Какой план жизни после пандемии предложила нам 17-я Архитектурная биеннале в Венеции

Корреспондентка Strelka Mag Анастасия Волосатова побывала на 17-й Архитектурной биеннале в Венеции, прошлась по павильонам и рассказала, как первая постковидная биеннале отвечает на вопрос «Как мы будем жить вместе?».

Фото: Marco Zorzanello / La Biennale di Venezia

Большой дубовый стол накрыт на 14 персон. На столе — букеты из сухоцветов, расписные тарелки, самодельные столовые приборы из веток, кусочков винила и прочего сгодившегося мусора. Среди гостей — ворон, змея, лиса, кабан, крыса и три человека. Это ужин после апокалипсиса, где на равных правах собираются животные и люди, чтобы решить, как жить вместе дальше. Сказочная и одновременно антиутопическая мизансцена стала одним из самых ярких образов на 17-й Архитектурной биеннале, открывшейся в Венеции 22 мая этого постковидного года.

Тему выставки «Как мы будем жить вместе?» куратор биеннале Хашим Саркис, ливанский архитектор и декан архитектурного факультета Массачусетского технологического института, объявил ещё до пандемии в 2019 году. Потом случился ковид, мероприятие отменили, и тема зазвучала пророчески. Наступил 2021-й, коронавирус ещё не побеждён, но архитектурную биеннале решили всё-таки провести, сдвинув на год биеннале искусства. Привычный ритм чередующихся смотров был нарушен. Архитектуре бросили вызов: сейчас от неё ждут ответа за все виды искусства. Конкурсный проект Refuge for Resurgence («Убежище для возрождения») лондонской дизайн-студии Superflux, объединивший за столом всех выживших после апокалипсиса земных тварей, даёт нам понять, что 17-я Архитектурная биеннале будет не столько про архитектуру и урбанистику, сколько про новое мироустройство.

Фото: Marco Zorzanello / La Biennale di Venezia

По сравнению с биеннале 2018 года, в 2021-м участников стало больше: 112 против 71. Прошлая тема, FreeSpace, несколько потеряла актуальность. Мы лишились свободы, получив закрытые границы. «Мы больше не можем ждать, пока политики предложат путь к лучшему будущему. Поскольку политика продолжает разделять и изолировать, мы можем предложить альтернативные способы совместной жизни с помощью архитектуры», — в своём кураторском манифесте написал Хашим Саркис.

Большинство проектов нынешней биеннале показали на выставке лишь вершину айсберга, а кто-то полностью перебрался в диджитал. Павильоны Австралии и Канады не открылись, вывесив QR-коды для знакомства со своими проектами. Павильон Германии полностью ушёл в виртуальную реальность, а Франция показала видеопроекции на стенах. Из-за ковидных ограничений некоторые участники не смогли завершить инсталляции в срок, поэтому вручение наград перенесли с мая на август.

 

Who Is We? Кто есть Мы. Нидерланды

Фото: Dezeen

Отвечать на вопрос «Как мы будем жить вместе?» придётся прежде всего человеку. Что сегодня означает «мы»? Тему объединения всех сущностей внутри урбанистической системы поднимают Нидерланды. Проект предлагает признать равенство с почвой, бактериями и вирусами, вплоть до включения их в понятие гендер. Пока посетители переваривают эту мысль, прогуливаясь по коридорам из полупрозрачных ширм, призванных взглянуть на гендер под другим углом, кураторы сидят в самодельном опенспейсе в саду на выходе из павильона.

 

Con-nect-ed-ness. В слиянии с водой. Дания

Фото: Domus

Тема объединения архитектуры, человека и природы материализовалась и в павильоне Дании. В нём построили экостанцию, которая собирает и хранит дождевую воду Венеции. Вода, как река, циркулирует по павильону, а затем попадает в резервуары. Из резервуаров орошаются растения и травы, которые высажены прямо в павильоне и тут же сушатся, чтобы стать чаем для посетителей. С чашкой травяного чая можно присесть на берегу венецианской дождевой реки и стать частицей этого цикла. Даже посуда — часть круговорота. Старые чашки, привезённые из Дании, моют в посудомоечной машине для повторного использования. Отфильтрованную дождевую воду можно набрать в свою тару.

 

Land. Milk. Honey. Земля обетованная. Израиль

Фото: Domus

Израиль посвятил свой проект животным, обеспечивающим процветание страны. Экспозиция трогательно рассказывает современную историю Израиля через его животный мир. Чучела животных устрашающе выставлены в саркофаге, напоминающем холодильную камеру морга, отсеки которого попеременно открываются.

 

Вместе со слонами. Таиланд

Фото: ArchDaily

Тайский павильон продолжил тему объединения с животными. В нём построили дом для слонов и людей. Этническая группа куи в Таиланде действительно живёт бок о бок со слонами. Исторически они проживали в лесах. Но вырубка леса оставила народ без жилья, им пришлось бродить по улицам туристических городов. Сейчас совершаются попытки вернуть их в привычные условия. Тайский дом построили венецианские мастера, соединив жилище слона и человека в единую конструкцию.

 

Жёлтый карьер. Турция

Фото: ArchDaily

Как мы будем жить, когда полезные ископаемые закончатся? Павильон Турции в total yellow — это воображаемый мраморный карьер, заброшенный после многих лет добычи. Квартет комнат, все объекты которых окрашены следами жёлтой пыли. Вместо отрицания апокалипсиса нам предлагают смириться и представить, какой будет жизнь на новой, жёлтой Земле.

 

8-й километр. Сербия

Фото: ArchDaily

Сербия показала реальный сербский город, население которого идёт на убыль по мере уменьшения ресурсов. Бор — шахтёрский город, который существует только благодаря добыче меди и руды. Выставка получила своё название по тому, как жители Бора определяют местоположение отдельных мест в городе, где рудник считается «нулевым километром». «8-й километр» — это урбанистический проект павильона, предлагающий альтернативный путь в развитии Бора вне горнодобывающей промышленности.

 

American framing. Основа американской мечты

Фото: Domus

Вход в неоклассический павильон США открывает монументальная инсталляция из деревянного каркаса. American Framing — не только обрамление. Скорее наоборот: основа, вывернутая наизнанку. Оммаж деревянной основе — это признание самой распространённой строительной системы страны базисом американской архитектуры.

 

Новое, забытое старое. Финляндия

Фото: Ugo Carmeni

Проект Финляндии звучит рефреном американскому. В деревянном павильоне великого Алвара Аалто предложили вспомнить послевоенные годы, когда на помощь мировому кризису пришла финская компания Puutalo Oy, специализирующаяся на дешёвых сборных деревянных зданиях. Она установила новые стандарты дизайна жилых помещений в XX веке и создала самый распространённый архитектурный экспорт Финляндии.

 

Махалля — урбанистическая традиция. Узбекистан

Фото: Giorgio De Vecchi and Giulia Di Lenarda, gerdastudio

Узбекистан, который впервые в этом году принял участие в биеннале, воплотил ностальгический образ культурного и урбанистического наследия «махаллей». Махалля — это мусульманский жилой квартал с семейно-соседским укладом жизни. В павильоне от махаллей только фундамент, звуковой ландшафт с пением птиц и жёлтые газовые трубы, окутывающие реальные узбекские кварталы.

 

Бесконечный дом. Аргентина

Фото: Domus

Аргентина показала Сasa Infinita — бесконечный дом, собирательный образ базового коллективного жилья, которое строится в стране для жизни людей. Розовые перфорированные перегородки-стены напоминают новые квартиры без отделки. При этом розовый цвет — это дань памяти строительному раствору с добавлением бычьей крови.

 

Оpen. Открытость и объединение миров. Россия

Отвечая на вопрос «Как мы будем жить дальше?», русский павильон объединил физический и цифровой миры и приготовил выставочное пространство и теоретическую базу для будущих поколений. Проект в историческом павильоне Щусева состоит из трёх парадигм. Теоретическая: в 2020 году кураторы вели открытую дискуссию о переосмыслении роли культурных институтов, которым отчасти является и сам павильон. Итогом дискуссии стал экспонируемый сборник манифестов «Голоса». Практическая парадигма: реставрация здания. В павильоне размуровали окна и двери, запечатанные в советское время. Залы заполнились светом, открылся вид на венецианскую лагуну. Зданию вернули зелёный цвет, чтобы оно вливалось в экосистему Джардини, как задумывал Щусев. И диджитал-парадигма: это пространство для видеоигр на первом этаже. Оно объединяет разные сообщества и поколения в одном месте.

Осмотр Архитектурной биеннале в 2021 году сродни паломничеству. После ковида в Венецию приезжают, чтобы получить ответы на главные вопросы. От посетителей для этого требуется только онлайн-покупка билета, проверка температуры на входе и ношение маски — правила, уже ставшие нормой во всей Италии. Во всех павильонах установлены санитайзеры, иногда они составляют часть концепции. Дистанцию в отсутствие толп соблюдать несложно. Сама биеннале будет работать, как обычно, полгода и закроется 21 ноября 2021-го. Если ковид вновь не спутает планы.

«У нас никогда раньше не было такой потребности в архитектуре», — сказал президент биеннале Роберто Чикутто. Архитекторы, разумеется, не знают ответов, но они лучше всех умеют проектировать и строить. Они построили для нас общий стол. Объединили нас с землёй, водой, флорой и фауной. Возвели опоры из основ и традиций. Открыли и расчистили территорию. Это ещё не готовые решения, но тут есть от чего оттолкнуться.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме