Игорь Василевский — о курортной архитектуре, новаторских инженерных решениях и санатории «Дружба», похожем на летающую тарелку

Игорь Василевский вместе со своими коллегами сформировал многие современные стандарты лечебно-оздоровительных комплексов. Ещё с дипломной работы в МАРХИ он занимался курортной архитектурой. Специально для проекта «Истории модернизма» Strelka Mag поговорил с автором советских модернистских санаториев о работе над знаменитой «летающей тарелкой» в Ялте, эмоциональной архитектуре и изобретательности.

Заслуженный архитектор Игорь Василевский родился в Москве в 1935 году в семье маршала Александра Василевского. Среди его проектов — деревянная гостиница в Завидове, студия военных художников им. Грекова в Москве, санаторий «Вороново» и пансионат «Отрадное» (Московская область), международный пансионат «Дружба» в Ялте (авторы: архитектор И. Василевский и конструктор Н. Канчели), санаторий «Восход» в Ялте, санаторий в Джермуке (Армения), вантовый мост «Факел» с рестораном на опорах в Салехарде. Живёт в Москве.

 

Среда всегда первична

Я увлёкся архитектурой, когда впервые оказался в МАРХИ. Была весна, шла защита дипломов, на сцене зала стояли подрамники с изображениями гидроэлектростанции. Голубой фон, голубая вода и белоснежные объекты — меня это поразило. До этого я был в других высших учебных заведениях, но понял, что пойду только сюда.

Курортными объектами я заинтересовался в конце учёбы. На факультете жилых и общественных зданий в качестве диплома можно было выбрать курортную тему. Она увлекла меня. Для проекта предложили довольно сложный участок с большим перепадом рельефа в Лазаревском. Там предполагалось строительство гостиницы и посёлка при ней. Фактически с первых зарисовок было понятно, что надо решать проблему объекта и среды. Этот диалог стал основополагающим во всей моей деятельности: среда всегда первична, а объект вторичен. Реагируя на различную среду, объект меняется.

Все удивляются, что после окончания МАРХИ я попал по распределению не в курортную среду, а в «Военпроект». Я об этом не жалею, потому что там были объекты, о которых в других местах даже и мечтать было невозможно. Первой моей работой стала деревянная двухэтажная гостиница в Завидове, построенная к приезду президента Шарля де Голля. Анализируя свои работы, я удивляюсь, насколько первые оказались востребованными впоследствии. Гостиница в Завидове с двухэтажным пилообразным модулем, сориентированная на юго-запад и юго-восток, фактически прошла через многие объекты, в том числе через «Вороново», «Отрадное», «Дружбу».

1 / 2

Гостиница «Завидово». Западный фасад.

2 / 2

Макет гостиницы в Завидове

 

«Вороново»: современный санаторий на территории бывшей усадьбы

В 1966 году в ЦНИИЭП лечебно-курортных зданий под «Вороново» и «Отрадное» была создана мастерская архитектора «Военпроекта» Ильи Чернявского. Зная мои работы в «Военпроекте», он пригласил меня разрабатывать эти объекты вместе с ним. Санаторий «Вороново» строился с 1968 по 1974 год. Мне предоставили полную творческую свободу в поиске общего решения всей композиции. Нужно было сохранить природную гармонию усадебного парка, пруда и леса. Предназначенный для застройки свободный от деревьев участок спускался к пруду и раскрывал лесной массив к воде.

Я полагал, что, подняв общественный корпус на высокие колонны, его можно рассматривать как пропилеи с визуальным выходом и раскрытием на пруд. Он включал в себя зрительный зал на 600 мест, теннисный корт и фойе-атриум с библиотекой. Общественная часть созвучна другому моему объекту — студии им. Грекова. Источником для спального блока стала деревянная завидовская гостиница, переработанная здесь в кирпичный пилообразный вариант. Его живописное построение вдоль берёзовой рощи стало возможным благодаря прямоугольной спальной ячейке с разной шириной лоджий и с двухсторонней ориентацией на юго-восток и юго-запад. При её зеркальном применении менялся ритм и направление фасада каждой из четырёх секций. На первом этаже корпуса — зимний сад с маленькими лифтами, чтобы проход в номера был комфортным. В общественной части «Вороново» мы сделали большой атриум с витражами и фонарями верхнего света. Естественно, здесь хотелось иметь какой-то интересный стержень — так появилась идея о люстре.

Надо сказать, что на этом объекте было много странностей. Например, заказчик заранее закупил огромное количество серого мрамора. Мы использовали его для пола нижней стилобатной части — стены облицевали золотистым травертином. Кроме того, заказчик без нашего участия получил из Голландии различные светильники, среди которых были и золотые шары. Я понял, что они довольно интересные и необычные, и если их повесить на консолях, то получится люстра. Я нарисовал её из готовых элементов, которые для санатория поставляла финская фирма. Это были трубы из тёмного анодированного алюминия, использованные в гардеробе на цокольном этаже санатория. Из этих труб и собран каркас люстры, финны всё сделали по чертежу.

1 / 2

Люстры в атриуме санатория «Вороново»

2 / 2

Два года назад в санатории провели реконструкцию. Камень, которым здание было изначально облицовано снаружи, сбит и заменён штукатуркой. А люди, занимавшиеся интерьерами, скорее всего, просто многое недопоняли или не знали. Например, в общественной части, где всё было построено на панорамном раскрытии через витражи, тёмные матовые потолки заменили полированными, а окна закрыли тюлем. Поэтому всё, что внутри, отразилось наверху, как в зеркале. Витражи ушли наверх, панорамы нет, композиционно всё сломано.

Санаторий «Вороново»

 

Курортные объекты нового типа

В 1977 году я стал главным архитектором «Курортпроекта». Возникла необходимость сформулировать курортную концепцию, которую можно применять для самых разных площадок и объектов. Главным стало уменьшение их размеров. Для каждого отдыхающего хотелось создать сомасштабную среду, в которой он бы чувствовал себя VIP-персоной. Нужно было, чтобы общественная зона стала эмоционально выразительной и запоминающейся, а спальная не просматривалась вообще.

Действующие нормативы обязывали нас работать с типовым проектом санатория, включавшим спальный корпус, клуб, столовую, спортивный и лечебный корпуса. Каждый из них отвечал действующим, прежде всего экономическим, требованиям. Но павильонная система обладала рядом существенных недостатков. Например, при компоновке перед окнами спального корпуса вырастали крыши или другие чужеродные элементы, тогда как оптимальным вариантом для отдыхающего было бы остаться один на один с природой.

Из-за раздробленности общественной части её эмоциональное воздействие уменьшалось, так что нужно было найти систему, объединяющую всё в одном здании. Следующим естественным шагом было подключение спальной части к общественной. Надо было выстроить их взаимодействие, создать моноблок, где спальная часть начала работать как оправа для общественной. Лучше всего это удалось воплотить именно в «Дружбе».

 

Пансионат «Дружба»

План третьего этажа пансионата

В своё время я был поражён одним открытием. Я изучал различные методы монолитного строительства. Один из них, разработанный братьями Саакян, состоял в том, что на земле отливали плиты, на расстоянии шести метров друг от друга ставили колонны, и по этим колоннам плиты поднимали наверх домкратом. Это была неустойчивая система, поэтому возводили ещё три или четыре коммуникационных и лестнично-лифтовых башни для жёсткости. Меня осенила идея: выбросить все колонны, а башни сделать несущими. Какое-то время осуществить её было невозможно. Это стало реальным после перехода в «Курортпроект», где была сильная команда во главе с гениальным конструктором Нодаром Канчели, которому было подвластно всё.

Именно с его участием и произошла метаморфоза с моим проектом санатория «Восход» в крымском Ботаническом саду — квадратным зданием, оторванным от земли на четырёх опорах. Этот объект можно было расположить на любом, даже самом сложном рельефе. Хотя проект успешно прошёл градостроительный совет Ялты, он имел уязвимые места — четыре консольных угла, которые трудно было заармировать и превратить в единую монолитную конструкцию. Поэтому «Дружбу» решили сделать с круглым планом, сохраняя идеологию объекта.

Бассейн пансионата «Дружба»

Пансионат строился совместно профсоюзами СССР и Чехословакии, и территорию выбирали чехи. Выбранное место было невероятно сложным: тектонический разлом, сейсмичность 8 баллов, оползни. Нужно было найти наиболее устойчивую систему. Ею оказался «табурет» на трёх ногах, где все опоры равномерно загружены. Это и было положено в основу сооружения. Всё, что есть в объекте, — перекрытия, поперечные, продольная стены — включено в работу. Конструктивное решение, где нет несущих и несомых элементов, — гениально. В результате получилась огромная пятиэтажная сотовая монолитная балка.

Кольцевая непрерывная арматура, работая как затяжка, гасила консольные нагрузки и фиксировалась бетоном. У нас был вариант, где дорога, как лента, закручивалась вокруг трёх опор пансионата и спускалась на пляж. Это была коническая спираль, которая повторяла уклон рельефа, на проект даже было получено авторское свидетельство. Имея патент на спиральную систему, мы вышли в Госгражданстрой на согласование. Все нормативы, связанные с расходом бетона, арматуры и кубатуры, соответствовали панельному или каркасному строительству. Но когда в Госгражданстрое увидели, что номера расположены ещё и на наклонных поверхностях, запротестовали: «Сделайте всё горизонтально. Этажи с номерами на спирали превратите в горизонтальную систему, тогда мы закроем глаза и согласуем». Это и было сделано. Объект полностью оторвался от земли и стал чуть-чуть космическим. Так и появилась «летающая тарелка».

 

Чем можно удивить инженерный консилиум

Любой курортный объект всегда относился от хозяйственной группы построек и котельной на какое-то расстояние, но так как на дороге обычно экономили, хозяйственная зона невольно становилась визитной карточкой. Чтобы этого избежать, во время строительства «Дружбы» нам удалось вдохновить наших теплотехников на создание тепловых насосов из нержавеющей стали, работающих на морской воде, вместо обычной котельной системы. Тепло моря было использовано для отопления номеров, горячего водоснабжения, подогрева бассейна и так далее.

«Дружба» стала уникальным и единственным в своём роде объектом в Крыму. В этих условиях здесь пытались строить специалисты института Мезенцева (ЦНИИЭП зрелищных и спортивных сооружений им. Мезенцева. — Прим.), но они конструктивно не справились. Было понятно, что нужно построить систему, которая укрепит склон — три опоры «Дружбы» с буроинъекционными сваями выполняют именно эту функцию. К тому же при строительстве мы не тронули кусты, укрепляющие грунт склона, что тоже пошло на пользу зданию.

Во время проектирования «Дружбы» в Праге собирались инженерные консилиумы. Никто не мог поверить, что вся эта система будет держаться на трёх точках. Канчели приходилось убеждать инженеров и доказывать им, что всё рассчитано и это реально построить.

Три года назад я ездил в «Дружбу» с молодыми архитекторами, которые очень хотели увидеть пансионат воочию. Они написали восторженные отзывы. Я хочу их сохранить, так что в настоящее время занимаюсь подготовкой книги о «Дружбе» с текстами, отзывами, фотографиями интерьеров, экстерьеров и конструкций.

Фотографии: Анна Денисова

Иллюстрации предоставлены Игорем Василевским.

Поделиться в соцсетях

По теме