Страница не найдена

Как устроен первый дом, построенный студентами «Баухауса»

Корреспондент Strelka Mag Света Кондратьева отправилась в Веймар сразу после открытия отремонтированного Haus am Horn. Это первый дом, который построили студенты школы «Баухаус» в 1923 году как выставочный образец их идей и навыков. Теперь Haus am Horn один из главных музеев мира, посвящённый знаменитой школе. Рассказываем, как он устроен.

Фотографии: Luis Artemio De Los Santos для Strelka Mag

 

как появился Haus am Horn

Haus am Horn был частью первой отчётной выставки «Баухауса» в Веймаре в 1923 году. На его примере можно было наглядно доказать, что выпускники могут создать современное пространство для жизни, продуманное от общей планировки до дверной ручки. Хоть дом строился всего лишь как показательная модель, он оставался жилым до 1998 года, после чего стал музеем и площадкой для мероприятий. Последние два года там проходила реставрация, закончившаяся 18 мая. Корреспондент Strelka Mag прошёлся по только что открывшемуся музею и узнал, как представляли себе жизнь будущего студенты «Баухауса», как опередили своё время и чем удивляли современников.

Первая выставка «Баухауса», состоявшаяся в 1923 году, была своего рода отчётом о том, на что пошло городское финансирование и чему научили студентов за четыре года существования школы. Автором концепции был Георг Мухе. Также в процессе участвовали несколько специалистов из архитектурного бюро Вальтера Гропиуса и студенты. Они создавали дизайн мебели и внутреннего пространства дома.

Учёба в «Баухаусе» предполагала занятия в мастерских по керамике, ткачеству, металлу, дереву и другим материалам. При этом известные художники преподавали студентам теорию цвета, света и композиции. Благодаря этому ученики «Баухауса» могли применять свои знания, производя бытовые предметы для массового производства, а строительство отдельного дома было идеальной возможностью собрать воедино все мастерские.

 

«дом сравнивали то с НЛО, то с гаражом»

По словам экскурсовода, который водит группы туристов по дому, идея здания тесно связана с частной жизнью самого Георга Мухе. «Ему было 28 лет, он только что женился и думал о том, как бы мог выглядеть идеальный дом для семьи из трёх-четырёх человек, окружённый садом, с детской площадкой. Правда, многих жителей Веймара дом шокировал. Они сравнивали его то с коробкой, то с гаражом, то с НЛО».

Такой реакции не стоит удивляться, ведь Веймар известен как город классического наследия, Гёте и Шиллера. «Баухаус» же предложил здание, полностью лишённое декора. Форма была предельно простой: квадрат в квадрате. Причём центральный объём был примерно на пол-этажа выше основного и освещался верхними окнами. Внутри него находилась гостиная, а вокруг неё располагались кухня, детская, спальни и кабинет. Коридоров почти не было, чтобы сэкономить площадь.

При этом скромный снаружи дом был очень технологичным. В подвале была прачечная, котёл для центрального отопления, газовые водонагреватели. Внутри стен использовали природный утеплитель на основе торфа. При последней реставрации здание даже не пришлось дополнительно утеплять.

К открытию Haus am Horn во дворе восстановили сад, и сейчас посетители проходят в музей мимо грядок с клубникой, луком и другими овощами. «По сути, это тоже часть экспозиции, но, может быть, в будущем нам стоит продавать „картошку Баухауса“?» — шутит гид.

 

Гостиная: сердце дома

За годы использования здание изменяли и дополняли, но в конце 1990-х восстановили оригинальную планировку. С внутренним наполнением было сложнее, ведь подлинная мебель исчезла отсюда практически сразу после закрытия выставки.

«Дело в том, что 1923-й был годом серьёзного кризиса и высокой инфляции, и спонсор дома Адольф Соммерфельд забрал мебель в качестве компенсации затрат. К счастью, некоторые предметы сохранились в коллекциях „Баухауса“ в Дессау и Веймаре, поэтому удалось сделать копии. А также восстановить многое по фотографиям. Часть предметов, про которые нам недостаёт информации, мы показали просто скелетом или очертаниями. В гостиной это софа и ковёр на полу», — поясняет гид.

Один из ковриков для гостиной делала Гунта Штельц, студентка ткацкого отделения, первая в истории школы женщина-преподаватель. А дизайн шкафа создал Марсель Брёйер. Он тоже в будущем будет учить студентов, а также прославится своими стульями из гнутых металлических трубок, например креслом «Василий». Напольная лампа — это современное переиздание исторического предмета. То же самое с подоконниками, но с ними пришлось помучиться. Материал, из которого они сделаны, уже не используется в массовом производстве. С трудом удалось найти фирму, которая могла бы их повторить.

Гостиная — самое большое и высокое помещение в Haus am Horn, ведь она должна была быть сердцем дома, местом, где семья проводит свободное время и принимает гостей. Интересно, что во многих комнатах специально использовали материалы, которые легко чистились. Предполагалось, что это позволит женщине меньше времени тратить на уборку и больше — на общение с семьёй.

 

Кухня: медицинская мебель и шкаф Эриха Дикманна

Одна из самых проработанных комнат дома — кухня. Чтобы оценить её, стоит вспомнить, как выглядела среднестатистическая кухня обычного немецкого дома в 1920-е годы. «Там и готовили, и общались, дети могли рисовать или играть, пока кто-то мылся, потому что только здесь была тёплая вода», — рассказывает гид.

Студенты Бенита Кох-Отте и Эрнст Гибхардт придумали модульный интерьер, похожий на конструктор из ящичков, которые можно комбинировать по своему усмотрению. Кстати, считается, что студенты вдохновлялись в том числе каталогами медицинской мебели, которая была лаконичной и функциональной. Все зоны, нужные для приготовления пищи, шли друг за другом слева направо. В кладовой лежали продукты, за ней находилась раковина, чтобы их помыть, потом стол для приготовления, освещённый большим окном. В углу была плита, и сразу за ней — выход в обеденную комнату.

Столовая была крошечной, тут помещались только стол, четыре стула и встроенный шкаф Эриха Дикманна, альтернатива традиционному громоздкому буфету. Плитка, сделанная в керамической мастерской, перекликалась с дизайном люстры. Правда, точно не известно, была ли она действительно такой яркой, как сейчас.

 

детская: колыбель, напоминающая кандинского

За столовой располагалась детская, второе по величине помещение в доме. Причём благодаря анфиладному расположению и маленькому размеру комнат хозяйка могла присматривать за детьми прямо из кухни. А ещё детская комната единственная в доме имела собственный выход в сад.

Студенты придумали не только детскую мебель, например колыбель Петера Келлера, напоминающую композиции Кандинского, но и игрушки. Здесь до сих пор хранится деревянный конструктор Альмы Бушер, который перевыпустили в 1977-м.

 

Спальни: отдельные для мужчин и женщин

В доме не было запланировано общей спальни для взрослых, муж и жена имели свои отдельные комнаты. Возможно, так автор выразил идею необходимости личного пространства или равноправия полов. Он объяснял, что если кто-то из супругов почувствует одиночество, ему будет достаточно просто открыть дверь между комнатами.

Пожалуй, самый интересный предмет в женской спальне — трюмо Марселя Брёйера. Зеркала можно расположить так, чтобы видеть себя с нескольких ракурсов, а за счёт разных геометрических форм столик напоминает конструктор. В комнате, как и в кухне, были встроенные шкафы. А ещё телефон, по которому хозяйка могла позвонить мужу в кабинет.

Мужская спальня очень аскетичная, большую часть мебели выполнил Эрих Дикманн. Освещение там представлено в виде встроенной лампы для чтения и трубчатыми лампами на потолке по эскизам Ласло Мохой-Надя. Из этой комнаты можно было пройти в кабинет. Кроме мебели для работы, там стоял уже упоминавшийся телефон, соединявший хозяина по внутренней связи с женой и по внешней — с любым другим абонентом.

Обе спальни вели в ванную комнату. Для современных посетителей она выглядит абсолютно естественно. Но стоит вспомнить, что в большинстве домов туалеты были на улице, а чтобы помыться, семье нужно было греть воду в тазах на кухне. Комната с полноценной ванной, душем, отдельным туалетом и матовым светлым стеклом на стенах казалось тогда роскошью. Кстати, в доме у выхода был сделан отдельный гостевой туалет и комната для гостей. Подразумевалось, что посторонним людям незачем ходить по всему зданию.

 

Уроки Веймара

Создавая модельный дом, Гропиус мечтал вслед за ним построить в Веймаре студенческий городок. Причём он должен был создаваться из стандартных деталей, как конструктор. Этой идеей занималось архитектурное бюро директора. Однако планы не воплотились, и Haus am Horn остался единственным зданием школы, построенным в Веймаре. Через несколько лет после выставки из-за проблем с финансированием и по политическим причинам «Баухаус» переезжает в Дессау. Идеи, опробованные в 1923 году, будут использованы для домов мастеров и жилого посёлка Дессау-Тертен.

В 1924 году веймарский модельный дом продали юристу, а с 1938 года он перешёл в руки нацистов и чуть было не был снесён. Планам по реконструкции всего района и строительству политической школы помешала война. После неё дом принадлежал городу и был жилым. Неизвестно, как бы сложилась история дальше, если бы в 1971 году туда не въехал Бернд Гронвальд со своей семьёй.

Он преподавал архитектуру в веймарском вузе — предшественнике современного Университета «Баухауса». Интересовался историей школы, общался с бывшими выпускниками и преподавателями, в том числе с Георгом Мухе. К 50-летию веймарской выставки Гронвальд запустил исследовательский проект по истории «Баухауса». Позже он инициировал первый коллоквиум в ГДР, посвящённый школе, и занимался реабилитацией её имиджа и наследия.

Параллельно он изучал и реставрировал дом. Именно Гронвальд устроил в собственной гостиной первую выставку — прототип музейной экспозиции, которую за 27 лет посмотрели около 40 тысяч человек. С тех пор дом полностью стал музеем, получит статус памятника ЮНЕСКО и пережил две реставрации, в 1998 и 2017 годах. Таким образом, процесс «второго открытия» «Баухауса» начался именно из его «сердца», первого здания.

Поделиться в соцсетях

По теме