые захватывают и хранят углекислый газ. Можно выращивать лес или другую биомассу и сжигать её на заводе, чтобы получить энергию и отделить CO2. А его затем транспортировать до места постоянного хранения. Однако для реализации этого потребуется огромная территория, поэтому учёные и активисты обеспокоены тем, что в результате эти системы могут стать новым очагом выбросов.

Знаменитая акция китайского художника Brother Nut по преобразованию пекинского смога в кирпичи. Фото: Dong Dalu/CFP

Прямой захват углекислого газа. Многие с нетерпением ждут развития технологии прямого захвата углекислого газа, которая позволит извлекать его прямо из атмосферы. Однако его транспортировка и хранение остаются под вопросом. Кроме этого, эта технология стоит очень дорого и требует много энергии. Поэтому реализована она должна быть обязательно при помощи возобновляемой энергии, иначе мы будем захватывать меньше углекислого газа, чем выделяем. Чтобы удалить 10 миллиардов тонн CO2 из атмосферы к концу века, нам потребуется около 10 000 подобных объектов — сейчас в нашем распоряжении только 22. Задача выполнима, но нужно оценить предстоящий объём работы.

Углерод-нейтральное топливо. Углекислый газ можно использовать, чтобы добывать больше нефти. Если закачать его в истощённую скважину, он поможет извлечь ту нефть, которая раньше была недоступна. Таким образом, нефтяные компании могут сделать процесс добычи нефти эффективнее, но можно пойти дальше и дополнительно хранить избытки CO2 в скважинах. Такие идеи возникают, потому что они выгодны при капитализме, в условиях, когда у мира нет поэтапного плана по отказу от нефти, но есть амбициозная цель — остановить климатические изменения. Но, по сути, процесс удаления углерода превращается в схему для продолжения добычи нефти.

Циркулярная углеродная экономика. Некоторые воспринимают развитие такой экономики как право на дальнейшее использование ископаемого топлива. Например, нефтедобывающая компания Saudi Aramco на недавней конференции предложила четыре этапа работы с топливом: сократить выбросы, перерабатывать углекислый газ, использовать его повторно и удалять из атмосферы.

 

Как решить проблему потепления с помощью солнца

Изображение: istock / photovideostock

Идея солнечной геоинженерии — охлаждать Землю, отражая часть поступающего тепла обратно в космос. Это можно сделать при помощи осветления морских облаков, увеличивая тем самым их отражательную способность. Ещё один способ — распылять мельчайшие частицы твёрдых веществ в стратосфере, например серы. Но снова есть проблема. Атмосферное загрязнение сдерживает потепление примерно на полградуса, охлаждая таким образом планету. Получается, мы очищаем воздух, чтобы он не влиял так сильно на наше здоровье, но глобальное потепление при этом усиливается. Кроме этого, есть множество потенциальных негативных воздействий, которые необходимо изучить. Среди них — повреждение озонового слоя, вмешательство в процесс выпадения осадков, окисление океана, неизвестные реакции экосистем и так далее. Более того, затея с солнечной геоинженерией поначалу действительно охладит Землю. Но если эта программа будет прервана, подавляемое потепление всё-таки прорвётся на планету.

Кроме этого, солнечная геоинженерия не возвращает нас к прежнему климату. Учёные исследуют этот способ, потому что полученные в процессе модели могут оказаться лучше, чем последствия современных климатических изменений. Если вы сравните мир, где используют солнечную геоинженерию, с миром, где её нет, первый покажется вам более приемлемым местом. Это один из способов управления рисками: если существует большая вероятность катастрофического изменения климата, вам лучше знать, какие есть варианты борьбы с проблемой.

 

Какие города уже борются с потеплением

Сан-Франциско. Фото: istock / Diane Bentley Raymond

Жители городов привыкли принимать больше участия в жизни места, в котором живут. Поэтому именно с городов и должен начинаться диалог о совместной борьбе с изменением климата. Первый шаг, который стоит сделать, — добавить в городской план задачу по удалению углерода из атмосферы. Например, Сан-Франциско реализует проект «0 80 100»: нулевые отходы, 80 % поездок — на общественном транспорте, велосипеде и пешком и 100 % возобновляемой энергии. Не думаю, что они до конца поняли, как воплотить этот план в жизнь, но хотя бы сделали его общей целью. Такие города анализируют, какими будут остаточные выбросы после полной декарбонизации. В случае Сан-Франциско это 12 % текущих выбросов — им было бы полезно взглянуть на идеи по удалению углерода.

В то же время Сидней привлёк к делу местное население: они отобрали 50 случайных человек и разработали вместе с ними концепцию города в 2050 году. И то, что они придумали, — это куча материалов о регенеративной экосистеме. Я не ожидала увидеть подобное в каком-нибудь городском документе, но знакомство случайных людей с этими идеями привело к очень интересному результату.

Сидней. Фото: istock / zetter

Другой пример — Бостон, власти которого проводят встречи с населением и даже разработали свой план действий по борьбе с изменением климата. Всё это в формате встреч с представителями 70 организаций, которые помогают развивать этот процесс. Более того, город находится в юрисдикции штата Массачусетс, где действует закон, согласно которому уровень выбросов углерода должен быть равен нулю к 2050 году. И этот закон позволяет людям влиять на число максимально допустимых выбросов прямо сейчас.

Тут и появляется та самая коллективная работа — да, она всё ещё довольно технократична, но я думаю, что это даст толчок к дальнейшим действиям. Но ничего не произойдёт, если решение вопроса снова будет ограничено масштабом города. Большая часть процесса удаления углерода происходит всё-таки за пределами городов, а многие из подобных инициатив предполагают достаточно ограниченные способы участия. Но это только начало.

 

Как достичь климатической справедливости

Фото: istock / golero

Прямо сейчас удалением углерода занимаются предприниматели, заинтересованные в подобных проектах, сельские жители и, конечно, сама природа. Думаю, автоматизация труда изменит подход и к тому, как будет организована работа по удалению углерода, но будет ли это хорошей работой? Или она станет бременем? Мы уже знаем, что подобный труд обычно ложится на плечи женщин и этнических меньшинств.

Нам также нужно начать говорить о «новом курсе» экологической политики международного масштаба, чтобы обратить внимание городских сообществ, рабочих и местных органов здравоохранения на процесс удаления углерода. Думаю, что действительно правильный подход к такому большому инфраструктурному проекту — это децентрализация человеческих нужд. И рассматривать ситуацию нужно через призму климатической справедливости. Например, США, которые значительно загрязнили атмосферу, должны получить мандат на устранение этого загрязнения. Это могло бы выглядеть так: есть несколько децентрализованных вопросов, в которых каждая страна берёт на себя обязательства.

Вторая Оксфордская климатическая забастовка. Фото: wiki.commons

Самая сложная задача — передача технологий и финансирование, ведь не во всех странах мощности равны с точки зрения географии и геологии. У некоторых больше возможностей хранить углерод, у других их вовсе нет. Например, та же Швеция ставит серьёзную цель — достигнуть нулевого уровня выбросов, но у неё необязательно будет достаточно места для хранения углерода. Они могли бы, например, отправить его на хранение в Норвегию, где CO2 разместили бы под водой.

Скорее всего, в ближайшее время разные страны и компании либо действительно воспользуются идеями удаления углерода из атмосферы, либо возьмут на себя пустые обязательства по достижению нулевого уровня выбросов, не раскрывая того, как они будут это делать. И через пять-десять лет станет ясно, что мы не только свернули с пути, но и не пытаемся смягчить последствия наших действий. И такая задержка должна привести государства к мысли о солнечной геоинженерии. Но не факт, что к тому моменту будет проведено всестороннее исследование, а само решение не будет восприниматься как «дешёвый вариант».

Повсеместное сотрудничество поможет избежать такого развития событий, но нужно действительно претворить идею удаления углерода в жизнь и продолжать настаивать на более строгом отказе от ископаемого топлива, декарбонизации и минимизации остаточных выбросов. А исследования в солнечной геоинженерии, в свою очередь, должны быть открытыми, прозрачными, со свободным доступом к исходному коду.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме