Как могли бы выглядеть школы в российских городах

, Истории

Автор: Влада Зорина

Изменятся ли когда-нибудь типовые школьные «коробки» в российских городах? А если да, то как? Обсудили это с Еленой Араловой, директором компании «Мартела», которая принимала участие в проектировании «Новой школы», «Хорошколы», школы «Летово» и других образовательных проектах.

Почему в 2019 появляются школы с позолоченными унитазами и фальшивой лепниной

Мы являемся заложниками вкуса заказчика и его эстетических представлений. Заказчиком может быть частный инвестор, город, директор школы, девелоперская компания. Адекватный заказчик умеет поставить квалифицированную задачу автору проекта, архитектору, но последний привлекается редко. Чаще на проекте работает, можно сказать, «проектировщик», которого не особенно волнует логика устройства школы, ее технология, эстетика. Проектировщик весьма охотно идет на поводу субъективных представлений заказчика об идеальной школе.

Возьмем десятку лучших архитекторов Москвы — они не работают со школами. Талантливым и успешным архитекторам неинтересно работать с социальными объектами — коммерчески, концептуально. В Москве есть примеры качественной архитектуры жилой и коммерческой недвижимости, а вот выдающихся зданий школ и детских садов почти нет.

Как интерьер влияет на учебный процесс

Учебный класс младшей школы. Проект школы компании «Мартела».

Есть ряд исследований, демонстрирующих связь между интерьером, средой и образовательным результатом. Комфортный климат (вентиляция, температура), хорошая акустика и много естественного света напрямую влияют на успеваемость учащихся. Сбалансированное планировочное решение, соразмерность пространства, инфраструктурная насыщенность — все это также оказывается значимым для образовательных задач.

Но у нас есть небольшая специфика. Недавно на одном круглом столе, посвященном архитектуре школ, спикеры долго показывали вдохновляющие картинки интерьера инновационных школ, делились результатами исследований. Директор одной из известных московских школ внимательно слушал, а в конце обсуждения сказал: «Главное — это учителя, деньги нужно вкладывать в них, а не в железяки». Большинство управленцев на рынке образования считают, что талантливый учитель может подготовить олимпиадника и в сарае. Поэтому среда не особенно и важна.

На другой сессии этой же конференции эксперт, который занимается изучением психологии одаренных детей, привел в пример Ирину Винер и ее систему подготовки олимпийских чемпионов. Система настолько жесткая, что со стороны выглядит невыносимой. Считается, что нужно создавать весьма непростые условия, чтобы ребенок воспитывал в себе волю, выносливость, выпрыгивал из всех возможных рамок и делал экстраординарные подвиги. «Поэтому, — приходит к выводу эксперт, — в некоторых школах нужна весьма аскетичная среда...». Наверное, чем жестче условия, тем дисциплинированнее и результативнее будет работа учащегося. А результат, как известно, оправдывает средства.

В нас сидит прочная установка, что к звездам нужно прийти непременно через тернии. Вложения в архитектуру и дизайн школы часто рассматриваются как избыточные. Мне лично очень не хочется разделять этот тезис. Поэтому своей работой мы раз за разом пробуем убедить всех в прагматичности инвестиций в среду.

Архитектура пространства способна решать и вполне конкретные социальные проблемы. Например, грамотное планировочное решение способствует предотвращению буллинга в школах, который сейчас так много обсуждается в сообществе. В «прозрачной» школе — без закутков и тупиковых зон — просто нет места для скрытых от глаз столкновений.

Качественная архитектура формирует вкус ребенка. Выросший в комфортной эргономичной среде, он скорее будет руководствоваться такими же приемами при оформлении своего жилья, например.

Лаборатория

Как меняется школьная среда сегодня

Библиотека «растекается» по территории всей школы. Книги лежат не только в библиотеке, а в свободном доступе в коридорах, театре, классах, там, где удобнее читать. Школы отказываются от больших книгохранилищ.

Помимо столовой, в школе появляется кафе, которое становится частью общественного пространства: за чашкой чая, в удобном кресле, учится иногда легче и веселее.

Телестудия и студия звукозаписи здорово повышают конкурентоспособность исследовательских работ: фильм про растущую фасоль убедительнее любой Power-Point-презентации. Отсутствие дверей в туалетах — унизительно, разделение туалетных кабинок для взрослых и детей — неуважительно. Ничто так не улучшает качество жизни в школе, как нормальный, чистый, удобный санузел с отдельными туалетными помещениями.

Мы избегаем в классах ярких красок, картин, декораций. Главная «валюта», за которую мы боремся — внимание, возможность удержать концентрацию учащегося. Для этого нужна спокойная атмосфера без визуального спама. И таких мелочей много.

Ваше преподавание в магистратуре МГПУ, работа в журнале Martela EdDesign, премия в области образовательной архитектуры — попытка создать среду?

Да, у нас вполне конкретные задачи. Во-первых, мы хотели изучить рынок, найти интересные проекты в области архитектуры социальных объектов. Есть представление, что хорошие школьные здания есть только в Европе, а Россия отстает. Это не совсем так. Благодаря Martela EdDesign Award мы сформировали и опубликовали отличную базу проектов из Москвы, Санкт-Петербурга, Тольятти, Казани, Самары и многих других городов.

Во-вторых, мы нашли единомышленников, сформировали целое сообщество людей, развивающих образовательную среду в стране: архитекторов, управленцев, девелоперов, чиновников.

В-третьих, мы хотели собрать и продемонстрировать данные о том, что построить выдающееся школьное здание стоит столько же денег, сколько обычное. Бюджет один и тот же, разница в подходе: важна осмысленность в принятии любого решения, касающегося школьного здания, будь то ширина коридоров, размер классов, высота потолка, тип вентиляции. Нам хочется, чтобы заказчик был более профессиональным и компетентным в постановке задачи, мог адекватно оценивать предложения подрядчиков и в полной мере контролировать результат.

сколько стоит спроектировать хорошую школу

Медиатека

Бюджет на строительство школы условно делится на две части: общестроительные, инженерные, отделочные работы и технология (начинка). Авторское и типовое здание школы стоит примерно одинаково, его затраты исчисляются количеством квадратных метров. Например, в Москве, насколько я знаю, в среднем строительство школы обходится в 80–100 тысяч рублей за один квадратный метр. Школьное здание на 500 учащихся будет стоить около 700–900 миллионов рублей.

Но инновационное школьное здание может быть дороже стандартного по причине большей насыщенности технологическим оборудованием и мебелью. Можно купить один 3D-принтер, можно пять, а можно вообще не покупать. В общей структуре проекта «начинка» дает удорожание максимум на 10–20%. Хотя нельзя не отметить, что авторское школьное здание может привести к удорожанию стоимости проектирования, иногда удлиняет сроки проектирования, согласования и строительства. Все нестандартные решения нужно еще суметь обосновать регулирующим органам.

Если честно, 2500 рублей за квадратный метр — это очень неплохое вознаграждение для архитектора. Эти деньги получает далеко не каждый проектировщик, большинство готовы работать за существенно меньший гонорар. Вообще работа российских архитекторов и проектировщиков сильно недооценена, и это во многом главная причина унылых устаревших школьных зданий, да и в целом, это проблема всего рынка архитектуры.

Школа — крайне непростой объект. В ней есть пищеблок с технологией, не уступающей полноценному ресторану. Есть театр со светом, звуком и механикой сцены, сравнимыми с ведущими театральными площадками. Есть спортивная инфраструктура часто посложнее городской арены. Некоторые лаборатории инновационных школ выполнены на уровне лучших исследовательских центров. Школьное здание — это сложный инженерный, технологический объем, который требует от проектировщиков весьма хорошей подготовки. Эта работа интеллектуально очень затратная. А мы считаем: «Ну это же социалка… можно и сэкономить на проектировании».

Насколько нормативная база соответствует современным требованиям школы

Столовая

В рамках существующих норм и правил строить современные школьные здания, безусловно, можно. Да, это тяжело и требует изобретательности. Нормы призваны обезопасить пользователя школьного здания, исключить факторы риска для него, и мы должны с уважением относиться к установленным рамкам.

Хотя, конечно, устаревших требований очень много. Например, электрические розетки нужно размещать на высоте не ниже 1,8 метра от пола. Видимо, это осталось с тех времен, когда электричество казалось очень опасным. Но как с этим жить сейчас? Как подключить компьютер учителя или зарядное устройство телефона к такой розетке?

Однако, главная проблема не в нормах, а в их интерпретации. Нормы в разных документах так часто противоречат друг другу, так расплывчато сформулированы, что каждый эксперт трактует их по-своему. И мы бесправны. Но даже в этих условиях можно строить хорошие школы.

растёт ли Интерес к школьному дизайну

Учительская

Десять лет назад школьной архитектурой никто не интересовался. Были частные школы с мраморными входными группами и бархатными портьерами. Но это не имеет отношения к образовательной среде — это не более чем демонстрация материального благополучия школы.

Два-три года назад ситуация ощутимо изменилась: появилось сразу несколько объектов нового уровня: Международная школа «Летово», «Хорошкола», Примаковская гимназия, «Новая школа», инженерный корпус школы № 548 в Совхозе им. Ленина. Я связываю это с появлением более требовательного заказчика — опытного и насмотренного. Эти школы задали планку, новый стандарт.

Со временем и власти стали более внимательными к школьной инфраструктуре: сейчас Департамент образования Москвы требует от самых обычных школ и IT-полигоны, и кулинарные мастерские.

Мы видим большой интерес к авторской архитектуре школы и со стороны регионов: Якутия, Ямал, Чебоксары, Казань, Альметьевск, Дагестан. Их школьные проекты не уступают московским: они грамотные, современные и инфраструктурно насыщенные. Кстати, о возможности строительства школ в регионах, в том числе в малонаселенных местах, мы планируем поговорить на одной из сессий конференции EdCrunch 2 октября. Надеюсь, со временем этот опыт перестанет быть единичным, и станет обычным, нормальным и общепринятым.

 

топ-5 трендов строительства школ в Европе и СНГ

Лестница

Отказ от типового проекта школы в пользу авторского. Еще с советских времен и вплоть до 2000-х годов большинство школ строились по одинаковым, типовым проектам. Считается, что типовое строительство обходится дешевле, занимает меньше времени, гарантирует предсказуемый результат. Поэтому почти у всех советских и российских школьников одинаковое представление о школьной архитектуре, пространстве. И, пожалуй, только сейчас стали появляться здания, построенные по авторским индивидуальным проектам, заточенным под нужды того или иного школьного коллектива.

Изменение внутренней логики устройства школьного здания. Школы становятся похожи на офисные пространства — открытые рабочие зоны, много разных по размеру проектных комнат, есть места для тихой работы, а есть для шумных обсуждений. Все чаще школы сокращают площадь коридоров и других редко эксплуатируемых помещений. Это обусловлено влиянием новых образовательных задач — запрос на индивидуальные образовательные стратегии, разновозрастное обучение, цифровизацию.

Помещения на стыке разных функций. Часто мы не можем предугадать, какой школа будет завтра — поэтому мы размываем четкое позиционирование функций помещений. Учительская становится похожей на офис, входная группа на кафе, театр пересекается с рекреацией, столовая может оказаться лекторием… В таком формате помещения скорее найдут себе применение в будущем.

Санузел

Более жесткое разделение классов по тематическим блокам. Раньше кабинеты физики, химии и биологии могли размещаться друг над другом, потому что строителям так удобнее поднять инженерные коммуникации с вытяжкой, водой и канализацией. Но руководствоваться лучше не инженерными, а образовательными задачами.

Если мы объединим на одном этаже химию, физику, биологию, географию – возможно, это даст толчок междисциплинарным исследованиям.Арт-блок, который объединяет ИЗО, гончарную, архитектурную мастерскую с IT-классом, позволит изучать архитектурные программы и сразу применять свои наработки на практике.

Отличный синергетический эффект дает блок робототехники с мастерскими, центром прототипирования, IT-кабинетом и испытательным полигоном.

Применение энергоэффективных и энергосберегающих технологий. Светодиодные светильники и автоматическое управление светом по датчикам присутствия экономят расход электричества; сенсорные смесители — затраты на воду; системы вентиляции с рекуперацией снижают затраты на отопление.

2 октября в рамках конференции EdCrunch 2019 Елена Аралова участвует в дискуссии о том, как должно быть устроено современное школьное здание и где найти средства на её проектирование.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме