, Истории

Как актёры открыли в селе театр и привлекли к постановкам местных жителей

Автор: Марина Устинова

Летом 2020 года театральная команда «Эскизы в пространстве» купила деревенский дом и открыла в нём «Сельский театр драмы и комедии в Фомихе». В январе 2021 года он сгорел, и теперь актёры собирают деньги на восстановление дома. Strelka Mag поговорил с режиссёром Дмитрием Максименковым о том, зачем открывать театр в селе, как общаться с местными жителями и каких спектаклей ждать в селе в будущем.

 

Зачем открывать театр в селе

Наша команда «Эскизы в пространстве» — это объединение актёров, режиссёров и художников — резидентов Центра имени Вс. Мейерхольда. Кроме этого, мы часто путешествуем по России с уличными спектаклями. Шесть лет подряд участвовали в творческой лаборатории «Мира» под Суздалем. Она стала отправной точкой: мы поняли, что больше не можем приезжать туда раз в год, и решили создать собственный сельский театр, который будет существовать на регулярной основе.

Мы хотели работать на природе в «живых ландшафтах»: это вдохновляет и даёт опыт, который мы никогда не получим на традиционных театральных сценах. Село — про возвращение в детство, будто к бабушке в деревню. Это важная тема для нас, из которой мы черпаем образы и темы для новых работ.

В 2018 году наш друг сплавлялся на байдарках по Нерли с «Рекой мира» и заметил село с древней церковью недалеко от Суздаля. Уже через неделю мы поехали его смотреть. Село показалось нам будто законсервированным: небольшая улица с древними домами, а вокруг — сосновый бор, дремучий лес, берёзовая роща и река. Мы стали спрашивать у местных жителей, продаётся ли здесь какой-нибудь дом, и вскоре нашли его. Дом был в очень хорошем состоянии, хотя и совсем небольшой: русская печь, которая занимала значительную часть пространства, и пара спальных мест.

Поскольку 2019-й был годом театра, мы были очень востребованны и участвовали в крупных фестивалях уличного театра и искусства. После выступлений у нас остались некоторые сбережения и возникла дилемма: покрыть долги за аренду репетиционной мастерской и склада для декораций либо пойти ва-банк и купить этот дом. Мы долго сомневались, но всё же решили: «Берём!»

Водопровода в доме не было, поэтому за водой нам приходилось ходить к колодцу. Хлев мы расчистили и сделали в нём зрительный зал: установили лавки, а двери превратили в театральные кулисы. Ещё в доме оказалось много старой одежды: из неё мы сшили сюрреалистические костюмы и устроили показ мод.

Каждая проведённая в селе неделя ощущается как месяц. Здесь мы на полном самообеспечении: нужно набрать воды, затопить баню и печь, приготовить еду, покосить заросший огород. Уже и день прошёл, а у нас ещё репетиции. Но в этом есть своя романтика: выходишь рано утром во двор, а там заяц сидит и смотрит на тебя. А летом к нам целую неделю каждый вечер приходила лиса. Она украла у нас три шапки, наверное, для утепления норы.

 

Первая постановка в селе

Первым спектаклем в Фомихе был «По грибы» — театральное путешествие, где сценическим пространством стал разнородный ландшафт вокруг. На вокзале во Владимире зрителей встречал автобус, а по пути в село водитель включал запись документального советского фильма о грибах. После прибытия к Нерли гости переправлялись на самодельном плоту на наш берег, где их встречал артист в шляпе мухомора и проводил шуточную регистрацию. Потом они пили чай и шли через село в лес под рассказы местных жителей о селе, звучавшие из колонки. Среди них были разные байки: как в 30-х годах здесь приземлился самолёт, как кто-то вечером разговаривает с полем или как в 90-е местный батюшка с беременной женой прошли 11 километров на лыжах до остановки, чтобы на автобусе доехать до роддома.

Спектакль продолжается в лесу: по сюжету, грибники заблудились и попали в альтернативную Россию — зрители оказываются в ней вместе с персонажами. Ещё одна часть постановки проходит в старинной сельской церкви, которую, кстати, нужно консервировать: там сохранились уникальные древние фрески с суздальскими святыми. Заканчиваем мы камерным представлением в нашем хлеву, а потом едим сельский ужин и общаемся.

Во время спектакля любому моменту в жизни мы придаём театральный контекст: это не просто ужин, прогулка или отдых — это новый опыт. Так делал современник Мейерхольда — режиссёр и драматург Николай Евреинов, который в своё время устраивал авангардные кабаре и масштабные уличные спектакли. Его концепция театрализации жизни, которая приводит к тотальному театру, нам очень близка. С утра до вечера всё, что бы вы ни увидели, является театром: и колоски, и дерево, и закат.

 

Как театр воспринимают местные жители

Согласно переписи населения, в Фомихе постоянно проживает всего десять человек, в село не приезжает даже автолавка. Конечно, весной и летом людей становится больше: кто-то приезжает из Владимира на выходные, а кто-то остаётся с весны до осени.

Сначала местные к нам отнеслись настороженно и даже называли сектой: живём в одном доме, поём не эстрадные песни, а что-то непонятное, вдобавок синхронно двигаемся. Один мужичок нам как-то сказал: «Наверное, вы секта какая-то. Собираетесь не как все — без шашлыка и водки».

Главное их опасение — «понаедут и настроят». Но таких мыслей у нас нет: мы трепетно относимся к селу и не будем превращать театр в экоотель «Фомиха-Village». И когда мы встречаемся у колодца и начинаем общаться, они чувствуют, что мы ничего не держим за пазухой. Такая открытость работает. Например, две семьи стали выводить своих милейших козочек во двор во время спектакля: зрители начинали фотографироваться, и мы теряли их минут на двадцать. Одна из этих козочек даже стала символом театра и участвовала в спектакле. Жители также рассказали нам, что традиционно готовят черничные пироги. Мы тоже будем готовить их этим летом и даже знаем, где растёт черника.

Что-то для местных остаётся непонятным и непривычным. Как-то к нам приезжал ансамбль «Комонь» и записывал на восходе клип, в котором девушки поют, стоя по пояс в воде. По соседству рыбачил местный мужчина, а потом сказал нам: «Так хорошо пели! Но по пояс в воде — зачем же так?»

Часть спектакля «По грибы» проходит на большой помойке, которую мы случайно обнаружили среди красивейшего леса. Поскольку в селе нет централизованного сбора мусора, кто-то несколько лет назад начал оставлять его здесь, а остальные продолжили. Для искусства это очень круто: наша постановка как раз про учёного, который выводил особые грибы, перерабатывающие пластик.

Но местные жители после первых спектаклей говорили: «Привезли московских зрителей и нас позорят, показывают нашу помойку».

Сами того не понимая, мы обострили проблему, которая не решалась годами. Сейчас у нас есть административный ресурс и друзья, готовые помочь вывезти мусор и в дальнейшем сделать так, чтобы он там не появлялся.

Для местных жителей, естественно, все спектакли бесплатны. Для остальных билет в наш театр стоит 3500 рублей. При этом в областной драмтеатр во Владимире — 700. Что мы показываем за такие деньги, владимирские зрители не понимают. Однако это единственная возможность окупить то количество ресурсов, которые мы задействуем в постановках. К тому же мы не можем позволить себе сотни зрителей, как большие театры, наши спектакли рассчитаны всего на 30–40 человек.

Поэтому сейчас к нам приезжают в основном те, кто занимается изучением современных театральных практик, а также друзья и друзья друзей, открытые к экспериментам. В будущем мы хотели бы, чтобы театр стал одним из обязательных пунктов посещения этих краёв: человек едет в Суздаль и наряду с катанием на лошадях, медовухой и экскурсиями заезжает к нам.

 

ПОЖАР И ПОИСКИ НОВОГО ДОМА

В январе этого года наш сельский театр сгорел. По версии пожарных, это произошло из-за возгорания старой проводки. В тот момент нас в Фомихе не было, и дом долго не тушили: была зима, местные редко выходили на улицу и вызвали пожарных только после того, как заметили очень сильный дым. В результате дом, хлев и весь реквизит сгорели.

У нас много друзей-архитекторов, которые предлагали построить новый деревянный дом. Но это долго, а нам хочется скорее начать играть. Мы узнали, что в Костромской области находят древние усадьбы, разбирают, перевозят и реставрируют их, и начали искать дом, который можно перевезти в Фомиху.

Мы нашли его на «Авито»: дом находится под Ковровом, в 50 километрах от нас. Это сруб из трёх комнат, который практически в два раза больше прежнего. Хозяева хотят строить на его месте новый дом, а этот сносить жаль. Мы решили дать ему вторую жизнь, ведь особых шансов у него не было: скорее всего, его отдали бы на дрова.

Дом стоит не очень дорого, большую часть средств придётся потратить на перевозку. Мы сами сделаем фундамент, а строительная компания промаркирует детали дома, разберёт его, перевезёт в Фомиху и здесь соберёт. Рядом планируем построить хлев — там будет просторный театральный зал.

Мы отказались от строительства нового дома идеологически: перевезти дом — это же звучит фантастически. Быть частью такой истории очень вдохновляюще. Нам к тому же вызвались помочь ребята из театра Мейерхольда — надеемся, что такое дружеское волонтёрство будет развиваться в будущем. Пространство планируем восстановить к маю и сразу открыть сезон.

При этом мы не отчаиваемся и шутим, что это была наша самая дорогая рекламная кампания. Из-за этой истории о нас многие услышали, и теперь мы можем попробовать собрать деньги на восстановление театра. Мы завели сбор денег на «Планете». Среди лотов — билеты на любой спектакль с открытой датой. Такой способ нам кажется наиболее удачным: мы будем понимать, что к нам точно приедут зрители. Можно также приобрести носочки, которые вяжут наши мамы, или купить ужин козе.

В новом сезоне планируем поставить спектакль «Дневник колобка», который раньше проходил на сцене. Он основан на материалах этнографических экспедиций в архангельские и новгородские деревни, которые собрали Светлана Адоньева и проект «Прагмема». Ещё мы задумали спектакль по польской драматургии с советскими машинами, в которых будет проходить одна из его частей. А также планируем привлекать разных новых артистов, приглашать местных жителей к участию и ставить спектакли для малых групп. Наша история должна стать символом того, что не нужно бояться экстремальных условий и перемен.

Фотографии предоставлены командой театра

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме