Страница не найдена

18.08, Люди

Жители Даниловского района рассказывают, как сделали свои дома безопаснее

Как помешать проникнуть в дом злоумышленникам, зачем району инициативные группы и почему главное условие безопасности - наличие зон для отдыха? Вместе с компанией Ingrad Strelka Mag продолжает исследовать жизнь московских районов. В этот раз поговорил с жителями и работниками Даниловского района о том, кто и как обеспечивает его безопасность.

 

ИГОРЬ, ПЕНСИОНЕР

старший по дому

После взрыва дома на Каширском шоссе в 1999 году о безопасности заговорили в каждом дворе. Две или три недели жители Москвы были очень напуганы. Чтобы обезопасить наш дом, мы организовали ночные дежурства, поставили металлические двери и подключили домофон. На волне такой активности меня выбрали в старшие по дому.

Обязанностей у меня нет, и никто мне их не назначает, но дел я могу себе написать как минимум на 2-3 страницы. В доме ничто не проходит мимо меня: ни капитальный ремонт, ни замена лампочки в квартире. В прошлом году ГБУ «Жилищник» предложил за счет фонда капитального ремонта многоквартирных домов провести ремонтные работы. Сейчас мы меняем кровлю и подъездные двери, отмываем стены дома и устанавливаем на фасаде одинаковые белые экраны.

В 2013-2014 годах в районе открыли бизнес-центры. В это же время начали появляться платные парковки. Очень быстро во двор набилось так много машин, что, казалось, их нет только на деревьях.

Люди приезжали к нам во двор к семи утра с пакетами KFC, завтракали, выбрасывали мусор из машины и шли на работу. Они же приезжают, и им все равно – посажен ли у меня газон, растет ли у меня цветок.

Машины стояли на газонах, детских площадках, бордюрах. Мы писали записки, а когда дело доходило до драк, мне даже чуть не сломали нос. На согласование шлагбаумов, всех документов и схем ушло 8 месяцев. Со старшими по соседним домам мы установили пять шлагбаумов, и за весь проект заплатили 1,2 миллиона. Основная финансовая нагрузка легла на автомобилистов, с пенсионеров я денег не брал. После установки двор стал намного безопаснее: дети могли кататься на самокатах, не боясь задеть машину и упасть, мамы – свободно гулять с колясками. После этого проекта в нас поверили, что мы не просто какие-то болтуны, а действительно что-то можем сделать.

Мне кажется, в большинстве московских районов злоумышленник может легко попасть в подъезд. Например, стать рядом и сделать вид, что кого-то ждёт. Старушка набирает код, а он краем глаза его фиксирует – готово. Я сразу сказал, что кодов в нашем доме не будет. Сейчас войти в подъезд можно лишь с помощью ключа или звонка в домофон. Если какой-то человек вызывает у меня подозрение, я всегда спрошу, куда он направляется, что прошу делать и жильцов. Это отпугивает 20% людей с криминальным мышлением – ведь человек понимает, что лицо его «срисовали» и голос запомнили.

На собраниях мы решили, что нужно установить камеры. Раньше они висели повсюду, но когда начинали искать концы – чья это камера и где найти запись – все напрасно. Мы решили поставить собственные камеры на каждом этаже, во входном блоке, по территории двора, но чтобы выводилось все не куда-то к дяде, а ко мне на телефон. У меня есть такое же приложение, с помощью которого я слежу за шлагбаумами: могу их открывать и закрывать.

Приложение с видеонаблюдением за шлагбаумами

Даниловский район всегда был очень зеленый. Вековых деревьев здесь очень много, некоторые из них уже сгнили, и при сильном ветре находиться под ними опасно. В Москве сейчас жесткие экологические санкции. Без порубочного билета я не имею права не то что дерево – куст срубить. Для этого должна приехать комиссия Москомприроды и оценить его состояние.

К действиям со стороны управы подтолкнул лишь случай в начале июня, когда во время сильного порыва ветра дерево упало на ребенка. Нам разрешили спились пару гнилых деревьев, но все остальные нам пришлось санировать. Многие жители были против: оставьте, зелено-красиво. Но сколько неприятностей может принести эта зелень, если за ней никто не ухаживает?

Мне не нравится, когда люди не здороваются друг с другом, поэтому я создал чат в WhatsApp, чтобы организовать сообщество соседей, которые будут друг друга знать и помогать в облагораживании двора. И я уже не один. Соседи объединились вокруг того, чем мы дышим и живем каждый день. Мне хотелось, чтобы все в доме и получали от этого удовольствие. И считали домом место за порогом своей квартиры.

 

НАТАЛЬЯ, КАССИР КЦ ЗИЛ

старшая по подъезду

Для меня безопасность – это когда ребенок может выйти из дома один. В детстве я могла подолгу гулять одна, и родители могли не переживать: где я и что со мной. Любая бабушка могла купить нам булку за 16 копеек и разделить её на целую ораву.

Сейчас я работаю кассиром в Культурном центре ЗИЛ: кружки с утра до вечера, дети, танцы, музыка, барабаны – все, что угодно. Дети очень свободны в выборе своих интересов, но при этом остаются под надзором: шаг влево, шаг вправо – не больше.

Сейчас в Москве стараются, чтобы все было культурно и чисто, но тем не менее существуют небольшие проблемы, которые видны только местным жителям. Только мы можем, например, сказать, где грязно и невозможно пройти, а где не хватает освещения. Именно это и делает район небезопасным.

Поэтому в нашем районе мы организовали инициативную группу. Я одна из старших по подъезду. Меня часто спрашивают: «Зачем тебе такая головная боль?». Вся моя деятельность держится на голом энтузиазме, и без инициативной группы справиться было бы очень трудно. Сейчас у нас есть даже юрист, который живет в соседнем доме. Ведь любые вопросы – шлагбаумы, вывозы мусора, реконструкция – можно решить, только зная законодательную базу.

Вопрос безопасности как один из шаров Ньютона: подталкивает остальных. В инициативной группе сейчас состоят лишь те, кому это интересно. Вопросы безопасности мы обычно решаем на заявительном уровне: жители должны собраться и доказать, что именно это им необходимо. Много времени уходит на согласования, собрания, подписи: мы должны здесь сходить, там постоять, так подумать, здесь записаться.

 

ОЛЬГА, ЭКОНОМИСТ

член инициативной группы

Ольга с сыном

Мы родились в Белоруссии и в Даниловском районе живем относительно недавно. Отсюда мне легко добираться до работы, а сыну – до киноколледжа. Здесь безопасно: на улицах всегда людно и светло, в округе множество круглосуточных магазинов. И сам район исторический: стадион «Торпедо», Симонов монастырь, Культурный центр.

Для меня основной фактор безопасности в районе – существование таких мест, куда люди могут прийти и не искать себе форму досуга. Например, зимой я бегаю на стадионе «Торпедо». Почему? Потому что он рядом с домом, там оборудованные площадки даже для холодного времени года и хорошее освещение. Во время матчей на стадионе раньше было невозможно заехать во двор, поэтому мы были вынуждены установить при въезде шлагбаум. Для установки шлагбаумов мы создали чат инициативной группы, куда вошли жители нашего и ближайших домов – всего около 20 человек. Сейчас заехать во двор можно только по специальному коду, который есть у местных жителей.

Вход на трибуну стадиона «Торпедо»

Наш район чем-то похож на маленькую деревню: во дворе много деревьев и воздуха. Если нам что-то не нравится, мы пишем на mos.ru, – где-то мусор не убрали, где-то кондиционер не работает, где-то фонари не горят.

У нас есть участковый, который периодически обходит дом и спрашивает, как наши дела. Когда кто-то переезжает в этот район и начинает здесь жить, то обязательно с ним знакомится и оставляет свои контакты. Когда он нам нужен, мы в любое время можем с ним связаться, позвонив на мобильный. Был лишь один случай, когда коллеги участкового пришли в некомфортное для меня время, и я была вынуждена ему позвонить и сказать: «Спасибо большое, это уже лишнее».

Фотографии: Алина Жердева

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме