Как Екатеринбург за 10 лет стал столицей конструктивизма

Хранительница Белой башни, основательница группы Podelniki и специалист по советской архитектуре Полина Иванова подводит итоги десятилетия, в течение которого конструктивизм стал одним из ключевых символов Екатеринбурга.

 

Конструктивизм ≠ конструктив

Слоган «Екатеринбург — столица конструктивизма» в 2019 году кажется абсолютно справедливым. По городу водят архитектурные экскурсии, местные сувениры посвящены наследию эпохи авангарда, уральские издательства выпускают книги об этой эпохе, а само слово «конструктивизм» регулярно появляется в новостях.

Однако ещё 10–11 лет назад ничего этого не было.

В 2008 году я только погружалась в историю Екатеринбурга и впервые открывала для себя особенности архитектуры своего города. Найти какую-то внятную информацию по этой теме было невозможно. Местные жители в ней тоже не разбирались.

Белая башня. Фото: Фёдор Телков

Смешно об этом вспоминать, но слово «конструктивизм» в те времена часто использовалось в значении «конструктив»: «Посол Турции встретился с губернатором Свердловской области, в их диалоге было много конструктивизма». В корректном значении слово, конечно, тоже употребляли. Обычно это выглядело так: «К нам приехали иностранцы, чтобы посмотреть конструктивизм». Чаще всего речь шла о европейских студентах и архитекторах, которых приглашали на научные конференции. Но зачем им это понадобилось и почему российский конструктивизм был для них чем-то ценным, никто не объяснял. Иностранцы, тем более архитекторы, — у них свои причуды.

Конструктивизм был узкоспециализированной темой архитекторов, историков и краеведов. Она не принадлежала «простым» людям и не присутствовала в повседневной жизни горожан. В результате с молчаливого согласия местных жителей в Екатеринбурге сносили авангардистские дома, и город переживал необратимые изменения.

 

Конструктивизм должен стать «майонезом»

Здание бывшей Свердловской киностудии

Идея популяризации конструктивизма витала в воздухе как протест против такой элитарности знаний, а также как способ противостоять уничтожению архитектурного наследия.

Когда в 2008 году Екатеринбургский жировой комбинат заявил, что обновит дизайн упаковки всеми любимого майонеза «ЕЖК Провансаль», это вызвало невероятную волну возмущений. Буквально через сутки комбинату пришлось публично отказаться от своей идеи. Люди руководствовались такой логикой: «Из этой банки ели майонез мои бабушки и дедушки. Такая же банка должна быть и у моих внуков. Менять её нельзя».

Так чем же наш конструктивизм хуже нашего майонеза? Это то же наследие, только его ценность сложнее объяснить.

Именно этому была посвящена деятельность нашей арх-группы Podelniki и многих других институций и личностей. Вместе мы проделали большую работу, чтобы сделать советский авангард новым символом Екатеринбурга.

 

Конструктивизм в новостях

В 2018 году я провела небольшое исследование и сравнила количество городских новостей за разные годы, в которых встречалось слово «конструктивизм». Я перебрала тысячи заголовков и заметок за десять лет. И выяснила, что уже с 2010 года количество статей, посвящённых архитектуре авангарда, постоянно росло.

Для сравнения я взяла упоминания конструктивизма в новостях других городов — Самары, Санкт-Петербурга и Новосибирска. На графиках видно, что там количество материалов до последнего времени почти не менялось, в то время как у нас оно взлетало практически с каждым годом.

За эти десять лет сам интернет тоже вырос, и такой рост мог быть связан с тем, что новостей вообще стало значительно больше. На всякий случай я проверила упоминания другого архитектурного стиля — классицизма.

Но и в этом случае проверка подтвердила мои результаты. По сравнению с конструктивизмом, упоминание классицизма в местных новостях за десять лет практически не изменилось.

Если говорить о содержании этих статей, то оно довольно предсказуемо: тексты посвящены запускам просветительских программ, реставрациям, сообщениям о сносе зданий, высказываниям чиновников по архитектурным вопросам, тематическим фестивалям и выставкам, приезду туристов, выходу новых книг и аналогичным событиям. Тон новостей менялся по мере того, как конструктивизм превращался из диковинки для избранных в общегородской бренд. Вот такой заголовок из 2010 года сегодня кажется невозможным: «Министр строительства Свердловской области Михаил Жеребцов: памятники конструктивизма портят облик города».

Детский сад Городка юстиции. Фото: Фёдор Телков

Повестка с иностранцами сменилась с формулировок «приехали старые европейцы посмотреть на наш непонятный конструктивизм» на «мы показываем наш классный конструктивизм классным заграничным гостям». Здания эпохи авангарда стали регулярно попадать в рейтинги и списки достопримечательностей Екатеринбурга. На этом фоне появились сувениры — значки, футболки, альбомы и даже фарфоровые изделия со свердловским авангардом.

Но самое важное — конструктивизм всё чаще упоминают как бы между делом, для эффекта: «Там-то открылся ресторан, и он, кстати, находится в конструктивистском доме». Во многом именно этого мы и добавились. Свердловская архитектура более не является темой узкого круга экспертов, а принадлежит всему городу и его жителям.

 

Кто сделал конструктивизм модным?

Podelniki

Наша арх-группа появилась в 2008 году. С 2008 по 2011 год мы проводили в Екатеринбурге фестиваль Pro-gorod. Его идея заключалась в том, что в течение одного дня творческие группы создавали инсталляции около памятников архитектуры, а вечером эти инсталляции становились точками экскурсионного маршрута.

Одна из обзорных экскурсий

Из самых популярных экскурсий сложилась серия короткометражных видеороликов, которые рассказывали об архитектуре Екатеринбурга, в том числе о конструктивизме. Мы публиковали их в 2012–2014 годах совместно с интернет-видеоканалом Roomple.

Ещё один важный проект, который мы ведём с 2012 года, — это спасение Белой башни. Мы законсервировали этот памятник, провели там электричество и водим по башне экскурсии. В прошлом году с помощью фонда «Внимание» собрали 208 тысяч рублей на поддержание проекта и установку на вершине башни громоотвода. В этом году фонд начал новый сбор — на проект полноценной реставрации Белой башни.

Музей истории архитектуры и дизайна

1 / 3

В музее «Ячейка типа F». Фото: Екатерина Светлова

2 / 3

В музее «Ячейка типа F». Фото: Екатерина Светлова

3 / 3

В музее «Ячейка типа F». Фото: Екатерина Светлова

Одновременно с «Подельниками» продвижением конструктивизма занялся Музей истории архитектуры и дизайна УрГАХУ. В 2009 году он начал выпускать книги и фотоальбомы о свердловском авангарде.

В 2016 году Музей УрГАХУ и куратор Никита Сучков провели первый фестиваль «Дни конструктивизма на Урале».

В 2017 году Никита при поддержке благотворительного фонда Владимира Потанина открыл Музей конструктивизма «Ячейка типа F».

Уральская индустриальная биеннале современного искусства

Рост количества упоминаний конструктивизма в новостях на фоне архитектурных событий

Первая индустриальная биеннале состоялась в Екатеринбурге в 2010 году. До 2019 года фестиваль проходил в памятниках конструктивизма и прочей довоенной архитектуры: в ДК «Уралмашзавода», в типографии «Уральский рабочий», в гостинице «Исеть», в Городке чекистов. Именно на биеннальные годы приходятся пики упоминания конструктивизма в новостях.

Издательство Tatlin

С 2011 года Tatlin ведёт серию брошюр Archive — каждая из них рассказывает об одном памятнике авангардистской архитектуры, в том числе в Екатеринбурге.

1 / 2

Развороты брошюры, посвящённой жилому комплексу «Дом Уралоблсовета»

2 / 2

В течение нескольких лет команда Tatlin проводила архитектурный фестиваль «Белая башня». Это был не просто смотр современной архитектуры — большое внимание на фестивале уделялось сохранению исторического наследия в городе.

Одним из самых известных проектов издательства стала инсталляция «Кладбище памятников». Для неё был выпущен каталог в виде набора открыток с фотографиями уничтоженных зданий.

В 2015 году издательство выпустило подробный путеводитель по свердловскому конструктивизму.

 

Говорящие головы

Кроме перечисленных проектов, на популяризацию конструктивизма в Екатеринбурге сильно повлияли публичные высказывания известных людей. Среди них — музыкант Владимир Шахрин, бывший мэр города Евгений Ройзман, радиоведущий Александр Цариков, режиссёр Николай Коляда, профессор Леонид Смирнов.

«Подтекст в том, что Свердловск — город конструктивизма. В конце 20-х — начале 30-х годов, когда модные молодые революционно настроенные европейские архитекторы приехали в молодую советскую республику, Сталину не понравился их конструктивизм. Совсем шугануть их он не решился. И отправил в Сибирь и на Урал. То есть в Москве не так много зданий в стиле конструктивизма, как в Свердловске», — так, например, в 2015 году Шахрин объяснял название тура группы «Чайф» «Рождённый в Свердловске».

Бывший мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман — о конструктивизме

Интересную роль в популяризации архитектуры авангарда сыграли собственники и арендаторы конструктивистских зданий. Они тоже становились акторами защиты наследия, но не потому, что их интересовало спасение архитектуры, а потому, что им было важно сохранить свои помещения и повысить их ценность.

К подобным кейсам относится история управляющей компании «Лига ЖКХ», которая занимались сохранением Городка чекистов. Ещё один пример — клуб «Дом печати». Он намеренно стал эксплуатировать образ промышленного пространства, в котором находится, — типографии 30-х годов. В частности, здание типографии появилось на логотипе клуба.

 

Гражданские активисты и снесённые дома

Особо хочется вспомнить вклад градозащитников в дело популяризации и сохранения архитектурного наследия Екатеринбурга. В последние десять лет в городе регулярно проходили акции в защиту различных зданий.

С 2010 года мы пытаемся отбиться от храма святой Екатерины, который сначала хотели возвести на площади Труда, потом — на воде городского пруда напротив спортивного комплекса «Динамо», а ещё позже — на месте сквера около Театра драмы.

Клуб «Профинтерн». Фото: Музей истории Екатеринбурга

В 2012 году, несмотря на протесты, был уничтожен «Пассаж» — здание товарной биржи в самом центре города. В 2014 году активистам удалось отстоять Дом культуры «Профинтерн». Однако в том же году прошла неудачная реконструкция здания бывшего треста «Уралзолото». Сразу четыре знаковых здания снесли в 2018 году: центральный корпус Городка милиции, кинотеатр «Темп», общественную баню «Бодрость» и комплекс деревянных коттеджей кооператива «Опытстрой».

Часто подобные процессы нельзя остановить. Но борьба позволяет показать ценность архитектурных памятников для города и его жителей. Если снос привлекает внимание общественности и СМИ, то это неизбежно работает на популяризацию темы. Это значит, что в следующий раз девелоперы или чиновники задумаются, нужен ли им очередной скандал, который к тому же может выйти на федеральный уровень.

 

2019: победа в головах

В 2017 году заголовок «Мисс Екатеринбург провела экскурсию по городу журналисту из Мексики» стал для меня апофеозом популяризации свердловской архитектуры.

«Первый раз в жизни была для кого-то проводником! Всё как учили, показала одни из самых интересных мест Екатеринбурга, немного рассказала про конструктивизм», — написала тогда в соцсетях Анастасия Каунова.

Видеоклип, в котором Полина Иванова выступила режиссёром локаций

В 2018 году накануне чемпионата мира по футболу городу был нужен позитивный бренд — в противовес трагической истории расстрела царской семьи. И этим брендом стал авангард — тема, которую мы последовательно развивали на протяжении десяти лет.

Сейчас любые новости об авангардистской архитектуре кажутся чем-то привычным и естественным. Кроме того, в последние годы популярность конструктивизма растёт не только в Екатеринбурге. В Москве фирменный стиль одного из последних Дней города был выполнен в эстетике авангарда. В Новосибирске сейчас идёт большой проект «Ново-Сибирск. Конструктивизм!». Чиновники, горожане и архитекторы перестали называть наследие довоенной советской архитектуры «серыми коробками». Победы в головах мы добились однозначно.

 

следующие десять

Однако. На 2019 год был запланирован капитальный ремонт Городка чекистов — одной из ключевых достопримечательностей Екатеринбурга. Городок из 14 корпусов и жилые здания действительно находятся в очень плохом состоянии. Тем не менее в феврале капитальный ремонт был официально перенесён на 2039 год. Любому, кто видел состояние корпусов, очевидно, что ещё 20 лет они не простоят.

Вид на Городок чекистов. Фото: Митрохина Марина / wikimedia.org

Мы уже любим конструктивизм, но всё ещё не умеем выражать свою любовь на деле. Публично прославляя эстетику авангарда, мы совершенно не понимаем, как её сохранить. Самым понятным принципом остаётся «снести и отстроить заново». Другими словами, ободрать всё до несущих конструкций и оштукатурить вновь, вместо старых окон вставить новые пластиковые, вместо деревянных перегородок установить гипсокартонные.

Всё ещё сильна привычка дожидаться, что придёт какое-нибудь министерство культуры и выделит миллионы рублей на реставрацию — и, скорее всего, это случится к очередному юбилею, саммиту, чемпионату. Во многом поэтому в России нет культуры планомерно работать над сохранением памятников. Следующее десятилетие нам предстоит посвятить коренному пересмотру этой парадигмы и поиску новых путей физического сохранения советского авангарда.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме