Страница не найдена

«Мы не просто делаем домики»: как устроена Школа архитектурного мышления для детей в Минске

В 2016 году архитектор и выпускник «Стрелки» Александр Новиков и искусствовед и дизайнер Елена Карпилова открыли в Минске собственную школу. До этого Александр разочаровался в том, как устроен труд местных архитекторов, а Елена — в состоянии минской дизайн-среды. Теперь они работают в Школе архитектурного мышления для детей, где нет оценок и домашних заданий, и учат детей думать как архитектор, то есть разбираться в искусстве, танцах, кино и устройстве города одновременно, чтобы потом сделать родной Минск лучше. По просьбе Strelka Mag Александр и Елена рассказали о том, как устроена школа и как избавить детей от травм обычного школьного образования.

Елена Карпилова и Александр Новиков

 

Как появилась школа

Александр: Отучившись на «Стрелке», в 2012-м я решил вернуться в Беларусь и попробовать поработать архитектором самостоятельно, не на кого-то. Я построил несколько проектов, но понял, что архитектурой в Беларуси заниматься не стоит. Это связано и с культурным уровнем заказчиков, и с отношением строителей к работе, и с деньгами. Надо было выбрать: или уезжать, или заняться чем-то другим.

Тогда я решил, что со временем качественная архитектура в нашей стране станет возможной, если новым и важным смыслам учить детей. Это тоже своего рода архитектура голов и душ, как бы пафосно ни звучало.

Елена: Я окончила художественное училище по направлению «классическая станковая живопись», а потом училась в университете на искусствоведа. Немного пожила в Литве и во Франции. Несколько лет я проводила в Минске неделю дизайна, но в итоге была сильно разочарована: мало кто делает тут хороший предметный дизайн, а организовывают настоящее производство совсем единицы.

В своей мастерской среди прочего я занималась с детьми и взрослыми, готовила их к поступлению в творческие вузы. Летом 2016 года я вела курс, связанный с творчеством, в частной школе и пригласила Александра провести занятия по архитектуре. Он дал несколько уроков, и у нас родилась идея сделать что-то более серьёзное. Тем же летом в августе мы запустили первый набор в нашу Школу архитектурного мышления для детей. В первый год к нам пришли 38 детей.

 

как устроено расписание

Александр: При разработке учебной программы мы взяли работу архитектора как модель изучения и понимания всего мира. Есть архитектор, и перед ним стоит задача построить здание. Чтобы дойти до финальной точки, когда здание уже готово, нужно поработать с огромным количеством специалистов и подробно разобраться в море дисциплин. Этот путь от появления идеи до её реализации мы рассматриваем как систему мышления человека, но применительно не к зданию, а к решению любой проблемы.

Программа нашей школы рассчитана на два года. Первый курс посвящён системному мышлению, второй — исследованию города. В первой четверти мы даём детям базовые знания, рассказываем о скульптуре и архитектуре, учим рисовать и лепить. Этого достаточно, чтобы ребёнок мог работать с нами дальше.

Затем ученики осваивают три специальности: архитектуру, книгоиздание и кинематограф. Каждый блок включает в себя множество дисциплин. Например, «архитектура» состоит из 10 тем, среди которых «архитектурный проект», «скульптура», «предметный дизайн», «сторителлинг» и даже «танец». И именно это дробление больших дисциплин на маленькие и их взаимосвязь позволяет научить ребёнка мыслить системно и по-новому смотреть на мир как профессиональный архитектор.

В каждой четверти есть финальная задача. Дети готовят архитектурные проекты, издают собственные книги и снимают кино.

Елена: Там есть всё, от психологии до экологии, от танца до шрифтов. Мы не просто делаем макеты домиков, а с разных сторон подходим к каждому аспекту работы архитектора, даже самым неожиданным.

Весь второй курс мы занимаемся исследованием города, этот год также состоит из блоков: архитектура, место, человек, система и экология. Результатом исследования этого года стал общий для всех учеников продукт — интерактивная карта Минска.

 

Без оценок и домашних заданий

Елена: В 2016 году мы звали детей от 6 до 10 лет. Год назад добавили группу 11–13 лет. У нас нет конкурса или каких-то вступительных экзаменов. Но взять ребёнка на год — это очень ответственный шаг, поэтому в августе мы проводим вводные встречи: приглашаем детей на одно занятие на определённую тему по нашей методике. Там мы смотрим, как ребёнок справляется и насколько ему интересно. Скажу, что 95 % ребят остаются с нами.

Занятия проходят по всех группах одинаково, два раза в неделю по два часа. Домашние задания мы практически не даём. В нашей школе нет системы оценок, поощрений или наказаний. Мы знаем всех детей лично, понимаем уровень и объективные возможности каждого из них. У нас нет никакого идеала, к которому мы их подгоняем, а потом говорим: «Ты справился лучше, чем нужно было, а вот ты хуже». Для нас главнейший критерий — это старание ребёнка, нам просто нужен прогресс внутри каждого.

Александр: На втором курсе мы с детьми исследовали Минск c разных сторон. Например, с точки зрения биологии, микробиологии и экологии: как он дышит, откуда поступает кислород, какие здесь дуют ветра.

В каждой сфере мы сделали небольшое исследование или продукт, например схему устройства водно-зелёной системы города. Потом всё собрали на карте, чтобы было видно, как связаны эти элементы и как они работают вместе.

Интерактивная карта сейчас лежит в открытом доступе на отдельном сайте. Там можно посмотреть картинки, описания, послушать рассказы детей. Она состоит из трёх слоев. Первый — это настоящее, наше время. Второй — будущее: дети пофантазировали, и мы сделали спекуляцию относительно того, что здесь будет через 50 лет.

И есть третий слой — сны. Ученикам было интересно поговорить про разные мистические вещи. Сюрреалисты когда-то пробовали изучать город через сны, вот и мы тоже попробовали — смешное занятие получилось.

Елена: Они открывают для себя то, о чём жители Минска могут до конца жизни не знать. Например, про водно-зелёный диаметр, который сейчас активно застраивается. Это зелёная артерия, по которой проходит воздух. Если её застроить, Минск перестанет дышать, и случится кислородный коллапс. Мы рассказываем детям о подобных взаимосвязях.

В общеобразовательной школе об этом не говорят, но если донести всё это до детей, в какой-то момент они начнут чувствовать личную ответственность горожанина. И тогда в городе будут меньше сносить памятников архитектуры, будут больше любить его и понимать.

 

как Объяснять современность на пальцах

Елена: Чтобы найти педагогов для школы, я обращалась к знакомым из сфер искусства и культуры, в которых была уверена и которые являются профессионалами в своих областях.

Александр: В нашей школе есть один важный момент: ты должен сразу поменять свой язык, чтобы доносить нужную информацию до детей. Как правило, темы очень сложные, особенно на второй год. Мы избегаем абстрактных понятий. Язык должен упроститься до языка шестилетнего ребёнка.

Одна из целей нашей школы — подключить ребёнка к современным знаниям. А значит, все примеры можно брать из того, что сейчас происходит, и мы стараемся смотреть, что в мире происходит самого современного. Открылась Венецианское биеннале архитектурная — надо об этом рассказать детям. Или если кто-то на Берлинале получил приз, то мы показываем фрагмент фильма. Мы стараемся компенсировать всё, что не даёт средняя школа. Там на занятиях по искусству можно послушать о Древней Греции и Древнем Риме — мы работаем с современностью.

 

Занятия на заводе

Елена: Два года мы занимались на Октябрьской улице в центре Минска. Там находятся здания бывших заводов, внутри которых сейчас образовался творческий кластер вроде московского «Флакона» или «Винзавода». Пожалуй, это одно из немногих культурных мест в городе, развитием которого занимается не государство, а частный бизнес.

Детям и родителям там было очень интересно, многие из них вообще не знали о существовании этой улицы. Мы занимались в огромном зале бывшего завода Октябрьской революции, где производились станки. С сентября у нас будет новое место, тоже в центре города.

Александр: Смысл в том, что это не должен быть учебный класс. Ребёнок приходит и сразу понимает, что он находится не в средней школе, а в совершенно другом месте. Кроме того, большие пространства нужны нам для выступлений. В конце занятия каждый ребёнок готовит презентацию. И когда ученик выступают со сцены, он чувствует свою важность. Он видит, что его мнение имеет значение.

 

Как побороть школьную зажатость

Елена: Иногда нам сложно работать с детьми, потому что уже с третьего-четвёртого класса многие из них зажаты в поле школьных оценок. Одна девочка два месяца ходила на наши занятия и практически не могла рисовать. А потом выяснилось, что в общеобразовательной школе на ИЗО ей ставят тройки по десятибалльной системе и говорят, что она не умеет рисовать. Попросишь её что-нибудь нарисовать — она сразу начинает плакать.

Александр: Когда я окончил «Стрелку», одним из ощущений была злость на то, как много времени я потратил, получая предыдущее образование в университете. Я там шесть лет учился вместе с магистратурой, а «Стрелка» дала мне столько же за один год. Это и переросло в энергию для создания Школы архитектурного мышления, чтобы другие дети не шли по моему пути.

В университете много внимания уделялось истории искусства и графике. Это классический подход, он сохранился ещё с тех пор, когда Минск застраивался в стиле сталинского ампира. При этом последний архитектор, которого мы проходили, был Ле Корбюзье. Получается, что выпускник-архитектор должен сам садиться и изучать, что происходит прямо сейчас в мире.

Ну и ещё один момент — в моём институте никогда не учили думать. Поэтому в работе с нашими детьми важнейший момент — диалог. Педагог говорит первые 15 минут на уроке, потом ученики работают. А в конце занятия 15 минут говорят только дети, они должны рассказать, что они сделали, всё проговорить, ответить на вопросы других учеников и педагога. Ребёнку важно, что педагоги и дети слушают его, не смеются, не критикуют жёстко. Он должен понять, что он важен в этом мире, и при этом должен уважать других людей.

 

Минский «Баухауз»

Елена: В конце этого учебного года у нас было 76 детей, в два раза больше, чем на старте. В этом году их будет чуть больше, но расти в 10–20 раз мы пока не планируем. Я бы очень хотела, чтобы наши ученики после окончания обязательной общеобразовательной школы поступили в лучшие вузы, колледжи, лучшие школы мира и вернулись сюда.

Александр: В Минске не каждая семья может отдать ребёнка в нашу школу, потому что она платная. Получается, что мы работаем только с людьми из среднего класса. А мы хотим охватить большое количество детей как в Беларуси, так и в СНГ. Поэтому думаем над тем, чтобы развиваться в сторону онлайн-образования.

Ещё мы хотим заниматься непосредственно архитектурой. В 20-х годах прошлого века в Германии существовала школа конструирования и строительства «Баухауз». Всё, что они делали в рамках школы, по задумке должно было потом производиться в качестве полноценного продукта.

Мы хотим попробовать делать что-то похожее со своими учениками. Например, под руководством педагогов дети сейчас придумывают концепцию общественного пространства вокруг школы. Вместе собирают идеи и создают проект, полностью готовый к производству. Мы даже находили какие-то заказы на выполнение, но дальше идеи не продвинулись. А результаты могут быть самыми неожиданными.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

По теме