, Наука и искусство

Что происходит в заброшенном особняке, захваченном стрит-артом

Автор: Александра Сивцова

В заброшенном доме-особняке на Васильевском острове обитает художница Надежда с сыном, мужем и несколькими помощниками-художниками. Они — смотрители старинного особняка французских архитекторов, который пережил чиновников, президента США, революционеров, был отделением банка, коммуналкой, а теперь превратился в стрит-арт-пространство с обновляемыми выставками. Надежда рассказала Strelka Mag о мистике тёмного дома и о том, как в нём зарождается музей.

 

ИСТОРИЯ ДОМА

Фотографии: Виктор Юльев для Strelka Mag

Я переехала в этот дом в 2012 году, чтобы работать над дипломом для Театральной академии. Мне нужна была мастерская, и подруга, с которой я работала, рассказала про это место. Это был недорогой сквот с четырьмя жилыми квартирами.

На первом этаже обитали скинхеды, напротив них рокеры, над ними рэперы, а я жила с хиппи. Когда я заехала, наша квартира была пустая: потолок, стены и дырочка для коммуникаций. Туалет и ванну мы устанавливали сами. Внутри всё было так же разрисовано, как и сейчас. Это казалось утопией, многие там оставались бесплатно, и всё, что происходило, было для меня как мизансцены жизни.

Надин Кона и Александр Парилов – хранители особняка.

С тех пор я осталась в этом доме. Более десяти лет он находится в частных владениях, а до этого был в государственной собственности. Раньше тут были коммуналки, а с другой стороны банк и полицейский участок. По подвалу видно, как были организованы тюремные камеры.

Французский архитектор Жан-Батист Леблон построил здание в 1710 году для сына учителя Петра Первого по фамилии Зотов. Потом дом сдавался разным чиновникам, спонсорам государства и идейным вдохновителям. Здесь останавливался 15-й президент США Джеймс Бьюкенен.

Около семи лет назад здесь произошло массовое расселение. Дом выкупили и прикрепили инженера, который следил за порядком. В течение пяти лет он подселял молодёжь за деньги. Я попала сюда как раз в это время.

 

КАК У ДОМА ПОЯВИЛИСЬ ХРАНИТЕЛИ

1 / 9

2 / 9

3 / 9

4 / 9

5 / 9

6 / 9

7 / 9

8 / 9

9 / 9

Когда я приехала, всё было заброшено, кроме части с четырьмя квартирами. Света в нежилой половине дома уже не было: после большого расселения коммуналок работники ЖКХ обрезали провода. Отопление осталось только в наших квартирах. Я смотрела во двор, и было страшно: два первых месяца я не выходила туда, хоть и люблю «заброшки». Всю юность по таким бродила, но здесь испугалась состояния дома. Зимой он полностью покрывался инеем, были видны только чёрные глазницы.

Периодически инженер устраивал чистки и выселял людей. Летом из-за скандала с соседями он почти всех расселил. Дал три дня на то, чтобы все собрали вещи и увезли их.

После этого приехал, сел на стул перед окнами и кричал своим помощникам: «Кидай!» Всё летело из окон и разбивалось — шкафы, стулья.

Я спрятала свои вещи на чердак, и их никто не тронул. Так мне удалось остаться вместе с несколькими жильцами. В то время здесь уже жил мой будущий муж Саша. Один раз он пришёл посмотреть на дом, так мы и познакомились. После он приходил ко мне в гости. Сейчас у нас четырёхлетний ребенок.

Вскоре волна шума дошла до собственника дома. Однажды утром он приехал со своими охранниками. Отправил их посмотреть, что происходит на других этажах. А у нас накануне была вечеринка. Многие бывшие жильцы даже после расселения приходили навестить дом. Охранники спустились со словами, что там спящие тела. Тогда Саша разбудил всех. Ребята выбежали на носочках и извинились. Это очень оценил хозяин.

Он сказал, чтобы никакого инженера больше здесь не было, и назначил Сашу смотрителем. По договорённости мы могли оставиться в доме, но должны были поддерживать в нём порядок. Мы стали приглядывать за особняком, выгнали тех, кто ходил сюда пить, от бомжей до сталкеров.

Но порядки были строгими. Нам почти ничего нельзя было делать с домом, в том числе раскрашивать стены. Позволяли только пускать киношников с большими историческими проектами. Два с половиной года назад дом выкупил новый владелец из Москвы, более лояльный.

 

отношения с домом

1 / 9

2 / 9

3 / 9

4 / 9

5 / 9

6 / 9

7 / 9

8 / 9

9 / 9

С этим домом выстраиваются отношения как с человеком. Однажды мы нашли в одной из комнат начерченную пентаграмму и огарки свечей вокруг. Через несколько дней после этого ритуала на место рисунка обрушился потолок. Происходили события, после которых я задумывалась, почему сюда попала, ведь реальность отражает наш внутренний мир, что со мной происходит?

Сейчас всё постепенно расцветает. Через интернет я познакомилась с девушкой, которая дружит с граффитчиками. Когда она приехала в Петербург, я провела ей экскурсию по дому. Она всё выложила у себя в инстаграме, и в дом благодаря этому стали приходить другие уличные художники.

Сейчас за домом мы приглядываем вчетвером: я, мой муж Саша, Николай — наш завхоз, который всё оберегает, и китайский художник Юй. Он как-то искал мастерскую, и я ему предложила наш особняк. Когда я рассказала Юю историю дома, он придумал сделать мурал — дракона, который отражает все пять стихий. После этого жизнь внутри закрутилась.

 

как появилось АРТ-ПРОСТРАНСТВО

1 / 9

2 / 9

3 / 9

4 / 9

5 / 9

6 / 9

7 / 9

8 / 9

9 / 9

Когда новые собственники приехали к нам большой компанией, то первое, что они сказали: «Как у вас тут атмосферно!». Этого было достаточно, чтобы продолжать развивать жизнь дома. Работники ЖКХ порекомендовали нас оставить, так как мы хорошие хранители.

Cо временем здесь планируют построить бизнес-центр и хостел, но это начнётся только через несколько лет, а пока мы развиваем культурную и историческую часть дома, где каждый художник может что-то сделать.

Первого июня мы организовали первую однодневную «Закрытую выставку». Пригласили разных художников, в том числе из Музея стрит-арта. Многие приносили свои работы и на протяжении дня в каждой комнате дома не только выставляли их, но и продолжали рисовать. Играла музыка, были танцы, показ дизайнера Чернощековой, работали бар и своя кухня.

Среди наших друзей собралась команда, которая занялась строительной и коммуникационной частями. Помогли убраться, вынести весь мусор, подготовить освещение.

Художники, которые однажды тут побывали, заразились идеей проведения тут выставки и мероприятия. Пускать в особняк всех желающих каждый день мы не можем: всё-таки состояние здания этого не позволяет. Во время мероприятий в помещениях мы выставляем охрану, чтобы обеспечить безопасность.

Я отвечаю за идейную составляющую, Саша — за реализацию. Это закрытый формат петербургского андеграунда, который необходим, чтобы сохранить волшебство. У нас есть примерный календарь событий. Такого дома с такой богатой историей нигде нет, и я хочу только приумножить это.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме