, Истории

Что сохранил новый «Художественный» от прежнего кинотеатра

Автор: Михаил Сапрыкин

9 апреля кинотеатр «Художественный» открылся после пятилетней реставрации. Архитектурную концепцию разработало немецкое бюро merz merz. Бюро Strelka CA сформировало видение проекта и сопровождало проектирование и реализацию. Strelka Mag поговорил с архитекторами о том, что удалось сохранить, а что восстановить по оригинальным чертежам архитектора Фёдора Шехтеля.

Дарья Парамонова, генеральный директор Strelka СA

У каждого москвича есть свой образ «Художественного» — кинотеатра, в который он ходил. И соотнести эту картинку с тем, что мы увидели в самом начале работ, было трудно. Грубый демонтаж не позволял в полной мере оценить масштаб утраченных элементов. Из тех слоёв, которые остались, мы постарались создать атмосферу главного и старейшего московского кинотеатра. Важно, что это не музей, а действующий и современный объект, поэтому все новые функции сделаны для полноценной жизни объекта сегодня.

Мы восстановили всё, что можно было восстановить, и вернули на место всё, что было обнаружено в здании, но принципиально не хотели что-то додумывать. Если фонтан остался только на плане и никто не знает, как он выглядел, мы можем себе позволить сделать его на том же месте и в тех же габаритах, но при этом не берёмся рисовать в «шехтелевском» стиле. Важны все слои, не только Шехтель: северный фасад относится к послевоенной эпохе, и для нас это не менее важный период. Поэтому вещи, которые появляются в здании сегодня, должны занять своё место в истории «Художественного».

1 / 4

2 / 4

3 / 4

4 / 4

Больше всего исторических элементов уцелело в главном зале — всё, что появилось там сейчас, объединяет разные слои и связывает их в одну историческую атмосферу. В остальных помещениях, где не осталось следов подлинного наследия, мы не пытались изображать Шехтеля, делать имитацию. Современный интерьер стремится воссоздать атмосферу парадного исторического кинотеатра, не пытаясь подстроиться под конкретный архитектурный стиль. Это авторское высказывание, поэтому на проект мы позвали архитектора с большим именем, серьёзным портфолио и своим языком. Это более честно, чем изображать Шехтеля.

Внутри здания сохранены все высотные отметки, потолки остались на том же уровне. В главном вестибюле появилась лестница, которая ведёт на дополнительный этаж, её в этом месте никогда не было.

Ласаро Роса-Виолан

За новый элемент отвечал дизайнер интерьеров Ласаро Роса-Виолан, который входит в топ-10 дизайнеров интерьера. Лестница поддерживает осевую планировку здания и не пытается забиться в угол, мы оставили периметр вестибюля чистым.

Лестница заметная, крупная и новая, но встраивается в общую композицию проекта и не нарушает базовых принципов здания.

Лестница по проекту Ласаро Роса-Виолан

Мы открыли доступ в здание со стороны северного фасада, вдоль которого люди сейчас идут из метро в сторону Нового Арбата. Раньше это была неприглядная стена, элемент транзитной зоны, где люди быстро бегут на работу. Но за этой стеной есть ещё одно фойе, и мы решили сделать в этом фасаде проёмы — потайные двери, которые позволят попасть внутрь и активировать это тупиковое пространство. Архитекторы придумали гениальную вещь: щели в штукатурке, которые позволяют повернуть фрагмент стены, а за ней располагается современная стеклянная дверь. Помимо этого, с этой стороны здания появилось углубление с амфитеатром, что позволит отделить этот фасад от яростного транзита и дать людям возможность задержаться.

Аналогичные кинотеатры в других городах мира становятся уникальными культурными центрами, в Москве подобных зданий просто нет. Зрительный зал — это территория кино, но всё, что его окружает, должно стать частью городского пространства. Поэтому в нашей концепции все помещения вокруг главного зала — кафе, городская гостиная, место встречи с друзьями — доступны со стороны улицы, люди смогут попасть туда без билета, это буфер между кинотеатром и городом.

Сейчас при движении вокруг «Художественного» возникает типичное для Москвы ощущение транзитной пустоты, продолжительной пространственной паузы, в которой нужно «потерпеть», а дальше уже начнётся «нормальная» улица. Это место для выдуманных гостей столицы, самим москвичам здесь не очень комфортно. Надеемся, что здание кинотеатра станет мощным ядром, ещё одной человечной точкой в списке московских мест силы, которая снизит градус этого «потерпеть» и позволит чуть-чуть приподнять общую атмосферу.

Дарья Герасимова, архитектор бюро Strelka СA

Спустя многочисленные реконструкции нам осталось не так много от самого Шехтеля. Главное — большой зал, но там тоже многое было утрачено, на главном фасаде ничего из декора не осталось. У этого места есть культурный код, но долгое время он был далёк от того, как это себе представлял Шехтель.

Исторические элементы были частично уничтожены во время демонтажа и валялись внутри помещения. Были снесены перегородки, перекрытия, здание было вычищено до кирпичной оболочки, довольно грубо обошлись с потолком 1950-х годов, который был почти полностью обрушен. Перед нами стоял вопрос, что с этим делать.

Главное отличие исторического зала от современных кинотеатров — его габариты: такой масштаб сейчас востребован в меньшей степени. Поэтому в дополнение к нему мы добавили три новых зала, которые соответствуют современным требованиям к компактным камерным пространствам.

Авторы проекта постарались деликатно соединить исторический вид залов с необходимым объёмом оборудования: всю акустику интегрировали в запотолочное пространство и встроенные в стены ниши. Мы не пошли по типичному для Москвы нулевых пути реставрации и приспособления объектов наследия. Предыдущий проект был пересмотрен, и мы сохранили габариты кинотеатра, ничего не надстраивая. Здание само подсказало возможность деликатного увеличения площади: за парапетом главного фасада раньше располагалась кровля сложной конфигурации и чердак.

1 / 4

2 / 4

3 / 4

4 / 4

Вместо этого чердака, не выходя за высотную отметку парапета, мы сделали ещё один этаж с двумя симметричными залами, фойе и баром — всё в соответствии с осевой планировочной структурой, которая была заложена в здание самим Шехтелем. Ещё одно оригинальное планировочное решение предложило бюро merz merz: мы сделали одну кинопроекционную на два новых зала и на главный исторический зал, это позволяет оптимизировать работу техников.

Все необходимые архивные данные мы получили от реставраторов, но фотографий и информации об интерьерах здания осталось крайне мало: есть снимки фасадов разных периодов начиная с 1910-х годов, но из интерьеров остались только послевоенные кадры главного исторического зала и фойе. Ссылаться на фотографии советского периода странно: исторический зал тогда украшала коммунистическая символика, позже она была уничтожена.

1 / 4

2 / 4

3 / 4

4 / 4

Но у нас были фиксационные чертежи, где отмечено фактическое положение достроенного Шехтелем кинотеатра: первоначальное здание работы архитектора Благовещенского, открытое в 1909 году, было меньше шехтелевского варианта примерно на две трети. Иметь на руках архивные чертежи Шехтеля и планы разных периодов было ценно, потому что они позволяют проследить логику автора.

Арбатская площадь мне видится типичным для Москвы местом — это воронка, которая закручивает тебя в разные культурные слои. Это место пережило много трансформаций: изначально «Художественный» был встроен в рядовую застройку вдоль площади, сейчас этих зданий не осталось. Генштаб, Старый и Новый Арбат — всё вокруг настолько разношёрстно и разнородно, что остаётся воспринимать кинотеатр в том виде, в котором он есть.

Ханс Гюнтер Мерц, глава бюро merz merz

Нас всегда интересовали исторические здания: не так важно, музей это, университет или правительство — о здании нужно позаботиться и представить его так, чтобы люди его поняли и полюбили. Для нас это первый кинотеатр и первый опыт реновации за пределами Германии. Наше бюро работало над Берлинской государственной оперой, и кинотеатр имеет с ней сходные черты: много зрителей в зале, аудитория меняется пять-шесть раз в день, люди сидят и смотрят вперёд, получают удовольствие и приобщаются к культуре.

Мне очень нравится Москва, даже несмотря на то, что это довольно грубый и тяжёлый город. Прежде у нас был опыт работы в России, когда мы проектировали здание центра «Мерседес Авилон». Я симпатизирую странам, где можно вкусно поесть или насладиться культурой, мне нравится русская музыка, я настоящий фанат русской литературы. Поэтому было приятно, когда «Стрелка» позвала нас заниматься этим проектом. «Художественный» — особенное место: один из моих любимых фильмов, «Броненосец „Потёмкин“» Эйзенштейна, был впервые показан именно в этом кинотеатре.

Когда мы приступали к работе, здание было частично разрушено, и это крайне печально: Шехтель делал уникальные вещи, ничего похожего в Европе не найти. Мы постарались вернуть что-то на место, но пришлось внести много новых элементов, в том числе новый этаж, который поможет использовать весь потенциал здания. В современном кинотеатре должно быть больше одного зала, чтобы показывать не только большие премьеры, но и независимое кино, устраивать дискуссии и мероприятия в помещениях поменьше. Мы искали ответ на современные вызовы и требования, который также позволит обновить содержимое здания, привнести новые возможности и функции. Так мы пришли к идее третьего этажа, который должен сделать здание более привлекательным и эффективным.

Мы уже сталкивались с проблемой сочетания истории и технологий во время работ в Берлинской опере и библиотеке, зданиях XIX века. Каждый раз перед нами встаёт одна и та же задача: одним проектом провести здание со столетней историей в современность. И во всех этих проектах необходимо внедрить технику так, чтобы её не было видно. Новому кинотеатру нужна модернизация — современное оборудование, другие кресла, лучший вид из зала, — и мы проделали большую работу в этом направлении. Основной принцип — восстановить здание как можно ближе к оригиналу, но следом за этим идут продолжительные дискуссии и обсуждение мелких деталей, начиная от пропорций и заканчивая выбором материалов.

1 / 3

2 / 3

3 / 3

Старое и новое можно соединить грамотно. Да, есть чёрное и белое, но в венском меланже кофе и молоко отлично сочетаются. То же происходит в «Художественном»: новые поверхности заключены в старую структуру, которая характеризует массивное здание и формирует первое впечатление о кинотеатре. Холл, лестница, балконы — структура старомодного кинотеатра должна быть видна и ощутима, это всё ещё самое важное здесь.

Изначально «Художественный» был вписан в более тесный контекст, но сейчас это драгоценный бриллиант посреди чего-то совершенно другого. Здание не подходит к окружению, но это не имеет значения: всё, что появилось по остаточному принципу, придаёт зданию особенность. Свободное пространство вокруг делает его похожим на театр и отличает от остальных кинотеатров, которые просто являются частью застройки с отдельным входом.

С той стороны, где проходит большинство людей, здание было закрыто. Мы постарались обустроить территорию у кинотеатра, чтобы здание стало негерметичным, открытым для публики. В проекте появилось дополнительное пространство между быстрым пешеходным трафиком и более спокойной атмосферой «Художественного». Главный вход остался на месте, его можно использовать для красных дорожек и других громких поводов, но днём люди смогут попасть внутрь разными путями. Я думаю, эти небольшие вмешательства сделают «Художественный» особым местом в культурной жизни города.

Фотографии: пресс-служба кинотеатра «Художественный»

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме